АВВАКУМ, протопоп (20.XI.1620—14.IV.1682) — поборник старой веры, вождь старообрядчества, автор знаменитого Жития и ряда других произведений. Родился на Нижегородской земле, в селе Григорове (в 1991 г. там воздвигнут скульптурный памятник А. работы В. Клыкова) в семье сельского священника Петра; в возрасте 21 года был рукоположен в дьяконы церкви соседнего с Григоровом села Лопатицы, спустя два года поставлен в священники, а через восемь лет назначен протопопом Вознесенской церкви в Юрьевце Повольском (город на Волге выше Нижнего Новгорода). Возведение А. в протопопы состоялось в 1652 г., в канунный год никоновской церковной реформы. В это время А. уже был тесно связан с так называемым кружком ревнителей благочестия, который возглавляли царский духовник, протопоп кремлевского Благовещенского собора Стефан Вонифатьев с протопопом московского Казанского собора Иваном Нероновым и в который входил сам молодой царь Алексей Михайлович. Члены кружка стремились возвысить дух церковной жизни Российского государства, ратовали за возрождение активной пастырской деятельности духовенства, боролись с простонародными видами увеселений, видя в них пережитки язычества; в конечном счете все эти стремления были результатом того подъема национального самосознания, который испытывали русские люди после победоносного завершения войны с интервентами в последние годы Смуты. Движение ревнителей благочестия, или, как их еще называли, боголюбцев, зародилось, как можно полагать, вскоре после освобождения Москвы от поляков нижегородским ополчением, с воцарением на Руси новой династии Романовых, и, скорее всего, первым царственным его вдохновителем был патриарх Филарет, отец нового царя Михаила Федоровича, но наиболее ярко выраженного воплощения оно достигло в самые первые годы царствования второго Романова — Алексея Михайловича. Большую часть ревнителей благочестия составляли нижегородцы; очевидно, это связано с особой ролью Макарьевского Желтоводского монастыря в зарождении боголюбческого движения (преп. Макарий был патроном нижегородского ополчения, освободившего Москву). А. был нижегородцем, его друзьями и знакомцами с молодых лет являлись нижегородцы Иларион Рязанский, Павел Коломенский, Иван Неронов. В Москву к Неронову, своему духовному отцу, и перебрался А. из Юрьевца Повольского в 1652 г., когда в Юрьевце у него случился конфликт с взбунтовавшимися против непреклонного в своем благочестии пастыря прихожанами. В Москве А. был представлен царю другим своим покровителем (и, возможно, первым духовным отцом), самим Стефаном Вонифатьевым; Иван Неронов дал А. право служить в одном из приделов Казанского собора (во имя Гурия и Варсонофия, Казанских чудотворцев), и с этого момента он сделался постоянным участником кружка боголюбцев, в который к тому времени входил и новый любимец царя, по происхождению тоже нижегородец, новгородский митрополит Никон, будущий патриарх.

Когда умер патриарх Иосиф и духовенству русской церкви предстояло избрание нового патриарха, А. был уже настолько влиятелен среди членов приближенного к царю кружка, что вместе с другими его участниками подписал челобитную царю о будущем патриархе; человек, за которого они хлопотали, был Никон. Видеть Никона в патриархах жаждал в первую очередь сам царь Алексей Михайлович, и в 1652 г. митрополит Никон сделался патриархом.

     А. Великим постом 1653 г. он начал претворять в жизнь ту церковную реформу, которая и привела к расколу русской церкви, не преодоленному и по сей день: в марте 1653 г. патриарх прислал в Казанский собор, центр боголюбческого движения, “память” (т. е. распоряжение) о замене двуперстного крестного знамения на троеперстное и о сокращении земных поклонов при чтении покаянной молитвы Ефрема Сирина; вскоре на русскую церковь обрушились другие обрядовые новшества по образцу порядков, существовавших в то время в греческой церкви, на современный уклад которой возымел намерение равняться Никон. На Печатном дворе по распоряжению патриарха стали править тексты богослужебных книг, приводя их в соответствие с современными греческими. Все это вызвало активное неприятие со стороны огромной части народа и духовенства, не пожелавших в одночасье принять эти новшества и отказаться от многовековых русских традиций. Среди людей, выступивших с протестом против Никоновых реформ, были Стефан Вонифатьев, Иван Неронов, епископ Павел Коломенский, священники Даниил Костромской, Даниил Темниковский, Логгин Муромский, Лазарь Романово-Борисоглебский и др. Был среди них и А. Власти ответили на неприятие реформы репрессиями. А. арестовали в августе 1653 г., а в сентябре по указу Никона и с согласия царя сослали в Сибирь, где он сначала около двух лет жил в Тобольске, а затем по новому Никонову указу был включен в отряд сибирского землепроходца — воеводы Афанасия Пашкова и был вынужден пройти вместе с ним тяжелейший многолетний путь от Енисейска до Нерчинска по еще не покоренной Сибири, испытывая жестокие притеснения от воеводы; вместе с А. сибирские скитания терпела и вся его семья: жена, сыновья и дочери.

     В нач. 60-х гг. ситуация по отношению к опальным старообрядцам ненадолго изменилась: властолюбивый Никон сам оказался в опале, и возмужавший царь попытался привлечь к себе тех, кого в 50-е гг. преследовал вместе с Никоном. А. из Сибири был призван в Москву (1664 г.) и встретил здесь ласковый прием при дворе. Но, увидев, что, отвергнув Никона, царь не отвергает Никоновой реформы и последовательно прививает ее к русской церковной жизни, А. снова стал бесстрашно убеждать царя отказаться от новшеств и выступать в защиту старой веры, за что снова был сослан, на этот раз на север (по указу царя в Пустозерский острог, близ устья р. Печоры, до которого его с семьей не успели довезти, задержав в печорском городке Мезени). В феврале 1666 г. А. был вновь доставлен в Москву на суд церковного собора, созванного по инициативе царя для осуждения старообрядчества, решения дела опального Никона и избрания вместо него нового патриарха. Все эти пункты собор 1666—1667 гг. выполнил: Никона осудили и сослали, нового патриарха Иосифа II избрали, а старообрядцев предали анафеме, расстригли тех, кто принадлежал к духовенству, подвергли многих как еретиков урезанию языка и разослали по тюрьмам. В конце 1667 г. А. вместе с четырьмя своими соузниками, симбирским священником Никифором (умер в Пустозерске в 1668 г.), священником Лазарем, дьяконом Федором и иноком Епифанием, был сослан в Пустозерск, посажен там в земляную тюрьму и томился в ней до 1682 г. 14 апреля 1682 г. А. вместе с тремя своими соузниками был казнен в Пустозерске сожжением в срубе.

     Писательство А. неотделимо от его проповеднической деятельности. Все, что он написал, от Жития до посланий к пастве, проникнуто пафосом защиты старой веры. К литературному труду он приступил довольно поздно, но устная проповедь была его хлебом с самых ранних времен он начал проповедовать еще на нижегородской земле молодым священником, когда пытался претворить там в жизнь программу боголюбцев, в сибирских скитаниях он вдохновенно обличал пагубность никонианства, вернувшись в Москву, участвовал в диспутах о вере с приверженцами реформ и учеными киевскими старцами (в частности, с Симеоном Полоцким), в эти годы его грамотки и писания начинают распространиться по стране среди единоверцев Писать свое Житие и другие крупные сочинения А. стал в Пустозерске, когда лишился прямого общения с широкой аудиторией единомышленников и противников Арестованные его ученики и приверженцы (такие, как инок Авраамий, боярыня Морозова и др.) характеризуют в это время А. уже как выдающегося вдохновителя старообрядческого движения.

     В истории русской литературы Житие А. занимает особое место. Будучи традиционалистом в области церковной жизни, А. как писатель выступил совершенным новатором. Стиль и поэтика его Жития резко выделяются на фоне стиля и литературных принципов, до той поры господствовавших в русской литературе. Новаторство А. воплотилось в ярко выраженной ориентации на просторечие, он подчеркивал, что пишет как “простец” сознательно (“занеже люблю свой русский природный язык, виршами философскими не обыкл речи красить”). Но еще большим новаторством было то, что он решился написать свое собственное Житие и создал блестящее произведение автобиографического жанра, до той поры существовавшего в русской литературе только в зачаточном виде Эти особенности приближают творчество А. к литературе нового времени, ценящей индивидуальность формы и содержания литературного произведения. Недаром выдающиеся писатели нового времени, от Достоевского и Лескова до Мамина-Сибиряка и Горького, так ценили его писания и чувствовали свою с ним общность как литераторы.

     Помимо Жития, А. является автором “Книги бесед” и “Книги толкований”, нескольких челобитных царю Алексею Михайловичу и Федору Алексеевичу, писем и посланий семье, царевне Ирине Михайловне, боярыне Морозовой и ее соузницам - евдокии Урусовой и Марии Даниловой, иноку Сергию, игумену Феоктисту, Маремьяне Федоровне и другим “верным”, “горемыкам миленьким”, как он называл своих единомышленников, и т д. (всего около 80 произведений, некоторые из них до нас не дошли) Все эти сочинения, как и Житие, отличает высокое напряжение проповеднической мысли, отеческая опека по отношению к своим духовным детям, неустанное стремление переубедить сторонников церковной реформы, все тот же неповторимый литературный стиль.

    В наше время сочинения А. (прежде всего Житие) переведены на многие языки мира. В самые последние годы Житие и избранные сочинения А. переиздает ряд областных российских издательств.

 

     Изд. Житие протопопа Аввакума им самим написанное / Изд. под ред. Н С Тихонравова — СПб 1861 (на обложке— 1862). Памятники истории старообрядчества XVII в — Л: 1927 — Кн. 1 (РИБ Т 39). Житие протопопа Аввакума им самим написанное и другие его сочинения / Под ред. Н К Гудзия. Вступ. ст. В Е. Гусева, Подг. текста и комм. Н. К. Гудзия, В. Е. Гусева, А. С. Елеонской А. И. Маэунина, В. И. Малышева, Н. С. Сарафановой — М: 1960. Робинсон А. Н. Жизнеописания Аввакума и Епифания Исследование и тексты—М 1963 Пустозерский сборник Автографы сочинений Аввакума и Епифания / Изд. подг Н С Демкова Н Ф. Дробленкова Л И Сазонова Под ред. В. И. Малышева (отв. ред.), Н. С. Демковой, Л. А. Дмитриева — Л: 1975. Житие протопопа Аввакума им самим написанное и другие его сочинения / Подг. текста и комм. Н. К. Гудзия, В. Е. Гусева, Н. С. Демковой, А. С. Елеонской, А. И. Мазунина. Послесл. В. Е. Гусева — Иркутск, 1979, Пустозерская проза: Протопоп Аввакум, Инок Епифаний, Поп Лазарь, Дьякон Федор / Сост. предисл. комм переводы отдельных фрагментов М. Б. Плюхановой — М: 1989, Сочинения Аввакума / Подг. текстов и комм Н. С. Демковой // ПЛДР XVII век — М: 1989 — Кн. 2 — С. 351—401, 636—659. Житие протопопа Аввакума. Житие инока Елифания. Житие боярыни Морозовой. Изд. подготовлено Н В Понырко.

 

     Лит.: Уманьский А. Старообрядчество и протопоп Аввакум — Н.- Новгород, 1919. Виноградов В. В. О задачах стилистики. Наблюдения над стилем Жития протопопа Аввакума // Русская речь Сб.ст / Под ред. Л. В. Щербы. Пгр., 1923 - Т 1 - С 195-293.  Малышев В И 1) Библиография сочинений протопопа Аввакума и литературы о нем 1917—1953 годов//ТОДРЛ 195 4 - Т 10 С 435-446). История первого издания Жития протопопа Аввакума // Рус. лит.— 1962 — №2 — С 139-147, 3) Материалы к “Летописи жизни протопопа Аввакума” // Древнерусская книжность: По материалам Пушкинского дома Л: 1985 — С. 277—322. Демкова Н. С. Житие протопопа Аввакума. Творческая история произведения — Л: 1974. Лихачев Д. С. 1) Сочинения протопопа Аввакума // Великое наследие—С 341— 356; 2) Юмор протопопа Аввакума // Лихачев Д. С Панченко А. М Понырко Н В Смех в Древней Руси — Л 1984 С 59—71.

    

продать волосы киев цена информация тут