ОРАТОРСКАЯ ПРОЗА. Широкое распространение во всех средневековых европейских литературах, в том числе и в литературе Древней Руси, получили различные жанры О. П.

     Одна из разновидностей О. П.— “учительное”, или дидактическое, красноречие. Существовало множество “слов”, поучений, “бесед” на темы христианской нравственности. В них осуждались пороки — злоба, зависть, гордость, жадность, разврат, пьянство, сквернословие и т. д. и прославлялись добродетели — смирение, кротость, богобоязненность, нищелюбие, соблюдение церковной обрядности, постоянная готовность к покаянию. Доминантой всех дидактических поучений была мысль о неизбежности “страшного суда” и необходимости для каждого человека соблюдать нормы христианской морали, чтобы избежать мучений в аду. Поэтому проповедники призывали творить добрые дела, остерегаться греховных поступков и замаливать их в постоянных искренних молитвах.

     Распространенной была тема “казней божьих”: христианские богословы объясняли разного рода бедствия — войны, землетрясения, засуху, нашествие саранчи, эпидемии — божественным возмездием за греховность народа целой страны.

     Особую группу дидактических “слов” составляли поучения, обращенные к монахам; в них выдвигались суровые требования аскетизма, ревностного подвижничества, смирения, непрестанного покаяния и молитвы. Такие обращенные к монахам заветы читались, например, в сборниках “Паренесис” (т. е. “увещевания”) Ефрема Сирина, “Лествица” (т. е. лестница, ведущая к райскому блаженству через благочестивые деяния) Иоанна Синайского.

     Поучения знаменитого византийского богослова Иоанна Златоуста (ум. 407) были объединены в переведенный на Руси с греческого не позднее XII в. сборник “Златоструй”.

     Значительная часть учительных “слов”, обращавшихся на Руси, принадлежала византийским богословам и проповедникам: Анастасию Синаиту, Василию Великому, Евсевию Александрийскому, Ефрему Сирину, Иоанну Златоусту, Максиму Исповеднику, Симеону Новому Богослову и др. В XI—XIV вв. в этом жанре творили и русские проповедники: Иларион, Феодосий Печерский, Лука Жидята, Серапион Владимирский, в последующем учительное красноречие на Руси замирает, уступая место церковной полемике, публицистике, торжественному красноречию (исключением был митрополит Даниил — автор нескольких поучений на нравственные темы), но зато вновь возрождается в XVII в., отчасти под влиянием украинских проповедников — И. Галятовского, Л. Барановича, А. Радзивиловского и др. Из русских проповедников этого периода были широко известны Епифаний Славинецкий и Симеон Полоцкий, а затем писатели-старообрядцы, прежде всего Аввакум. В XVII в. получает распространение особая литературная форма — “приклад” — короткий нравоучительный сюжетный рассказ на темы церковной или гражданской истории или даже бытовая сценка, которые наглядно иллюстрировали доказываемую проповедником мысль о пагубности греха и божественном вознаграждении за добрые деяния.

     Другая группа памятников О. П. — торжественные “слова” и поучения. Особенно много праздничных “слов” (гомилий) было посвящено наиболее чтимым церковным праздникам: Рождеству Богородицы (отмечается 8 сентября по старому стилю), Воздвижению честного и животворящего креста (14 сентября), Введению Богородицы во храм (21 ноября), Рождеству Христову (25 декабря), Богоявлению (6 января), Сретению (2 февраля), Благовещению (25 марта), Преображению (6 августа) и Успению Богородицы (15 августа), а также подвижным праздникам — Пасхе, Вознесению и Троице. Эти праздники именовались двунадесятыми. Посвящались гомилии и великим праздникам: Покрову (1 октября), Обрезанию (1 января), дню памяти апостолов Петра и Павла (29 июня), памяти Рождества Иоанна Предтечи (7 июля) и Усекновению главы Иоанна Предтечи (29 августа). Похвальные “слова” посвящались архангелам, пророкам, апостолам, родителям Богородицы — Иоакиму и Анне, а также святым — в дни их успения или обретения мощей.

     Значительная часть праздничных “слов” и похвал принадлежала византийским богословам — Евсевию Александрийскому, Ефрему Сирину, Иоанну Дамаскину, Иоанну Златоусту, Кириллу Александрийскому, и болгарским писателям — Клименту Охридскому и Иоанну Экзарху; из русских авторов особенно известен своим циклом торжественных “слов” на Пасху и послепасхальные недели Кирилл Туровский. В XI—XVII вв. создается множество похвальных “слов”, посвященных Адриану Пошехонскому, митрополиту Алексею, Антонию Римлянину (новгородскому святому), Борису и Глебу, Варлааму Хутынскому, Герману Соловецкому, Сергию Радонежскому и др. подвижникам русской церкви.

     Памятники торжественного и учительного красноречия, созданные на византийской почве, сохранили и преумножили мастерство античного красноречия, а русские авторы гомилий успешно соревновались со своими греческими и болгарскими учителями.

     Приведем в качестве примера отрывок из похвального “слова” мученикам Борису и Глебу (в переводе Л. А. Дмитриева): “О блаженны гробы, принявшие ваши честные тела как сокровище многоценное! Блаженна церковь, в коей поставлены ваши гробницы святые, хранящие в себе блаженные тела ваши, о Христовы угодники! Поистину блажен и величественнее всех городов русских и выше город, обладающий таким сокровищем. Нет равного ему во всем мире. По праву назван Вышгородом — выше и превыше всех городов, второй Солунь явился в Русской земле (Вышгород, город около Киева, сравнивается с Солунью (Фессалониками), городом, заступником которого был святой Дмитрий), исцеляющий безвозмездно, с божьей помощью, не только наш единый народ, но всей земле спасение приносящий”. Другой пример — Похвальное “слово” Сергию Радонежскому, написанное Епифанием Премудрым (фрагмент приводится в переводе Д. М. Буланина): “...этот преподобный отец наш воссиял в стране Русской, и как светило светлое воссиял посреди тьмы и мрака, и как цветок прекрасный среди терниев и колючек, и как звезда незаходящая; как луч, тайно сиящий и блистающий, и как лилия на сельском поле, и как кадило благоуханное, как яблоко ароматное...”Учительные “слова”,напротив, отличались безыскусственностью, введением в текст живых реалий и бытовых черт. Так, в поучении против пьянства создается отталкивающий образ “винопийцы”: пьяница “тот лишь считает праздник славным, если лежат все спьяну, будто мертвые, как идолы — с раскрытыми ртами, рты имеют, а языком не пошевелить, глаза имеют, а не видят, ноги имеют, а ходить не могут”. Или о том же пьянице: он “словно идол валяется, и весь в грязи, и обмочится, и воняет, и лежит в час заутрени, ни в силах и головы поднять, рыгая, воняя от чрез меру выпитого, обмякший и потный”. Но и в учительных проповедях авторы прибегают к высокому слогу, осуждая пороки, навлекшие — по представлениям того времени — божественный гнев на целый народ: “Вот уже к сорока годам приближаются страдания и мучения, и дани тяжкие на нас непрестанны, голод, мор на скот наш... Кто же нас до этого довел? Наше безверье и наши грехи, наше непослушанье и нежелание каяться! Молю вас, братья, каждого из вас: задумайтесь о помыслах своих, вглядитесь очами сердец ваших в дела свои — возненавидьте их, и отвергните, и поспешите на покаяние.

Гнев божий прекратится, и милость Господа прольется на вас...” — так призывал в тяжкие годы монголо-татарского нашествия владимирский проповедник Серапион.

     И учительные “слова”, и памятники торжественного красноречия входили в многочисленные сборники разнообразного содержания (так называемые “сборники смешанного состава”), а также в сборники устойчивого состава, предназначенные как для богослужения, так и для домашнего чтения.

 

     Изд.: Красноречие Древней Руси (XI — XVII вв.) / Сост., вступ. ст., подг. древнерус. текстов и комм. Т. В. Черторицкой.— М., 1987.

 

     Лит.: Архангельский А. С. Творения отцов церкви в древнерусской письменности.— Казань, 1889—1890.—T.I—4; Еремин И. П. Ораторское искусство Кирилла Туровского // Еремин И. П. Литература Древней Руси: Этюды и характеристики.—М.; Л., 1966.—С. 132—143; Бегунов Ю. К. Проблемы изучения торжественного красноречия южных и восточных славян IX—XVI веков: К постановке вопроса // Славянские литературы: VII Международный съезд славистов. Варшава, август 1973 г.: Доклады советской делегации.—М„ 1973.—С.380—399; Буланин Д.М. 1) “Пандекты” и “Тактикой” Никона Черногорца // Словарь книжников.— Вып. 1.— С. 292—294; 2) “Паренесис” Ефрема Сирина// Гам же.—С.296—299; Фомина М. С. Златоструй//Там же.—С.187—190; Прохоров Г. М. “Лествица” Иоанна Синайского // Словарь книжников.— Вып.2, ч.2.— С.9—17; Елеонская А. С. Ораторская проза в литературном процессе XVII века.—М., 1990; Творогов О. В. Древнерусские четьи сборники XII—XIV веков. Статья третья: сказания и гомилии на сюжеты священной и церковной истории // ТОДРЛ.— 1993. - Т. 47.— С. 3—33.

О. Я. Творогов

    

Завод Элекон: провод СИП Москва - в кратчайщие сроки. Хорошие условия.