АЗБУКОВНИКИ — памятники древнерусской лексикографии. В XVI в. среди книжников Московской Руси возникло своего рода движение по составлению А. в стремлении сохранить словесность древности, представленную в рукописном наследии. Разыскать в книгах “елико возможно” толкований, собрать воедино все, что давали в этом отношении переводческая культура и экзегеза (в богословии — истолкование, интерпретация текстов). В А. сосредоточены глоссы (толкования) — заметки переписчиков, читателей на полях рукописей или вставленные в их текст, дающие всякого рода пояснения к словам или оборотам речи. В А. видели орудие повышения культуры чтения и работы над текстами сочинений (переписка, правка, новые переводы и редакции). Сказалось намерение отстоять начитанность в древнерусской литературе как свой исконный принцип образованности. Вместе с тем нельзя не отметить, что составление словарных “сокровищниц” в XVI—XVII вв. было характерно для лексикографии многих европейских стран (М. П. Алексеев). Эта общность одного из культурных процессов важна для понимания самого типа русских А., который также точнее всего определить термином “тезаурус” — “сокровищница”.

     А. многоаспектны. Их нередко называют толковыми словарями и словарями иностранных слов, а также и учебными пособиями, и книгами занимательного чтения, но чаще всего А. именуют энциклопедиями, что справедливо, если иметь в виду, что дело идет об энциклопедизме особого рода, присущем византийской лексикографии, в которой энциклопедические словари представляли собой нечто среднее между толковыми, грамматическими, этимологическими трудами и теми, в которых даются сведения реального характера. Они являлись “прекрасным подспорьем для грамматических, лексикологических и историко-литературных работ” (К. Крумбахер о Лексиконе Х в. “Свида” (Суда), см. об этом в кн.: Буланин Д. М. Переводы и послания Максима Грека.—Л, 1984— С 54—55) Составители русских А. шли в своей практике по пути византийцев

К сер. XVI в. тип азбучных тезаурусов вполне сформировался, но продолжал развиваться на протяжении всего XVII в. Сведения реального характера стали в этот период привлекать особое внимание.

     Анализ списков А. позволил выявить семь крупных словарных памятников, три из которых были завершены в XVI в. (в старшем из них — более 2000 статей, во втором — свыше 5000, в третьем — свыше 6000). Первый был создан в 50— 60-е гг. в Троице-Сергиевой лавре. Ближайший к филологической деятельности Максима Грека (умер в этом монастыре в 1556 г. ), он ориентирован на его взгляды по вопросам перевода и правки церковных книг. Второй и третий А. были составлены, один за другим, в 1596 г. (вслед за изданным в начале того же 1596 г. в Вильне Лексисом Лаврентия Зизания). Восточнославянские лексикографы защищали в своих трудах достоинства церковнославянского языка как языка высокой книжности — веры и науки. В А., созданных в конце XVI в. в московских землях и в Новгороде, многие сотни статей, раскрывающих значения и стилистические особенности применения славянских слов

Несколько примеров толкований из А. “Астарти, Астарта была богиня у египтян”, “Воня — юхание или запах”, “Гиганты — человеци, иже телом велми велики и силны, еже есть волоты, якоже волот бе Голияф, егоже царь Давид порази”, “Гроздие — гроздием ягоды винныя наричет, еже есть изюм, а не яблока, якоже нецыи мнят”, “История — книга, содержащий в себе, иже в древних времянех бывших деании исповедание”, “Лицемерие — еже кто пред человекы творится духовен, а втайне творит злая, или со другом языком глаголет та, а в сердцы имат иная”, “Мусикия — сопелное свиряние или гудение”, “Онагр — осел дивий или лошадь”, “Пажить — по чювственому пажить толкуется поле злачно, рекше травное, а по духовному пажить толкуется святая церковь, исполнена живоноснаго закона духовных словес”, “Сирин есть птица от главы до пояса состав и образ человечь, от пояса же птица; нецыи же лжут о сей, глаголюще зело сладкопесниве быти ей, яко кому послушающу гласа ея, забывати все житие се и отходити в пустыня по ней и в горах заблуждьшу умирати”, “Фуртуна — звездное колесо, им же безумнии звездочетцы мнятся угадывати счастия человеческая” и т. п.

     Словари — А.— в основном памятники анонимные. Судя по текстам, первые из них возникли в среде переписчиков книг, переводчиков и справщиков переводов, почти исключительно монахов, людей книжных, начитанных. Записи в списках А. показывают, как менялся на протяжении XVII в. круг их копиистов и читателей, все реже это монастырские книжники, все чаще — горожане из среднего и низшего сословия. С конца XVII в. и в XVIII в. А появляются в крестьянских библиотеках старообрядцев. Кроме азбучных тезаурусов, начинают составлять и краткие словари выборочного типа, отвечающие личным запросам составителя или заказчика.

     К материалам А. обращаются люди многих специальностей: языковеды, литературоведы, историки, этнографы, географы, музыковеды, искусствоведы и др. В статьях А. запечатлены связи прошлого и настоящего, приметы сходства и отличий древнего и современного состояния культуры и языка.

     Издание текста старшего А. сер. XVI в. осуществлено Л. С. Ковтун.

 

     Изд.: Ковтун Л. С. Лексикография в Моcковской Руси XVI— начала XVII в. — Л., 1975. —С 268—312; Ковтун Л. С. Азбуковники XVI— XVII вв. Старшая разновидность — Л. , 1989— С 126—292.

 

     Лит.: Карпов А. Азбуковники, или алфавиты, иностранных речей по спискам Соловецкой библиотеки — Казань, 1878, Ковтун Л. С. Русская лексикография эпохи средневековья — М., Л., 1963; Алексеев М. П. Словари иностранных языков в русском азбуковнике XVII в. — Л., 1968.

 

Л. С. Ковтун

    

Купить линзы для глаз в интернете. . Как купить дипломы вузов. . Как выглядит Свидетельство о расторжении брака.