ДАНИИЛ ЗАТОЧНИК (XII в.?) — автор послания к князю. Летописец XIV в. считал Д.3. реальным лицом, действительно заточенным (отсюда —“Заточник”), т. е. сосланным на озеро Лаче. Под 1378 г. в Симеоновской летописи рассказывается о некоем попе, пришедшем из Орды “с мешком зелия” и сосланном на озеро Лаче, “идеже бе Данило Заточник”. Тем не менее некоторые исследователи допускают, что Д.3.—вымышленная личность, от лица которой анонимным автором написано сугубо литературное послание.

     Авторский текст послания Д. 3. не сохранился. До нас дошло пять его переработок, опубликованных Н. Н. Зарубиным, наиболее известные из которых — “Слово” Д. 3. и “Моление” Д. 3. Лучшее представление о первоначальном тексте дает “Слово” Д. 3., в котором авторский текст, в отличие от других редакций, не переработан, а лишь дополнен позднейшими вставками, в том числе и из текста “Моления”.

     По мнению Л. В. Соколовой, авторский текст Д. 3. представлял собой просительное послание князю (жанр, чрезвычайно распространенный в средневековой Европе) опального, сосланного дружинника, члена старшей дружины (думца, посланника, поэта-певца), в котором он описывал свое бедственное положение и просил адресата избавить его от нищеты, вернув в свою дружину. Вероятно, в авторском тексте, как и в “Слове”, адресатом послания являлся новгородский князь Ярослав Владимирович, правивший в Новгороде с перерывами в 80—90-е гг. XII в. (ум. в 1205 г.). Даниил называет князя “сыном” “великаго царя Владимера”, что следует, вероятно, понимать как указание на то, что Ярослав Владимирович был потомком (“сыном”) Владимира Мономаха.

     Реконструированный исследовательницей авторский текст послания Д. 3. соответствует правилам византийской эпистолографии. В нем можно указать все обязательные композиционные части послания и характерные для византийских риторических писем топосы — “общие места” — посланий. Композиция авторского текста Д.3. основана на переплетении триад; послание трехчастно: зачин (начальные библейские цитаты, призванные выразить главную мысль послания), основная часть — семантема, и клаузула (благопожелания адресату). Трехчастна, в свою очередь, и семантема.

     С точки зрения поэтики послание Даниила представляло собой сугубо книжный, риторический текст, основными особенностями стиля которого являются афористичность, абстрагированность и иносказательность. Авторский текст Д. 3. написан вольным (псалтырным, или молитвословным) стихом, ритм в котором создается за счет синтаксической организации текста, в частности синтаксического параллелизма. Метр (“горизонтальный” ритм, или ритм внутри стихотворной строки) отсутствует, в некоторых случаях используются как художественный прием глагольная рифма, аллитерация и т. п. Текст разбит на строфы (по реконструкции их 29), каждая из которых развивает определенную мысль. В строфе от 4 до 8 стихов. Например:

     “Господине мои! Не зри внешняя моя,
     но возри внутреняя моя.
     Аз бо, господине, одеянием оскуден
     есмь, но разумом обилен.
     Ун възраст имею, а стар смысл во мне.
     Бых мыслию паря, аки орел по
     воздуху”.

     В результате распространения первоначального текста новыми высказываниями на затронутые автором темы (“богатство и бедность”, “щедрый и скупой господин”, “злые жены” и др.) возникла редакция, известная под названием “Слово” Д. 3. В этой редакции авторский текст приобрел новые жанровые черты, стал восприниматься как сборник изречений на разные темы типа “Пчелы”, но в отличие от последней тематические подборки изречений оказались объединены в “Слове” схемой послания, или, по выражению одного из исследователей, “неким подобием сюжета”.

     Поскольку многие из добавлений были заимствованы из устного народного творчества, являлись “мирскими притчами”, пословицами, стиль в новой редакции стал неоднородным, произошло смешение книжных и народных стилистических пластов, что многие исследователи воспринимали как характерную особенность авторского текста.

     Если авторский текст Д. 3. вполне можно рассматривать как реальное послание, то основанный на нем текст “Моления” — явно литературный. Это антитекст, литературная пародия на послание Д. 3. Ключ к разгадке “Моления” нашел Д. С. Лихачев. Он отметил характерное для этого текста “скоморошье балагурство” автора. Оно проявляется не только в стиле, но и в композиции, языке, “образе автора”. Если послание Д.3. построено по четкому плану, то автор “Моления” перетасовал фразы, абзацы своего оригинала, поставил их в случайном порядке. Вероятно, это связано с тем, что автор “Моления” изображает из себя шута, речь которого должна казаться бессвязной, алогичной. Если текст Д. 3. последователен, то текст “Моления” полон противоречий. Например, то автор (Псевдо-Даниил) говорит о своем уме (вслед за оригиналом), то утверждает, что имеет “лубян ум, а толстян язык, мысли, яко отрепи изгребены”, что “худ разум” имеет, что он “есмь не мудр, но в премудрых ризу облачихся, а смысленных сапоги носил”,—типичные выражения шута. Таким образом, автор “Моления”, основываясь на тексте послания Д. 3., в то же время спорит с ним, пародирует его. Противоречив и стиль “Моления”. Книжная лексика (следы оригинала) перемешана здесь со сниженной, нарочито грубоватой. Образность “Моления” — это образность, мирских притч, скоморошин, демократической сатиры.

     Известны еще три переработки сочинения Д. 3., одна из которых восходит к тексту “Слова”, а две — к тексту “Моления”. В двух переработках сочинение Д. 3. утрачивает даже формальную связь с жанром послания, текст оформляется как сборник афористичных высказываний на различные темы.

     К исследованию “Слова” и “Моления” Д. 3. обращались многие крупные ученые. Высказывались различные точки зрения по поводу даты создания той и другой редакции, их адресатов, взаимоотношения этих текстов, по поводу личности автора: существовал Д. 3. как историческая личность или это литературный образ, каково было социальное положение Д. 3., автором какой из редакций он является (допускали, что Д. 3.— автор и “Слова” и “Моления”).

 

     Изд.: Зарубин Н. Н. “Слово Даниила Заточника” по редакциям XII—XIII вв. и их переделкам — Л., 1952; Слово Даниила Заточника/ Подг. текста, перевод и комм. Д. С. Лихачева // ПЛДР: XII век,—М., 1980.—С. 388—400; Слово Данила Заточеника, еже написал своему князю Ярославу Володимеровичю // Златоструй - Древняя Русь X-XIII веков-М, 1990-С. 238-243.

 

     Лит: Бессонов П. А. Несколько замечаний по поводу напечатанного в “Русской беседе” Слова Даниила Заточника // Москвитянин.— 1856 — Т 2, № 7 — С 319—351; № 8.— С. 389— 416; Гудзий Н. К. Моление Даниила Заточника // История русской литературы.— М.; Л., 1946 — Т 2,ч 1—С 35—45; Воронин Н. Н. Даниил Заточник // Древнерусская литература и ее связи с новым временем — М., 1967 — С. 54— 101; Рыбаков Б. А. Даниил Заточник и владимирское летописание конца XII в. // АЕ за 1970 г — М , 1971 — С 43—89; Лихачев Д. С.; 1) Моление Даниила Заточника // Великое наследие.—С. 241—258; 2) Даниил Заточник//Словарь книжников—Вып. 1.—С. 112—115; Соколова Л. В. “Слово Даниила Заточника”: Реконструкция и интерпретация первоначального текста // ТОДРЛ — 1993 — Т 46.— С. 229—255.

 

Л. В. Соколова

    

Программа для диспетчерских служб такси здесь