ПОВЕСТЬ О СУХАНЕ — воинская повесть, созданная на основе одноименной былины во 2-й пол. XVII в., когда на границе Русского государства с Крымом и Турцией происходили постоянные вооруженные столкновения; автор ее, по-видимому, выходец из военно-служилой среды.

     Главный герой П. — 90-летний богатырь Сухан. Узнав от вестового во время соколиной охоты о нашествии “бусурман”, Сухан, оказавшийся без “ратного оружия”, вырвал с корнем молодой дуб и этим “падубком” перебил всех “татар”. Смертельно раненный богатырь добирается до Киева и получает “жалованное слово... государя”. Завершается П. плачем матери Сухана о своем сыне, который хотя и был грешным “бражником”, но принял достойную смерть “на службе государевой”, “во истинной храбрости”.

    В основу П. положен древнейший вариант былины о Сухане (“алтайский”), воспевающий старые былинные традиции: знание соколиной охоты и удачу в ратном подвиге. П., однако, не является записью текста былины, сделанной в XVII в., — это литературное произведение неизвестного писателя. В отличие от своего былинного прототипа Сухан в П. представлен военно-служилым человеком, состоящим “на государевой службе”, хотя внешне он сохраняет все черты эпического богатыря: былинный гиперболизм орудия сражения (дуб с корнями) и богатырскую силу, которую можно одолеть только пальбой из стенобитного орудия — “порока”. Как показывает исследование В. И. Малышева, автор П. был хорошо начитан и пользовался в своем произведении широко известными среди посадских и служилых людей воинскими повестями, такими, как “Сказание о Мамаевом побоище”, “Повести об Азове”, “Повесть о разорении Рязани Батыем”. Стремясь приблизить свое повествование к реальному ходу событий, он сохраняет в былине из троекратно повторяющихся только один эпизод со вспугнутыми птицами, а разговор богатыря с Днепром-рекой заменяет вполне естественной встречей Сухана с вестовым, извещающим о приближении врага. Автор П. усваивает и некоторые стилистические приемы “Сказания о Мамаевом побоище”: подобно героям “Сказания...”, Сухан молится Богородице со слезами; под влиянием “Сказания...” включен и плач матери Сухана. Однако используя стиль воинских повестей, автор гармонично сочетает его с былинным стилем, присущим П., сохраняя при этом и былинный стихотворный размер.

     П. известна в двух рукописных списках: один — почерком конца XVII в., открытый В. И. Малышевым (опубликован им в 1954 и в 1956 гг.); второй— список XVIII в., обнаруженный П. О. Морозовым еще в 1875 г., но оставшийся неизвестным в науке до публикации его В. И. Малышевым в 1956 г. Оба списка не имеют особенных отличий в тексте, кроме новых пропусков и ошибок в более поздней рукописи XVIII в.

 

     Изд.: Малышев В. И. 1) Повесть о Сухане: Неизвестное произведение русской литературы XVII века//ИОЛЯ.—М., 1954.—Т. 13, вып. 3.— С. 282—288; 2) Повесть о Сухане: Из истории русской повести XVII века / Отв. ред. В. П. Адрианова-Перетц.—М.; Л., 1956 (АН СССР ИРЛИ); Повесть о Сухане / Подг. текста и комм. В. П. Бударагина // ПЛДР: XVII век.—М„ 1988.—Кн. 1.—С. 135—138, 622—623.

 

     Лит.: Малышев В. И. Повесть о Сухане: Из истории русской повести XVII в. / Автореф. дисс. канд. наук.— Л., 1956.

 

Н. Ф. Дробленкова

    

французский язык по скайпу