ПАТЕРИК КИЕВО-ПЕЧЕРСКИЙ — сборник рассказов о монахах Киево-Печерского монастыря, основанного в сер. XI в. П. сложился в XIII в. на основе переписки епископа Владимиро-Суздальского Симона (ум. 1226) и монаха Печерского монастыря Поликарпа. В П. включено письмо Симона, из которого известно, что Поликарп одно время был игуменом Козмодемьянского монастыря в Киеве. Он обратился к епископу Симону (также постриженнику Киево-Печерского монастыря) за поддержкой, ибо хотел с помощью киевской княгини Верхуславы и ее брата — великого князя Юрия Всеволодовича также стать епископом. Но Симон укорил Поликарпа за честолюбие и суетность помыслов и привел в пример первых иноков Киево-Печерского монастыря, о деяниях которых рассказал в девяти приложенных к посланию “словах”. Предполагается, что они были написаны Симоном раньше и только добавлены к письму. Ни письмо Поликарпа, ни его ответ на письмо Симона не известны, но, очевидно, он внял советам Владимирского епископа. Вскоре Поликарп пишет послание печерскому архимандриту Акиндину, в котором сообщает о своем согласии записать устные рассказы Симона о первых печерских подвижниках, о чем его когда-то просил Акиндин. Таким образом, к записям Симона Поликарп присоединил свои собственные записи монастырских преданий. Всего им записано 11 рассказов о первых монахах.

     Кроме переписки в Древнейшую редакцию П. XIII в., по предположениям Д. И. Абрамовича и А. А. Шахматова, вошли “Слово о создании церкви Печерской”, написанное Симоном между 1222—1226 гг., и “Слово о первых черноризцах печерских” — 4 рассказа патерикового типа о первых монахах. Они читались еще в составе Повести временных лет.

     В конце XIV — нач. XV в. возникли две новые редакции — Арсеньевская и Феодосиевская. Арсеньевская редакция исключила всю эпистолярную часть и некоторые “слова”, зато добавила “Житие Феодосия Печерского” (см.Нестор), “Похвалу Феодосию”, “Сказание о начале Печерского монастыря” из Повести временных лет. Феодосиевская редакция дополнила основной текст “словом” о крещении княгини Ольги и князя Владимира, учительными “словами”, житиями русских и византийских святых.

     В 1460—1462 гг. клирошанин Печерского монастыря Кассиан создает две новые редакции П., основанные непосредственно на Древнейшей. По второй Кассиановской редакции П. был издан Д. И. Абрамовичем. В XVII в. в обстановке острой борьбы с униатством и католичеством в том же монастыре создаются новые редакции: Печатная 1635 г. Сильвестра Косова, Иосифа Тризны (1647—1656), 2-я Печатная редакция 1661 г. и др.

     Все редакции отличаются принципами подбора материала и системой компоновки произведений (тематическая, по авторским циклам или хронологическая).

     Литературными образцами для Симона и Поликарпа служили переводные патерики: Синайский, Скитский, Египетский. Но основными источниками П. были монастырские предания и печерский “летописец”, на который ссылается Поликарп. Рассказы, им написанные, отличаются большей живостью, непосредственностью по сравнению с произведениями Симона. Владимирский епископ больше ориентировался на книжные образцы, у Поликарпа сильнее фольклорное начало. Его тексты отличаются четким сюжетным построением и занимательностью. П. более внимателен к человеческой личности как таковой. Особое место у Поликарпа занимают рассказы об обличении монахами княжеских неправд и о помощи несправедливо обиженным. Летописи подтверждают, что Киево-Печерский монастырь нередко находился в оппозиции к киевскому князю.

     Начальная история монастыря представлена в П. “Словом о создании церкви Печерской” Симона. Его источниками были несохранившееся “Житие Антония”, в меньшей степени “Житие Феодосия” Нестора, “Летописец Ростовский”, на который он прямо ссылается в послании к Поликарпу. История построения церкви предстает в рассказе Симона как цепь чудес, сотворенных Богородицей. Одно из главных действующих лиц рассказа — варяг Шимон, будто бы пришедший на Русь при Ярославе Мудром. Привезенные им венец и золотой пояс с распятия, сделанного по приказу его отца Африкана, становятся святынями монастырского Успенского собора, а пояс является еще и мерой длины, которую используют при закладке храма. Эти известия не упомянуты ни в Повести временных лет, ни в “Житии Феодосия”, Симон же ссылается здесь на “Житие Антония”. Сын Шимона, Георгий, был тысяцким в Суздале у Юрия Долгорукого. Преувеличение роли варяга и привезенных им святынь связано, очевидно, с родовыми преданиями Шимоновичей, с которыми был знаком Симон. Вторая тема “Слова” — преемственность между культом Влахернской Божьей матери, связанным с Печерским монастырем, и культом Владимирской Богоматери.

     С пластом древнейших монастырских преданий связан рассказ Поликарпа о Варяжской пещере. Очевидно, она упомянута в “Житии Антония” как место его первоначального поселения. Из этих преданий Поликарп, вероятно, почерпнул и легенду о спрятанных там сокровищах, из-за которых были убиты около 1095 г. монахи Федор и Василий.

    Прекрасная литературная форма и занимательность рассказов П. обусловили его неизменную популярность у читателей вплоть до XVIII в.; возможно, к П. относится восторженная оценка А. С. Пушкиным “легенд о киевских чудотворцах” (письмо П. А. Плетневу около 14 апреля 1831 г.), хотя поэт называет “Четь-Минею”.

 

     Изд.: Патерик Киевского Печерского монастыря / Под ред. Д. И. Абрамовича.— СПб., 1911; Киево-Печерский патерик / Подг. текста, перевод и комм. Л. А. Дмитриева//ПЛДР: XII век.— М., 1980.— С. 313—626, 692—704; То же // Повести Древней Руси XI—XII веков.— Л., 1983.— С.427—523, 567—572.

 

     Лит.: Викторова М. А. Составители Киево-Печерского патерика и позднейшая его судьба.— М., 1863; Абрамович Д. И. Исследование о Киево-Печерском патерике как историко-литературном памятнике.—СПб., 1902: Ольшевская Л. А. 1) Об авторах Киево-Печерского патерика//Литература Древней Руси.— М„ 1978.— Вып. 2.— С. 13—28; 2) Патерик Киево-Печерский // Словарь книжников.— Вып. 1.— С.308—313.

 

Н. И. Милютенко

    

Максимально сжатые сроки обслуживания от шинного центра Росшина . Качественный музыкальный коврик Fisher Price - условия в Москве.