ЕРМОЛАЙ-ЕРАЗМ (Ермолай Прегрешный) — писатель и публицист. Литературное творчество его относится к 40—60-м гг. XVI в. Биографические сведения о нем скудны и устанавливаются, главным образом, на основании его собственных сочинений. В 40-е гг. Е.-Е. жил в Пскове, в конце 40-х — нач. 50-х он оказался в Москве. Как полагают ученые, именно он упоминается в летописи Никоновской под 1555 г. среди лиц, участвовавших вместе с митрополитом Макарием при поставлении Гурия епископом казанским — “протопоп Спасской з дворца Ермалай” (ПСРЛ.— 1904.— Т. 13.— С. 250). В 60-х гг. он постригся в монахи под именем Еразма.

     Переезд Ермолая в Москву и получение им должности протопопа дворцового собора надо, скорее всего, связывать с привлечением к нему внимания как образованному писателю. В это время как раз под руководством митрополита Макария особенно интенсивно работал большой круг церковных писателей по созданию житий русских святых. Макарий, по всей видимости, привлек к этой работе и Е.-Е. По поручению митрополита им было написано по крайней мере три произведения. Ермолай в своем “Молении к царю” сообщает о том, что “благословением превеликаго всея России архиерея Макария митрополита составих три вещи от древних драги”. Существуют разные мнения, о каких именно трех произведениях говорит здесь Е.-Е. Упоминание, что в них говорится об историческом прошлом (“от древних”), позволяет из числа произведений Е.-Е. выбрать “Повесть о Петре и Февронии” и “Повесть о епископе Василии”. Тематика их действительно связана с историческим прошлым Руси. Кроме того, они удовлетворяют и второму признаку, названному Е.-Е.: появление рассказов с муромской тематикой обусловлено было писательской деятельностью в связи с собором 1547 г., на котором были канонизированы муромские святые, поэтому и можно думать, что написаны они были по поручению митрополита Макария. “Повесть о Петре и Февронии” была написана как жизнеописание муромских святых, а сюжет “Повести о епископе Василии” был использован в Житии муромского князя Константина и его сыновей. Вопрос о третьем произведении остается спорным.

     Время работы над этими произведениями было для Е.-Е. наиболее благоприятным и для его творчества и в его церковной карьере, но оно оказалось очень непродолжительным. Уже в упомянутом выше “Молении”, которое исследователи датируют концом 40-х — нач. 50-х гг, Е.-Е жалуется на притеснения и враждебное отношение к себе со стороны царских вельмож. Видимо, скоро и Макарий охладел к писательскому таланту Е.-Е. — его явно не удовлетворили произведения на муромскую тему. Он не захотел включать “Повесть о Петре и Февронии” в составляющиеся в это время Великие Минеи Четьи, а текст “Повести о епископе Василии” был значительно переработан, прежде чем его использовали в составе Жития князя Константина, написанного другим автором, видимо, в 1554 г.

     Хотя Е.-Е. и находился в непосредственном общении с влиятельными церковными и политическими деятелями своего времени, он не принадлежал к какой-либо определенной группировке или к какому-либо из существовавших в то время идейно-политических направлений. В его сочинениях, с одной стороны, прослеживаются идеи, близкие нестяжателям, противникам церковного землевладения, с другой — исследователи отмечают наличие концепции иосифлян (см. Иосиф Волоцкий) в вопросе о соотношении церковной и царской власти. Не имея поддержки со стороны какой-либо определенной политической группировки, Е.-Е. не смог сыграть сколь-либо значительной церковно-политической роли.

     Возлагаемые Е.-Е. большие надежды на царя как на главную силу в установлении им социальной справедливости и в устройстве своей личной судьбы не оправдались. Преодолеть создавшуюся вокруг него неблагоприятную обстановку, видимо, не удалось, и примерно в нач. 60-х гг. Е.-Е. постригся в монахи, о чем свидетельствует появившееся второе имя в списках некоторых его произведений (“Ермолай, во иноцех Еразм”). Его писательское имя было еще известно в 60-е гг., но позже о нем забывают и произведения его переписываются как анонимные.

     Благодаря счастливой случайности в настоящее время мы имеем сравнительно полное представление о творчестве Е.-Е. Дело в том, что его произведения (за исключением посланий) дошли до нас в двух сборниках, написанных самим автором.

     Наиболее важным публицистическим произведением Е.-Е является трактат “Благохотящим царем правительница”, который был направлен им царю с предложением проведения социальных реформ. Это произведение датируется серединой века. Трактат содержит проект податных реформ и переустройства поземельного обеспечения военной службы. Автор “Правительницы”, безусловно, сочувственно относится к крестьянству как основному создателю благосостояния общества. По его мнению, крестьянство терпит непосильные лишения, более всего притесняемое боярством.

     Поэтому он предлагает среди прочих реформ и такие, которые могли бы облегчить его тяготы. Е.-Е. призывает царя к действиям на благо всего общества — “ко благополучию всем сущим под ним, не единеми велможами, еже о управлении пещись, но и до последних”.

     Эта позиция Е.-Е. в отношении крестьянства тесно связана с идеей гуманности, проводимой им и в других произведениях. Сочетание темы милосердия и христианской любви одновременно с осуждением и неприязненным отношением к вельможам и боярам прослеживается в его сочинениях назидательного содержания (“Главы о увещании утешительном царем, аще хощеши и велмож”, “Поучение к своей душе”, “Слово о разсуждении любви и правде и о побеждении вражде и лже”).

     Однако надо отметить, что он стоял на твердых официальных позициях в вопросах церковной догматики, на протяжении многих лет он тщательно разрабатывал проблему троичности божества, имеющую в XVI в. принципиально важное значение в споре с еретическими учениями.

     Не случайно его “Книгу о Троице” переписывали рядом с “Просветителем” Иосифа Волоцкого. Но, в отличие от Волоцкого игумена, в спорах с современными ему русскими еретическими вероучениями Е.-Е. участия не принимал. “Книга о Троице” и “Зрячая пасхалия” свидетельствуют о большой начитанности их автора в церковно-богословской литературе.

     Е.-Е. был не только публицистом и церковным писателем. Ему принадлежат два произведения — “Повесть о Петре и Февронии” и “Повесть о рязанском епископе Василии”, которые можно характеризовать как произведения художественной прозы. Эти повести были написаны одновременно — в конце 40-х гг., они имеют много общих черт: источниками для них послужили муромские легенды и изложены они в одной стилистической манере. “Повесть о епископе Василии” написана предельно сжато, сюжетные детали в ней не разработаны. Совершенства в разработке сюжета (ясность в передаче главной мысли, конкретность деталей, четкость диалогов, имеющих большое значение в развитии сюжета, композиционная завершенность) Е.-Е. достиг в “Повести о Петре и Февронии”. Определяющим в разработке сюжета оказалось воздействие устного источника, более всего связанного с жанром новеллистической сказки. Влияние народного предания о муромском князе и его жене на Е.-Е оказалось столь велико, что он, образованный церковный писатель, перед которым была поставлена цель создать жизнеописание святых, написал произведение, по существу далекое от житийного жанра. Это особенно заметно на фоне житийной литературы, создававшейся в то же время в писательском кругу митрополита Макария “Повесть о Петре и Февронии” резко отличается от других житий, включенных в Великие Минеи Четьи. К ней скорее можно найти параллели в повествовательной литературе 2-й пол. XV в, построенной на новеллистических сюжетах (“Повесть о Дмитрии Басарге”, “Повесть о Дракуле” — см. Федор Курицын).

     В “Повести о Петре и Февронии” рассказывается история любви князя и крестьянки. Сочувствие автора героине, восхищение ее умом и благородством в борьбе против всесильных бояр и вельмож, не желающих примириться с ее крестьянским происхождением, определили поэтическую настроенность произведения в целом. Идеи гуманности, свойственные творчеству Е.-Е , нашли наиболее полное выражение именно в этом произведении. Сюжет “Повести” таков. Петр, брат муромского князя Павла, мечом, найденным при таинственных обстоятельствах, убивает змея, посещавшего жену Павла, приобретая его облик. Капли змеиной крови обрызгали Петра, и тело его покрывается язвами. Отрок, посланный Петром на розыски лекаря, заходит в селе Ласкове в дом, где видит прядущую девушку, перед которой скачет заяц. Ее речь к вошедшему ставит отрока в тупик (она сетует- “Не лепо есть быти дому безо ушию и храму безо очию”, смысл этих слов в том, что нет в доме ни пса, который залаял бы, ни ребенка, который предупредил бы ее о приходе постороннего). Пораженный мудростью ответов девушки, отрок рассказывает ей о болезни князя. Феврония соглашается исцелить его с условием, что князь женится на ней. С помощью изготовленной Февронией мази Петр выздоравливает, но не выполняет своего обещания жениться (как может князь взять в жены дочь простого деревенского бортника!), и язвы возникают вновь. Вторично исцеленный Февронией, Петр женится на ней. Но боярские жены не хотят, чтобы ими повелевала княгиня — дочь “древолазца” (бортника) Они требуют изгнания Февронии. Она соглашается с выдвинутым условием, что ей разрешат взять с собой, что она пожелает. Бояре не возражают, и Феврония уводит с собой мужа. После ухода Петра в княжестве начинаются распри, бояре просят Петра возвратиться и смиряются с княгиней Февронией. Поразительна своим психологизмом сцена смерти святых. Супруги решают умереть “во един час”. Чувствуя приближение кончины, Петр посылает к Февронии сказать, что он уже умирает. Но она хочет окончить вышивание воздуха (завесы) с изображением святых. Петр посылает снова, и снова Феврония просит ее подождать. И лишь на третий раз она прерывает работу, жестом домовитой хозяйки втыкает иглу в ткань, обернув ее остатком нити, и умирает. Их хоронят в разных гробах, но чудесной силой они оказываются в единой гробнице.

     Как видим, сюжет “Повести” построен на активных действиях двух противостоящих сторон, и только благодаря личным качествам героини она выходит победительницей. Ум, благородство и кротость помогают Февронии преодолеть все враждебные действия ее сильных противников. В каждой конфликтной ситуации противопоставляется высокое человеческое достоинство крестьянки низкому и корыстному поведению ее высокородных противников Е.-Е. не был связан с каким-либо реформационно-гуманистическим течением, но высказываемые им в этом произведении мысли о значении ума и человеческого достоинства созвучны идеям гуманистов.

     “Повесть о Петре и Февронии” является одним из шедевров древнерусской повествовательной литературы, и имя автора ее должно стоять в ряду самых видных писателей русского средневековья.

 

     Изд.: Ржига В. Ф. Литературная деятельность Ермолая-Еразма // ЛЗАК —1926 — Вып 33 — С 103—200; Клибанов А. И. Сборник сочинений Ермолая-Еразма // ТОДРЛ —1960 — Т 16—С 178—207; Повесть о Петре и Февронии / Подг. текста и примеч Р. П. Дмитриевой // Изборник (1969) — С 454—463, 757; Повесть о Петре и Февронии / Подг. текстов и исследование Р. П. Дмитриевой — Л., 1979; Повесть о Петре и Февронии Муромских; Повесть о рязанском епископе Василии; Правительница / Подг. текстов и комм. Р. П. Дмитриевой; Переводы Л. А. Дмитриева и А. А. Алексеева // ПЛДР Конец XV— первая половина XVI века — М., 1984 — С 626— 663 763—768; Ермолай-Еразм Повесть о Петре и Февронии Муромских / Древнерусский текст и перевод Л А Дмитриева // Русская литература XI—XVIII вв — М , 1988 — С 153— 171.

 

     Лит.; Скрипиль М. О .Повесть о Петре и Февронии Муромских в ее отношении к русской сказке//ТОДРЛ—1949—Т 7—С 131—167; Лихачев Д. С. Великое наследие — С 292— 299; Росовецкий С. К. К изучению фольклорных источников “Повести о Петре и Февронии” // Вопросы русской литературы — Львов 1973 — Вып 1 (21)—С 83—87; Дмитриева Р. П.; 1) Ермолай-Еразм (Ермолай Прегрешный) // Словарь книжников — Вып 2, ч 1 — С 220—225; 2) Отражение в творчестве Ермолая Еразма его псковских связей//ТОДРЛ—1989 — Т 42— С 280—286.

 

Р. П. Дмитриева

    

Диагностика перед покупкой бмв . Как купить свидетельство, купить свидетельство о браке о разводе.