ПАТЕРИКИ ПЕРЕВОДНЫЕ — переводные сборники рассказов о жизни христианских подвижников, главным образом монахов-пустынников стран христианского Востока и Запада.

    П. были составлены в IV—VII вв. в монашеских общинах или написаны путешественниками-монахами, которые собирали по монастырям рассказы о подвижниках, прославившихся своими чудесами и трудами во славу христианской веры. Среди них особенно известны основатели монастырей и деятели монашеского движения — Антоний Великий, Герасим Иорданский, Пафнотий, Пахомий, Феодосий Великий, Макарий Египетский и мн. др. Однако не все из упоминаемых в П. подвижники жили в одно и то же время. По-видимому, авторы П. и не придерживались строгих хронологических рамок. В предельно доступной форме они стремились донести до монашества предание о великих подвижниках, жизнь которых стала бы примером для подражания, а их советы и изречения помогли бы преодолеть монахам слабости и пороки (самолюбие, гордость, эгоизм, зломыслие) и достигнуть духовного совершенства, к которому стремятся иноки в своей богоугодной жизни (послушание, смирение, терпение, любовь к ближнему, неосуждение, нестяжание).

     Рассказы из различных П. часто имеют между собой сходство в описываемых обстоятельствах жизни отшельников. Этот факт объясняется тем, что каждый из них строил свою жизнь, следуя примеру поведения библейских героев. Применение на практике слов Священного писания приводило к тому, что поступки подвижников в рассказах П. были сходны с поступками некоторых персонажей из Ветхого и Нового заветов, сопровождались такими же чудесами. Так, например, отец Сысой восходит на небо, подобно ветхозаветному пророку Илии, а старец Ефрем Сирин получает такой же божественный свиток, как и пророк Иезекииль. Подобно Иисусу, отцы Макарий и Виссарион воскрешают мертвых и исцеляют больных, а Сергий обладает даром предвидеть будущее.

     П. рассказывают о достойных удивления и подражания поступках, присущих не только подвижникам, но и мирянам. В одном рассказе, например, пастух по имени Евхарист, придерживаясь христианских заповедей, ведет жизнь боголюбивую и нищелюбивую. За это Евхарист ставится в пример двум монахам самим Богом. В другом рассказе монах Кассиан убеждает царя Константина в том, что праведником можно быть и занимая высокое положение в обществе. Для этого, по его убеждению, необходимо вести жизнь примерного христианина.

     Написанные простым, безыскусным языком, патериковые рассказы тем не менее разнообразны и увлекательны. В основе этих рассказов лежат несколько основных мотивов: это описание подвигов аскетического самоотречения отшельников; сказания о загробных мучениях грешников; рассказы о чудесных исцелениях больных, бесноватых; повести о животных, которые помогают отшельникам; рассказы о благочестивых девах, о борьбе монахов с бесовскими кознями; о покаянии и “спасении” грешников и божественной награде, которой удостаиваются нищелюбивые монахи и миряне.

Несмотря на сходство рассказов П. в описании событий и поступках персонажей, каждый отдельно взятый П. имеет свои, неповторимые черты. В разное время и в различных странах были составлены следующие П.: Синайский, Египетский, Скитский, Азбучный, Иерусалимский, Римский.

     Синайский П., или “Луг Духовный”, описывает быт, главным образом, палестинского монашества. Его составил палестинский монах Иоанн Мосх в VI—VII вв. после путешествий со своим другом Софронием по монастырям Палестины, Сирии, Египта, Рима. В отличие от других П., Синайский П. наполнен наибольшим числом сведений географического и этнографического характера, а его произведения отличаются “беллетристическим” характером и изобилуют элементами, напоминающими эллинистический приключенческий роман.

     Особой остротой сюжета и яркостью красок в описании событий отличается, например, цикл рассказов из Синайского П. о раскаявшихся разбойниках. Так, “страшную повесть”, услышанную им от покаявшегося вора, рассказал настоятель монастыря Гиган Иоанн. Этот вор занимался тем, что обкрадывал могилы. Но когда умершая девушка воскресла и, заговорив, осудила вора, он раскаялся и постригся в монахи. В другом случае разбойник раскаивался в своих прегрешениях в течение десяти дней. Свидетельством его покаяния был найденный после его смерти платок со слезами, и он получил прощение. Не всегда, однако, в рассказах П. разбойнику помогали покаяние и монашеская риза. По совету отца Зосимы, один разбойник девять лет пребывал в строгом отшельничестве, но видения невинно убитых им людей заставили его уйти из монастыря и умереть.

    В Синайском П. много рассказов о животных, преданно служивших монахам. Сюжет одного из них был даже включен в состав “Жития” Герасима Иорданского, настоятеля монастыря Каламон. Это история о том, как исцеленный Герасимом лев служил ему в течение нескольких лет (пас осла, носил воду из Иордана), а после смерти Герасима умер на его могиле.

     Не менее популярным среди христианского монашества был Египетский П. Он состоит из 2-х книг. Первая называется “История о египетских черноризцах”. Написанная в IV в., она посвящена описанию жизни монахов Нитрийской пустыни (в Среднем Египте). Вторая — “Лавсаик” — написана Палладием, еп. г. Еленополиса в Малой Азии ок. 420 г. после его путешествий по пустыням Египта, Ливии, Сирии, Палестины, Месопотамии и Сиены. Книга получила такое название потому, что была посвящена византийскому придворному Лавсу, любителю сказаний о монашестве.

     В рассказах этого П. чаще всего речь идет о “молчальниках” — монахах, которые по нескольку лет не выходили из своих пещер-келий, проводя время без пищи и воды в молитвах и псалмопении. За такое воздержание в рассказах Египетского П. ангелы исцеляют монахов от различных недугов и приносят им пищу. Почти каждый из таких рассказов сопровождается также описанием борьбы отшельников с бесами и искушениями, которым они подвергаются. Бесы предлагают отшельникам обильную пищу, мешают службе в церкви и даже жестоко избивают пустынников. Особенно трудно бывает монаху распознать беса, когда тот принимает разные обличья: девы, наставника, ангела. За помощью он, как правило, обращается к более опытным пустынникам.

     Жизнь и аскетические подвиги египетского монашества описаны также в Скитском, Азбучном и Иерусалимском П., составленных в V—VI вв. В Скитском и Иерусалимском анонимные рассказы и изречения подвижников распределены по тематическим главам, название каждой из которых соответствует какой-либо монашеской добродетели (о странноприимстве, о рассмотрении, о сидении в келье и т.д.). В Азбучном П. изречения подвижников и рассказы о них расположены в алфавитном порядке их имен. В этих П. повествуется о случаях из жизни обитателей пустыни Скита (в Среднем Египте) и чудесах, ими совершаемых. Например, один из монахов, по имени Даниил, не бежит, как другие, от напавших на монастырь иноверных, но, удостоенный за свое подвижничество благодати, смог пройти мимо них незамеченным.

     Несколько рассказов объединены мотивом христианского учения о тождестве языческих идолов и демонов. П. рассказывают о том, как Макарий Египетский, отправившись из своего монастыря в ближайший город, по дороге ночует в одной из древних гробниц, положив под голову кость умершего. В костях эллинов-язычников обитали демоны, которые пытались напугать Макария страшными видениями. Но, стойкий в вере, он прогоняет демонов. Согласно другому рассказу, один из отшельников Фиваидский пустыни, бывший сыном языческого жреца, видел однажды в храме сборище демонов во главе с сатаной, который допрашивал их о том, как они искушают христиан.

    Рассказы о бесовских видениях египетским отшельником стали предметом искусства эпохи Возрождения (например, в творчестве Иеронима Босха).

    В конце VI в. папа римский Григорий I написал сочинение под названием “Диалоги о житии и чудесах италийских отцов и о вечной жизни души”. Это сборник повестей, известный как Римский П., состоит из 4-х книг. Он написан в форме диалога между Григорием, который приводит примеры из жизни подвижников, и архидьяконом Петром, постоянно прерывающим рассказчика вопросами. Жанр рассказов Римского П. близок к жанру упомянутых греческих П. Но особенной популярностью пользовалась 4-я книга “Диалогов”, в которой автор доказывает существование загробного мира. Основная идея учения Григория Великого заключается в том, что, в зависимости от состояния души человека на земле (абсолютная праведность, неполная праведность и греховность), в загробном мире человек получает либо награду (рай), либо возмездие (мучение в аду) или же ему предоставляется возможность исправить свои прегрешения, побывав в аду и вновь возвратившись к жизни. Поэтому в передаваемых Григорием историях за душой праведника являются ангелы в блестящих одеждах, а грешников в смертный час поедают демоны в образе змеев; от гроба праведника исходит благоухание; умершего же грешника пожирает огонь. Григорий описывает случаи, когда умерший человек возвращается к жизни и рассказывает о увиденных им адских муках. Рассказы Римского П. оказали большое влияние на средневековую литературу, особенно на творчество Данте.

     В Древней Руси П. известны с конца XI в. и получили широкое распространение. Их мотивы прослеживаются, например, в “Житии Феодосия Печерского”. По образцу переводных П. написан на Руси П. Киево-Печерский. Рассказы из П. в течение многих веков переписывались в различных морально-дидактических сборниках.

 

     Лит.: Еремин И. П. Патерики // История русской литературы.— М.; Л., 1941.— Т. 1.— С. 102— 113; Николаев Н. И. 1) Патерик Азбучно-Иерусалимский // Словарь книжников.— Вып. 1.—С. 299—302; 2) Патерик Египетский//Там же.—С. 302—308; 3) Патерик Римский//Там же.—С. 313—316; 4) Патерик Синайский//Там же.—С. 316—321; Патерик Скитский//Там же.— С. 321-325.

 

С. А. Давыдова

    

Сокол недорогой кавказский ресторан банкетный зал на соколе.