ТИМОФЕЕВ ИВАН (2-я пол. XVI— 1-я пол. XVII в.?) — автор “Временника”, произведения о событиях Смутного времени.

     Среди современников автор “Временника” Т. слыл человеком начитанным, книжным, дьяки отзывались о нем с уважением и в 60-е гг. XVII в.: “был де он книгочтец и временных книг писец”. О его жизни и деятельности известно немного. Подпись дьяка Т. стоит на избирательной грамоте Бориса Годунова 1598 г., затем в грамотах 1605 г., уже во времена Лжедмитрия I. В 1607 г. Т. был послан царем Василием Шуйским в Новгород, здесь он стал очевидцем оккупации города шведами. Затем Т. служил в Астрахани, Ярославле, Нижнем Новгороде, имя его теряется в документах после 1629 г.

     Что же заставило дьяка Т. взяться за перо? Сам Т. так пишет о побудительных причинах своего литературного труда: потрясенный разорением великого Новгорода, зная о таком же унижении и опустошении Москвы, он думал о том, “как могло случиться, что недавно существовавшая невыразимая словами красота такого города и всего, что было в нем... как будто в один час разрушилась?.. В течение многих дней постоянно не переставал я размышлять в уме своем о таком разорении города... и ходил как умалишенный”. По словам автора, мысль о необходимости описать и объяснить происходящее, “как пальцем, тыкала меня в ребра... она постоянно побуждала меня к этому и неотлучно напоминала, так что при моей слабости не мог я отогнать ее беспощадную докуку”. Так из размышления над бедствиями родной земли, из стремления понять смысл всего происходящего, осознать причины разорения русских городов, опустошения государства рождается сочинение Т. Вероятно, отдельные записи сделаны им еще в Москве, большая часть работы была проделана в Новгороде, во время оккупации шведами. В 1616—1619 гг. Т. объединяет и редактирует написанное.

     “Временник” сохранился в единственном списке, это не автограф, а копия 30-х гг. XVII в., над которой трудились в разное время несколько лиц. В дошедшей до нас рукописи выделяется пять самостоятельных частей, каждая из которых рассказывает о деятельности одного исторического лица — Ивана Грозного, Федора Ивановича, Бориса Годунова, Лжедмитрия I, Василия Шуйского; шестая часть, озаглавленная “Летописец вкратце”, является пересказом всего того, о чем писалось в первых пяти частях. Каждая часть, в свою очередь, делится на главы. Так, например, в части, посвященной Борису Годунову, следующие главы: “Об избрании Бориса на царство”, “О крестном целовании Борису”, “Об утверждении имени Бориса письменами”, “О Борисе же царе”, текст последней главы прерывает “Глубокий плач из середины сердца” о разорении Новгорода, по содержанию он не связан с рассказом о Борисе Годунове.

     Композиция “Временника” сложна и непоследовательна. Это осознает и сам автор, считая, что его произведение подобно скроенной, но не сшитой одежде, что отдельные части “не получили соединения в стройное сочетание по порядку”. Но, говоря о нестройности своего сочинения, автор имел в виду не только эту чисто внешнюю неорганизованность текста. “Временник” не историческая повесть, в нем нет последовательного описания событий Смуты. Не факты и события в их причинно-временной взаимосвязи интересуют автора, а человеческая личность. Внимание автора “Временника” поглощено изображением сложности, изменчивости человеческого характера, его сочинение превращается в собрание характеристик деятелей времен Смуты. Т. пытается разобраться в сложности человеческой натуры, объяснить, чем вызвано смешение в человеческой душе разных начал — добрых и злых, понять, что оказывает решающее влияние на характер человека. Особо пристальным вниманием к внутреннему состоянию человека, сложностям психологии полна характеристика Бориса Годунова. Желая быть объективным, Т. много пишет о достоинствах Бориса, его уме, благочестии, умении расположить к себе людей и в то же время гневно осуждает Бориса за гордость, жестокость, коварство, пытаясь понять, почему умный человек становится жестоким, благочестивый — гордым. Автор далеко не равнодушно взвешивает на весах справедливости доброе и злое в душах тех людей, о которых пишет, и не скрывает, что это его личное мнение, его собственное истолкование событий.

     “Временник” можно назвать мемуарами человека, который, будучи дьяком, многое видел, многое знал, ибо имел доступ к важным документам, был проницателен и пытлив. Он фиксирует интересные подробности, сцены, жесты, кажется, частные, незначительные, но помогающие живо, зримо представить и понять происходящее. Когда народ ходил упрашивать Бориса на царство, тот клялся, что никогда не будет царем. “Он держал в руках тканый платок, которым вытирал пот, в дополнение к своим клятвам... он обвернул этот платок вокруг своей шеи... дальним давая понять этим жестом, что он готов удавиться, если умоляющие не перестанут его принуждать”. Понимая притворство Бориса, Т. видит, как организуется это призвание. Некий отрок был хитро научен и посажен против келий царицы на крепостной стене, он все время “почти в уши государыни” “кричал одно и то же: чтобы повелела она брату своему быть царем”. Т. требователен к себе как писателю, стремится к правдивости и достоверности рассказа. Он описывает только то, чему был очевидцем, а если о чем-то знает с чужих слов, по слухам, то всегда указывает на это. Стиль Т. очень витиеват, несколько искусственен. Большой величины, разрастающиеся до периода предложения, обилие сложных слов, образованных по книжным образцам, затрудняют восприятие текста.

 

     Изд : “Временник” Ивана Тимофеева / Подг. к печати, перевод и комм. О. А. Державиной — М., Л., 1951; Из “Временника” Ивана Тимофеева / Подг. текста, перевод и комм. В. И. Охотниковой // ПЛДР- Конец XVI — начало XVII века — М , 1987—С 282—317, 579—584.

 

     Лит.: Васенко П. Г. Дьяк Иван Тимофеев, автор “Временника”. К истории перелома в развитии древнерусской исторической мысли// ЖМНП — 1908 — Март — С 88—121; Полосин И. И. Иван Тимофеев — русский мыслитель, историк и дьяк XVII века // Учен. зап МГПИ им. В И Ленина.— 1949 — Т 60, вып 2—С 135—192; Корецкий В. И. Новые материалы о дьяке Иване Тимофееве, историке и публицисте XVII в. // АЕ за 1974 — М., 1975—С 145—167; Солодкин Я. Г. Тимофеев Иван // ТОДРЛ—1985—Т 39— С 89—92.

 

В. И. Охотникова

    

Организация опроса и еще.