СКАЗАНИЕ О МАМАЕВОМ ПОБОИЩЕ - центральный памятник Куликовского цикла. Из всех произведений цикла С. - самый подробный, сюжетно увлекательный рассказ о битве на Куликовом поле в 1380 г. С. сообщает целый ряд подробностей о Куликовской битве, не зафиксированных другими источниками. Например, только в С. обстоятельно рассказано о действиях засадного полка серпуховского князя Владимира Андреевича, которые решили исход боя в пользу великого князя московского Дмитрия Ивановича Донского, только в С. сообщается о паломничестве Дмитрия Донского в Троицкий монастырь и о благословении Дмитрия Сергием и т. д.

     С. дошло до нас в большом числе списков. Все они делятся на 8 ред., которые, в свою очередь, подразделяются на целый ряд вариантов. Наиболее близка к первоначальному тексту С. Основная ред. (самый ранний список ее датируется 2-й четв. XVI в.). Следующая по старшинству редакция - Летописная (она входит в состав Вологодско - Пермской летописи). К старшим редакциям С. относятся: Киприановская (входит в состав Летописи Никоновской) и Распространенная. Поздние редакции возникли в XVII в.

     Основная ред. представлена наибольшим количеством вариантов. Среди них выделяется Печатный вариант (назван так потому, что по одному из списков этого варианта С. было впервые издано в XIX в.), отличающийся обилием вставок из "Задонщины".

     В Летописной ред. С. текст последовательно переработан по пространной летописной повести о Мамаевом побоище. Эта редакция датируется кон. XV - нач. XVI в.: временем составления Вологодско-Пермской летописи. Киприановская ред. С. была создана между 1526-1530 гг. митрополитом Даниилом, составителем Никоновской летописи. В ней подчеркивается большая роль митрополита Киприана, которую он якобы сыграл в событиях 1380 г. Эта ред. С. носит особо ярко выраженный церковно-религиозный характер. В некоторых деталях и подробностях исторического характера Киприановская ред. сообщает сведения, о которых в других памятниках Куликовского цикла не говорится. Видимо, митрополит Даниил использовал и не дошедшие до нас источники, связанные с Куликовской битвой.

     Распространенная ред. С., что видно уже из ее названия, отличается от других редакций наличием в ней новых эпизодов и распространением за счет всякого рода подробностей эпизодов, общих для всех редакций. Самые существенные добавления этой редакции - подробный рассказ с рядом эпическо-фантастических подробностей о посольстве к Мамаю от великого князя московского посла Захария Тютчева (в Основной ред. лишь сообщается об этом посольстве) и рассказ о присылке на Куликово поле в помощь Дмитрию Ивановичу новгородского войска (вопрос об участии новгородцев в событиях 1380 г. остается открытым - новгородские источники о такой помощи ничего не сообщают). По-видимому, эти рассказы Распространенной ред. восходят к устным эпическим преданиям.

     В С. есть три явных анахронизма: 1. Литовский князь, союзник Мамая, назван Ольгердом, на самом же деле союзником Мамая был сын Ольгерда Ягайло (Ольгерд умер за два года до Куликовской битвы). 2. По С. участником событий 1380 г. выступает митрополит Киприан, которого в то время в Москве не было. 3. В С. Дмитрий молится перед иконой Владимирской Богоматери. В действительности икона была перенесена из Владимира в Москву в 1395 г. Эти анахронизмы, так же как наличие легендарных эпизодов в произведении, являются аргументами тех исследователей, которые датируют С. временем от 2-й пол. XV до сер. XVI в.

      Бесспорно, что С. было создано не позже конца XV в.: кон. XV - нач. XVI в. датируется время составления Вологодско-Пермской летописи, в которую была включена Летописная ред. С., представляющая собой уже переработку Основной ред. В сведениях С., не зафиксированных другими источниками, можно видеть отражение таких реальных данных которые остались этим источникам неизвестны, и они могут свидетельствовать не о позднем характере произведения, а о том, что С. возникло в близкое к описанным в нем событиям время. Как ни парадоксально, но об этом свидетельствуют и анахронизмы памятника. Все они по времени близки к 1380 г. и тесно переплетены со всем что происходило в этом году. До 1380 г. Ольгерд несколько раз предпринимал попытки захватить Москву, и имя этого литовского князя в Москве воспринималось как имя постоянного врага. Киприан формально в 1380 г. был митрополитом московским и всея Руси. У Киприана с Дмитрием Донским были сложные отношения, доходившие до прямой вражды, но с вокняжением сына Дмитрия Василия в 1389 г., отношения московского князя с Киприаном приняли самый благоприятный характер. Икона Владимирской Богоматери с 1395 г. стала неотъемлемой принадлежностью Москвы. Если бы С. сочинялось через продолжительный промежуток времени после события, то автор обращался бы к письменным источникам, в которых год смерти Ольгерда, обстоятельств митрополитства Киприана, время переноса иконы Богоматери из Владимира в Москву были исторически точно зафиксированы и подробно описаны. Если же произведение писалось по памяти, по устным свидетельствам очевидцев, то совмещение перечисленных фактов могло произойти только не в очень отдаленное от них время.

     В 1408 г. эмир Едигей, объединивший большую часть Орды организовал военный поход на Москву. После Едигеева нашествия (Москву ему взять не удалось но ее окрестности он сильно разорил) вопрос о взаимоотношениях с Ордой, об ордынской опасности, о необходимости активного противостояния Орде вновь остро встает в общественной и политической жизни Руси. В это время и в ближаишие к нему годы должен был усилиться интерес к недавнему прошлому когда московский князь объединив силы других княжеств нанес поражение ордынцам. Возможно что в ближаишие годы после Едигеева нашествия и было написано С. - в 1-й четв. XV в. когда еще свежи были в памяти события 1380 г. и оставались в живых многие участники этих событий.

     Уже в первоначальном тексте С. автором были сделаны заимствования из "Задонщины" отдельных образов и даже отрывков текста. Составители последующих редакций произведения вторично обращались к "Задонщине", заимствуя из нее новые поэтические пассажи (Печатный вариант Основной ред.)

     Героический характер битвы, изображенной в С. обусловил обращение его автора к устным преданиям и легендам о Мамаевом побоище. Многие эпизоды С., по самой сути своей носят эпический характер, хотя в них и следует видеть эпическое осмысление действительных фактов. Влияние устной народной поэзии на С можно обнаружить и в использовании его автором отдельных изобразительных средств восходящих к приемам устного народного творчества (битва - пир, врагов побивают как траву косят, воины - соколы и т.д.). Но в С. все эти словосочетания и формы предстают в тесном переплетении с приемами книжной риторики как единый цельный поэтический образ. Ряд устно эпических по своему характеру эпизодов передан в С. в книжно риторической манере. В тесном объединении в пределах единой поэтической фразы устно эпических по своему характеру оборотов с книжно-риторическими образами и словосочетаниями заключается стилистическое своеобразие С.

     С. и как литературный памятник, и как самый обстоятельный рассказ о Куликовской битве пользовалось большой популярностью у средневековых читателей. Оно повлияло на целый ряд древнерусских литературных памятников: "Казанскую историю", "Иное сказание", поэтическую "Повесть об Азовском осадном сидении" и др., нашло отражение в устном народном творчестве (былина "Илья Муромец и Мамай", сказка "Про Мамая безбожного"). До нас дошло 9 рукописей С. с миниатюрами, что также свидетельствует о большой популярности этого произведения в Древней Руси.

     Куликовская битва привлекала к себе внимание писателей поэтов, художников и в XVIII, и в XIX, и в XX столетиях. Основным источником сведений о событиях 1380 г. являлось С. Поэтому помимо непосредственного существования С. как древнерусского литературного памятника, оно в преломленном виде находило отражение и в драматических, и в прозаических, и в стихотворных произведениях нового времени, и в изобразительном искусстве. Первым литературным произведением такого рода следует считать трагедию М. В. Ломоносова "Тамира и Селим" (1750), последними многочисленные повести и романы о Куликовской битве о Дмитрии Донском появившиеся в 1980-е гг. в связи с 600 летним юбилеем Куликовского сражения. 

 

     Изд.: Поведание и сказание о побоище великаго князя Димитрия Ивановича Донскаго / Предисл. И. Снегирева // Русский исторический сборник.-1838.- Т. 3 кн. 1- С. I-XVI 1-80; Шамбинаго С. К. Повести о Мамаевом побоище.-СПб 1906-С.3 -190 (вторая пагинация); Повести о Куликовской битве / Изд. подг. М. Н. Тихомиров, В. Ф. Ржига, Л. А. Дмитриев-М. 1959; Вологодско-Пермская летопись // ПСРЛ.- 1959 Т.26- С. 125- 145; Сказание о Мамаевом побоище / Подг. текста В. П. Бударагина, Л. А. Дмитриева; Перевод В. В. Колесова; Комм. Л. А. Дмитриева // ПЛДР: XIV- середина XV века-М., 1981-С. 132-189, 552-558; То же//Воинские повести Древней Руси - С. 203-269, 483-485; Сказания и повести о Куликовской битве / Изд. подг. Л. А. Дмитриев, О. П. Лихачева- Л., 1982; По весть о Куликовской битве: Текст и миниатюры Лицевого свода XVI века -Л., 1984.

 

    Лит.: Назаров И. Сказания о Мамаевом побоище//ЖМНП.- 1858- Июль-Отд. 2- С. 31-107; Шамбинаго С. К. Повести о Мамаевом побоище - СПб. 1906; Шахматов А. А. Рецензия // СОРЯС. -1910-Т. 81 №7-С. 79-204; Дмитриев Л.А. 1) К литературной истории Сказания о Мамаевом побоище // Повести о Куликовской битве- М.,1959 -С. 406-448; 2) Миниатюры "Сказания о Мамаевом побоище" // ЮДРЛ.- 1966- Т. 22- С. 239-263; 3) Литературная история памятников Куликовского цикла / Сказания и повести о Куликовскои битве - Л., 1982-С. 306-359; 4) 600-летний юбилей Куликовской битвы//Рус.-лит. 1983-.№1- С. 216-234; 5) Сказание о Мамаевом побоише / словарь книжников-Вып. 2.- ч. 2- С. 371-384; Бегунов Ю.К. Об исторической основе "Сказания о Мамаевом побоише" // "Слово о полку Игореве" и памятники Куликовского цикла - М.,Л. 1966.- С. 477-523; Салмина М. А. К вопросу о датировке "Сказания о Мамаевом побоище" //ТОДРЛ.-1974- Т.29-С. 98-124; Кирпичников А.Н. Куликовская битва - Л., 1980; Куликовская битва в литературе и искусстве - М.,1980; Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины - М.,1983; Кучкин В.А. Дмитрий Донской и Сергии Радонежский в канун Куликовской битвы // Церковь общество и государство в феодальной России - М., 1990 - С. 103-126.

 

Л.А. Дмитриев

    

Все подробности вакуумные цветы на нашем сайте.