ДУХОВНОЕ ЗАВЕЩАНИЕ ПАТРИАРХА ИОАКИМА 


     С родной четверице стихии предается (тело), душа же на правосудие Божие поемлется и наследит аще благая, аще злая, яже с телом си содела, по деянием мзду. Убо его же, Творца моего, благостию аз, раб грешный Господа Бога Иоаким патриарх Московский и всеа Росии и всех северных стран, родителми благочестивыми, родихся в мир сей и во благочестии непорушном Восточный церкве в православной вере воспитан. И доидох судбами Божиими состарения лет ныне седмидесяти, пророческия святаго Давида меры, естественною же моею телесе крепостию изнемогаю совершение.
     Сего ради памятствуя о смерти последняго разрешителнаго часа, яко от зде всяко имам ити к Богу Творцу моему, естественный долг отдати ныне, воли моея положение, здравствуй умом моим и целостию разума, судих сие духовное последнее мое писание написати, како бы души и телу моему сотворити помощь, и прещедрый владыка наш Господь даровал бы милосердие свое мне, смиренному и грешному. Како же кому намерение мое ради Господа Бога исполнит подобает, зде завещаваю, прошу и молю, и о мне творю известие.
     В первых убо извествую сим писанием веру мою, яко верую В Бога в Троице святей единаго по научению самаго Спасителя нашего Бога по проповеданию святых Апостол и богоносных Отец святыя Восточныя церкве, и еже святии отцы на седми Вселенских соборех Духом святым собрании предаша и научиша, — в том до последняго моего издыхания пребываю, яко истинный сын святыя Восточныя соборныя апостольския церкве несумненно.
     И егда аз прешедшаго 7163-го (1655 г.) лета пришед в Киевский общаго жития Межигорский монастырь и постригохся в монашеский чин, когда обещахся и в велием моем усердии желах за моя злая дела и многое прегрешение, яже в мирском житии и в военных случаех полковых содеях и прогневах Творца моего владыку, дабы ис тоя святыя обители ни каковым образом нигде исходите и плакатися грехом моим тамо, или уединенно в пустыни, или в отшелничестве кончити жизнь мою и тело мое грешное в том обещания моего Преображения Господа нашего Иисуса Христа в Межигорском монастыре погрести весма хотех.
     Но волиею Божиею — или попущением за грехи моя, сего не вем, обаче якоже весть судьбами своими допусти мя не точию священства, оттуду мне отлучившуся, но и архиерейства и крайняго патриарша Всеросийскаго престола и всех северных стран председателя и в духоводство и в управления в церкви Хрнстове многаго народу уже шестое надесять лето имам. Сего ради зело болезную, еже мое обещание во единстве жития не исполнися, к сему о истязанию и взыскании преданнаго мне, грешному, народа христианскаго велми болезнию содержуся.
     Тем же слезно прошу у всеа Божия церкви у святейших патриархов православных: Констянтннополскаго, Александрийскаго, Антиохийскаго же, Иерусалимскаго и кто ли по мне будет на патриаршем Всероссийском престоле святейший патриарх, — прощения во всем и разрешения. У священного же собора и у всего православнаго народа молитв святых смиренно велиим усердием прошу, да помолятся о душе моей Господу Богу и пречисгей деве Богородице Марии, да сотворит Господь милость бедствуемей души моей, и простит согрешения моя, и сподобит небеснаго Царствия его.
     По сем благочестивейшим великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю всея Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, в Дусе Святом духовным моим чадом, и благоверным великим государыням царицам, и благородному государю царевичю и великому князю Алексею Петровичю, и благородным царевнам мир Божий, и благословение, и прощения подаю. Такожде и всем архиереем всероссийским мир и благословение подаю, и всесвященнаго и духовного чина и весь народ христианский благословляю, прощаю и разрешаю кающияся всесовершенно во всех приключениях.
Который же священнаго чина люди в тяжких винах священства лишении — и тем прощения буди, а тайнодействовати, по правилу святых отец и по нашему суждению, никако же попустится. Аще же кого чем прогневах и досадих, или оскорбих коего-либо сана люди и чина каковым-либо образом, яко человек согреших будеши в достоинстве сего великого началства — смиренно прошу согрешением моим прощения у них.
     Внегда же душа моя разрешится от союза плоти сея, вручаю ону премилосердаго Бога, создавшего ю, непобедимому благоутробию, да приимет ю милостивно, яко свое дело. Тело мое окаянное предаю матери всех, от нея же взят бысть, чая оттуду в последней трубе востати совершенно. Тако же завещаваю творити по смерти моей: понеже ради далняго от Межигорского Преображенского монастыря разстояния и великого неудобства невозможно телу моему грешному тамо в монастыре по моему прежнему обещанию погребену бьгги, сего ради молю и прошу благочестивейшия великия государи цари и великия князи Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы и весь освященный собор священнейших архиереев и прочих священнослужителей — да предастся тело мое сродней земле и погребут оно во святей пречестней обители Господня Преображения близ сего царствующаго града Москвы у Спаса на Новом, а не в соборной великой церкви патриарша престола.
     Положите же мене во гробе крепце, во одеянии монашеском, и обязати тело мое грешное по чину монахов, яко же всии святейший патриархи греческие: Констянтинополские, Александрийския, Антиохийския, Иерусалимския, — полагаются. Архиерейскими же одеждами отнюдь не облачати, ибо и зде видим святых архиереев тако древлеоблаченных телеса, яко Алексея святаго митрополита и чюдотворению дара сподобившагося мощи святыя его имут простое одеяние монашеское. Дабы и мне в то(м) со святейшими патриархи не разнитися, да поне тем по обещанию моему, хотя мала отрада души моей сотворится.
     Еще же завещаваю по смерти моей в поминовение души моея, да во всей патриаршей области всех церквей, кроме архиерейских епархий, по окладу данныя денги на год оставити священником тех церквей на сорокоусте и в казну патриаршу тех денег за тое лето не собирати. Такожде всем тяглым дому пат-ряарша крестьяном во всех вотчинах оброчныя денги на год в милостыню да отдадутся, и впредь того им не зачитати и не собирати за той год. Келейныя мои вещи, котории суть денги и одежды, да раздадутся по росписи. На погребение же тела моего и в поминовение души архиереем дати и прочим служителем по росписи.      По соборным же церквам священнослужителем и по монастырем, где прилично, давать ис казны сорокоусты в поминовение по обычаю прежнему.
     В Спаской монастырь на новое, где тело положится, моего тщания и трудов дать из казны патриаршей домовой денег 3000 рублев. В Киевско-Межигорской монастырь, где мое обещание и монашеский чин приях, из домовыя же патриашии казны моих же трудов и тщания дать денег 3000 рублев на церковное строение.
В строение же или исполнение сего моего завета да будет во Господе и Дусе Святом сынове мои — благочестивейшия великия государи цари и великия князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы. Их же царское пресветлое величество ради преблагаго и всеназирающаго правителя Бога и пречистыя Девы Богородицы Марии смиренно и желателно прошу, да по сему моему заветному писанию они, великия государи, все да исполнят и тщанием своим царским ради ползы души моея дабы умилосердился Владыка небесный надо мною последнюю любовь свою сыновъскою духовною мне в том отдати благоволят.
     Ради же прилежного моего завещания, еже бы все тако исполнити, молю, да в доношении им, великим государем, будет и отец мой духовной Сретенского пресвятыя Богородицы монастыря игумен Пахомий. К сицевой их царского величества любовь и труды сам Господь Бог, праведнейший возмеритель всяких благотворении, воздает им, великим государем царем, во временней сей жизни и в вечней безмерными своими щедроты благая и полезная. Аще же кто сотворит некое препятие сему исполнению последняя воли моея, или коварство и лукавство соделает в роздаянии вещей написанных — имать судию Христа Бога, воздающаго комуждо по делом его, зане он яко же видит кого творяща неленостно, тако и воздаст всякому праведно.
     При сем же последний мой пастырский долг отдаю и предлагаю в душевную ползу во спасение же вечное гражданскаго же и царственного самодержавства во всякое опаство благочестивейшим монархом, чрез мои грешныя руки помазанником Божиим, на содержание и управление отечественного наследства всего царства Росийского, в Дусе Святом сыном моим великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцам.
     Да пребывают они, государи, в прародителском своем благородном царском достоинстве и самодержавстве благочестиво и праведно во всяком изрядстве жителствовати в чистоте, и в воздержании же, и святыни, яко помазанным святым подобает, образу благих дел, по святому апостолу, всем народам благочестивейшим быта, усердствую; веру же православно-кафолическую в Бога вседушне любовию имети; Церковь святую едину во вселенней, яже на Востоце и в нас утвердися истинную, яко же матерь чествовати и пребывати в ея правом учении непоколебленно, и предания и учения святых, на соборех определенная и утвержденна, содержати крепце и ни в чем порушно, якоже бо без веры правыя Богу угодити невозможно —такожде кроме Церкви святыя Восточныя мудрования и светлаго богопреданного тоя учения невозможно кому спастися; и юже чрез святый символ веруем едину святую соборную и апостолскую Церковь бьгги — убо оную защищати от всяких ересей и соблазных наветов; и своею государскою рукою во всем Церкви господни, и служителем священного и духовного чина, и причту церковному, всем помогати и снабдевати вся в царской своей милости да потщатся и определенная даяния служащих Богу по всем церквам и о них, государех, молящихся — да не лишают, и в том тии да не обидятся. За сие бо, по Псалмопевцу, приимут от Христа Бога воздаяния многа.
     Яко благочестивыя государи и великие князи и вернейшие цари, свойственные господне Российскаго царствия людем всем, во осмотрителстве милосердом всякаго чина люди своя, мала и велика, богата и убога, раба и свободнаго, и всякое лице мужеско и женско, да не имеют всякие неправости, и обид да свобождают, о правосудии же в делах граждански(х) всячески да попекутся, ибо милость и любовь в том всякому явят многу, зане зело неправда в суждениих и коварство в людех умножися, обидимыи же вдовицы, и сироты, и немощнии во убожестве люди зело во оскорблении мнозии плачют, ибо суд Божий в людех его вам, царем, вручися, и сего Бог истяжет от вас. О нем же сами государи прирадейте, молю вас, государей, избавите всякого от неправды!
     Еще же да никакого же они, государи цари, попустят кому христианом православным в своей державе с еретиками и иноверцами, с латины, люторы, калвины и злобожными татары, их же гнушается Господь и Церковь Божия з богомерскйми прелести их проклинает, общение в содружестве творити, — но яко врагов Божиих и ругателей церковных тех удалятися. Да повелевают царским своим указом: отнюд бы иноверцы пришед зде в царство благочестивое вер своих не проповедовали, и во укаризну о вере не розговаривали ни с кем, и обычаев своих иностранных и по своим их ересям на прелесть Христианом не вносили бы. И сие бы запретити им под казнию накрепко. И молбищных бы по прелестям их сборищь еретических строити не давати места всеконечно, но котории зде и есть близ или между христианских домов — и те бы разорити годно и должно яко диаволская сонмища.
     Татарове бо зловерныя, еретицы же Церкве святыя отступныя — и вси суть проклята. Зане апостол святый Павел и во единой христианской вере братии сущих пиянствующих отлучатися и бесчинствующих и не примешатися к ним заповеда. Колми паче таковых еретиков, развратников и хулников святыя веры нашея отлучатися всяческий подобает еретиков, яко люторы, калвины, латины не советуют и не глаголют яже церковная правая, но якоже человеческая новообретная, и чуждее истинного благочестия. Татарове же проклятыя злобожники суть, в них же ни коего же добра обретается, и живут в державстве царской и между многих христиан и великих. Их же во благочестивую веру всяческий приводите велий есть долг, и апостолское завещанное слово сице глаголет: "Ныне же писах вам, братие, не примешатися, аще некий брат иноверец же, наипаче именуем будет блудник, или лихоимец, или идолослужитель, или досадитель, пияница или хищник, с таковым ниже ясти".
     Во иноверцех же вся сия злобы господствуют, обаче вернии люди мнози и честнии с ними ядят не стыдящеся и не боятся греха, уклоняющися же от заповеди сея, и завещания от Церкве святыя презирающе, и творящий сами себе закон презорством. Како имут свободитися клятвы, Псалмопевцем присновещающияся: "Проклята вси уклоняющийся от заповедей твоих"!? — Чесого вся христианы избави Боже. И инде глаголет: "Измите злое от вас самех". Сие явственно сам Бог завеща, како со иноверными еретиками и злобожниками водитися и общатися кому, и ни кую дружбу подобает с ними имети.
     И сим убо может целость государьства своего в лепоте содержатися и во угождении быти Богу, егда вси люди истинствуют о добрых делех прилежат благия и постоянныя нравы. Да не навыкнут иностранных обычаев непотребных, и неутвержденнии в вере и Писания не ведящии со иноверными о вере да не глаголют, и лестного учения их весма да не слушают. Но да возимеют в крепости отеческая благоразсудная и воздержанная поступления в делех и вещах. Писано 6о: "Не буди всяким ветром носимый, изменяющися скоростию в непотребство, и старейших не презирай, и всякое дело начиная, смотри конца, каковый будет". Всем повелеся, зане вся тварь и время от времени скоро изменяется, и кончина смертная ближится всем, ей же и аз и леты, и болезнию близ привержен семь.
К сему всякого бы чина люди имели по чину своему, и жиги во всяком опастве и мерности, кому что должно и кому что прилично. Одежды бо носити, дворы и храмины строити не к лицу — нестройно государству же и убыточно. Добро убо есть во одеждах драгих и многих, во пространных избыточных трапезах и питиях различных, и во всяких неполезных делах не истощеватися и не приходити тем в последнюю скудость и убожество. Излишнее 6о все и дело непотребно.
     По апостолу же: "Буди имя пребезначалныя всетворивыя единосущныя святыя Троица Бога Отца и Сына и Святаго Духа благословенно от всея видимый и невидимый твари во веки непрестанно". Аминь.
Безмерным благоволением и неизреченною благостию всетворца нашего Бога но образу и подобию его сотворенный и созданный в бытность вечную человек уже невоуничтожится никако. Ему же долг по всякому образу благородием своим душевным знати, славити Бога, зрети к Нему, уповати на Него и о всем по учительству святаго апостола Павла благодарити, яко вся сотвори он Премудростию своею и присно творит и претворяет яко же хощет все в полезное человеку, дела, вещи и помышления, да всяческий в жизни горней и блаженней имство воздержавствит заповеданное же.
     Сам Спаситель наш Иисус, возводя нас в первое достояние небеснаго наследия, глаголаше: "Востаните, идем отсюду". И зде убо колика лета живи, обаче конец предела Божия жизни приемлет и разрушается. Всяк мудросозданный человек — тело естественное, органное, потребная, ибо благодатию Божиею в Росийском царствии их царския державы людий благочестивых, в ратоборстве изскусных и знающих о полковых строях зело много. Апостол же святый Павел зело коринфяны посрамляше, егда пред иноверцами судишася: "Глаголаше бо и сраму вам глаголю, уничиженных Церкви, у нас весма очюжденнии, почто посаждаете судити верным? Тако ли несть ни един в вас мудр, иже может разсудити между братии своих, но брат з братом судится, да еще пред иноверными! Сие убо отнюдь срам вам есть, яко судитеся от неправедных, а не от святых". Сии есть от еретиков и злобожников татар неправедных, у них же христиане в подданстве, а не от святых христиан православных, единоверных розсиян и в царстве едином живущих.
     Иноверцы же, аще и прежде сего древних лет в полках росийских и в нашей памяти быша, где ползы от них сотворишася мало. Явне бо они враги Богу, и пресвятей Богородице, и нам, христианом, и Церкви святей. Ибо вси христиане православнии наипаче же за веру и за Церковь Божию, нежели за отечество и домы своя во усердия души своя полагают на бранех в полках, никакого же щадяще жизни своея. Еретики же, будуще началники, о том ни мало радят. Такожде и татаром злобожным, котории во обладании их царском, в своем же зловерии жизнию влекутся, в подданство и владение христиан не давати, и за которыми есть, аще не крестятся и не хотят быть во благочестии, взимати и тыя от них, и не давати в поругание и под власть нечестивым босурманом христианских душ. И о сем вседушно великих государей благочестивейших, вас, царей, молю и прошу, и впредь завет мой сей всем благочестивым самодержцем, яко архиерей семь, полагаю. И такожде молю во Господе, да о всем том во имяни Господни, яко христианския цари, во обладании вашем приложите тщание. И сотворяйте тако, и милость Божия буди с вами, и Господь Бог помощник вам во всем, и крепкий покров от всех зол и непреоборимая стена пресвятая дева Богородица Мария, и вси святии о вас молитвенники непрестанно.
     Изъявляю же, яко и нынешних лет, в Крымския походы, егда на крымских татар росийския царския полки ходиша, аз смиренный о всем вышеписанном яко старец сый глаголах не обинуяся, учих, и молих, и доносих началствующим с молением и написании, еже бы еретикам иноверцам над христианы в полках началниками не быти. И мене благородная государыня царевна София Алексеевна в том послушати тогда не изволила. Такожде и князь Василий Голицын, вождь бывший в те походы царского пресветлого величества премногих полков, не сотвори сего. И что содеяся в полках, каковыя поступки быша, многим зримо бе и есть всем ведомо, яко бесчестию и на славе многая страны приписаша, нужды же людския кто изочте и убытки?!
     Тем же должно апостольского учения слушати; никто же своея ползы, но ближняго своего кийждо да ищет, ищая же, по гласу Евангельскому, обрящет благодать, и славу, и мир, и милость. И толкущему заповедями Господними во двери милосердия Божия всеусердно, отверзется Царство небесное и приимут его всерадостные кровы блаженства в некончаемый век. Сия вся заключаю, вся оставльщияся люди на земли сей от святыя молитвы смиренно прося, благословение вам свое архипастырское оставляю. Мене же самаго Божию вручаю милосердию и непостыдному предстателству госпоже моей пресвятей деве Богородице Марии, и всех святых благоугодивших Богу молитвами вопия, глаголя Богу Отцу нашему небесному: "Отче, в руце Твои предаю дух мой". Аминь.
Писася в царствующем великом граде Москве в дому святейшего патриарха Мироздания 7198-го лета, лета от Рожества же Иисус Христова 1605-го (правильно — 1690), индиктиона 13-го, месяца марта 17 дня.
При сем еще их царскому пресветлому величеству доношу и во имяни Господни завещаваю, еже бы иконы Бога человека Иисуса и пречистыя Богородицы и всех святых (писать) заповедали на цках по древним переводом з греческих изображений, како видим и чюдотворныя иконы древних писем; а с латинских и немецких соблазных изображений и неподобственным и новомышленных по своим похотям церковному нашему преданию развратно отнюдь бы не писати, и которые где есть в церквах неправо писанные — тыя вон износити. Ибо и пресвятую Богородицу, уже обрученную мужу Иосифу праведному и Христа Иисуса родившую, они еретики пишут непокровену главу и власы украшенну, и многих святых жен непокровенными главами, и мужей своестранными обычаи. В греческих же старых и росийских таковых подобием не обреташеся и ныне того не приемлют. Веруем бо, яко пресвятая Богородица — дева и по Рожестве Иисусовом, но Церковь таковых новых видом не приемлют и необычно. Не велети же вырезывати на древе икон человеческим обятием, понеже в Церкви восточной того творити заповедано.
     Но и паки воспоминаю, еже бы иноверцам еретикам костелов римских, кирак немецких и татарам мечетей в своем царстве и обладание всеконечно не давати строити нигде. И новых латинских иностранных обычаев и в платой премен по иноземский не вводити. Ибо тем (своеобразием) благочестия христианского царства и во удобстве имать пространятися и вера Господа Бога возрастать день дне. Удивляюся же яз царского сигклита советником палатным, и правителем, и которые на посолстве во иных землях и царствах бывали и видали, како кое государство нрав и обычай имать, каковый во одеждах и поступках тако держат, а иного не приемлют, и в своих владениях иных вер людей ни каковых достоинств не сподобляют, а еже не своея веры молитвенных храмов иноземцов никакого же попущают сотворят.
      И в котором еретическом царстве, кая окрест нас суть, яко в немецких, есть ли благочестивыя нашея веры церковь Божия, где бы христианом было прибежище? Нигде же! А зде чего и не бывало. И то еретиком поволно, что своих еретических проклятых соборищ молбищныя храмины построили, в которых благочестивых людей злобно кленут и лают, и веру укоряют, иконы святые попирают, и нам христианом ругаются, и зовут идоло- и древопоклонниками. И се не есть добро, но всяческий зло.
     Сего убо благочестивым людем, наипаче же самодержавнейшим царем государем, и ныне, и в будущий времена зело смотрети подобает и своему государству в благоразсудное повелительство, в пользу и прибыль, наипаче же во славу Божию творити, еже и в содействии сего свершения буди во Христе Бозе желаю, желаю. Аминь.


    Подписа своею рукою: Иоаким патриарх Московский и веса Росии положи син завет.

    1690 г.

 

 


    Автор проекта и составитель - Александр Петров (Россия)

 Студия "Мастерская маршала Линь Бяо"

 Copyright (С) 2000-2004 by Alexander Petrov (Russia). All right reserved.       Webmaster: petrov-gallery@yandex.ru