ПОВЕСТЬ О МАРФЕ И МАРИИ

 

 

 

СКАЗАНИЕ

О ЯВЛЕНИИ ЧЮДОТВОРНАГО КРЕСТА ГОСПОДНЯ, ИЖЕ ЕСТЬ В МУРОМСКОМ УЪЗДЕ. 

СПИСАНО ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ МОИСЪЯ. 

АРХИЕПИСКОПА РЯЗАНСКОГО И МУРОМСКОГО. 

БЛАГОСЛОВИ ОТЧЕ

 

 

     Понеже убо мнози слышавше, нЪции же ведуще и зряще о чюдотворномъ крЪсте господне, иже и с древних лЪтъ и до дьнесь пребываетъ во области града Мурома много содЪвая преславная чюдеса и исцеления, сего ради мнози от нихъ, воспалившеся желаниемъ и вЪрою влекоми, ищут увЪдети, откуду и како обрЪтеся той бесцЪнный бисеръ, и вопрошаху самЪхъ служителей того чюдотворнаго креста. Они же о семъ ничто же извЪстно рекоша, зане убо многим лЪтом протекшимъ, еще же и многа ради иноплеменныхъ нашествия на страну ону, паки же и частого ради татарского распленения древняя изгибоша писания, в кия лЪта и при коих содержателех быша сия. Но токмо на мале хартиице просторечием, яко же поселяне написано, держаху памяти ради.

     Сице убо от многих лицъ о том бываху иереемъ тЪмъ истязания на многа времена. И тако тии служителие стуживше зазрЪша себЪ о семъ, абие припадают ко архиерею града своего, просяще молитвы от него и благословения изыскати на дело сие. Еже и бысть да негли како обрящутъ мужа, могуща повесть сию о чюдотворнемъ крестЪ господне благохитростне преписати, аки нЪкую златотканную пленицу словесне украсити, елико возможно, богу ему поспешествующу.

     И тако убо не вЪмъ, что ради симъ изволися оставити мнозЪхъ премудрейших на дЪло сие и достойнейших, якоже нЪгде речеся, «оставльше источников, к суху потоку приидоша, и, оставльше главу, к ногам беседовати изволиша». Сице убо понуждают мое недостоинство, не вЪдуща ни десна, ниже шуя, но токмо греху присно прилежаща, еще же и мирскими всячески суетами оплетшася, груба суща и витийския бесЪды ничтоже свЪдуща. МнЪ убо, грешному, исперва много отрицающуся толикия дерзости дЪлу сему прикоснутися, понеже убо выше силы и сана моего, еще же и за немощь и недостаточества ума моего. Сии же многорачителне не преслушати ми ся прилежаху и честнаго креста оного самого силу в помощь на се быти ми предлагаху. Аз же, окаянный, от обою содержим бЪхъ страхом и радостию, понеже бо стърах за недостоинство претит ми глаголати, радость же и любы влечет мя вЪщати. Но обаче возложих надежду на бога, рекшаго: «Просите и приимите, толцыте и отверзется вамъ», всякъ бо, рече, — «просяй — приимет, ищай — обретает», и паки рече, яко: «Не можете без мене творити ничесоже». И тако убо к сему со воздыханием припадая, рекох сице: «Милосердь буди ми, владыко, и прости мою дерзость, о них же хощу глаголати, недостоинь устнЪ имый и мысль непотребну», Рекох от сердца: «Ты убо, наставниче премудрости и смыслу давче, немудрым наказателю и низким защитителю, утверди и вразуми сердце мое, владыко! Ты даждь ми слово во отверзение устъ моихъ, иже отчее единородное слово, и содействуй ми силою креста твоего, якоже нЪкогда немому повелЪ глаголати и глухому слышати». И тако прострох греходЪлную мою руку и яхся по дело сие, о нем же нам слово. 

     Но убо небщую, аще и слово небытию покрывшу того славу, иже от лЪтъ прием помощь, яко же преже рЪх, к невЪдению препущаше недобре и многие ползы отщетеваше ны. Аще убо маргаритом от своих скал не производимом, кому тЪхъ добра познаваетца? И злату во своих флевахъ лежащу, киим очесом той блистание будет? Тако и мы, изряднее нынЪ от глубины забвения и молчания восторгшеся, мало нЪчто о явлении чюдотворнаго того креста хощем побесЪдовати, елико возможно есть, а о летЪхъ и о временЪх, якоже преди рекох, да не зазритъ ваша святыни, не обрЪтшу ми, но едино се, иже суть ни от человекъ, ни человеки, но самЪм тЪм изволившем распятися спасения ради человеческаго повествование сице.

 

     Беша убо в прежняя времена двЪ дЪвы, сестрЪ сущи, дщеря нЪкоего мужа благочестива от дворянска рода; имя единой Марфа и имя вторЪй Мария. По времени же возраста ею даны быша на бракъ благовЪрным мужемъ от преславущихъ градов, еже есть Рязани и Мурома: Марфа убо мужу нЪкоему от честна рода рязанские земли, именем Иванну, но зело небогату; Мария же мужу от племяни нарочита земли муромския, имянемъ Логвину, богатством же преизобилующу, аще и не зело велика суща рода. 0 отечествии же имян ею и прослытия роду не повЪдано ми бысть.

     Та же по нЪкоемъ времени Иванну и Логъвину случися има снитися к сродникам жену своею. Егда же приспЪ время вечери быти, бысть между има пря о сЪдении мЪста: Иванну убо хотящу первосидЪния честнаго ради отечествия своего, такожде и Логъвину желающу богатства ради своего. И таковаго ради начинания и гордости своея — вина бысть разлучатися има от себе, не помянуша бо реченнаго господемъ: «Егда званъ будеши ким на бракъ и на вечерю, шед не сяди на преднемъ мЪсте» и прочая, и паки: «Иже хотяй в вас болий быти, да будетъ послЪдний» и прочая. И апостолу глаголющу: «Иже высоко в человецех, мерзость есть пред богомъ». И за сию убо вину не токмо сии едини разлучастася друг от друга, но и женама своима между себе до смерти своея изволиша ни писании ссылатися.

     По нЪколицех же лЪтех, яко же последи рекоша, случися божиим судом преставитися Иванну и Логвину во единъ день и во един часъ. Женама убо ею, Марфе не свЪдомо бысть про Логвинову смерть, Марии же про Иваннову смерть. Тогда же убо по лишении мужу своею встужившемася има сестра по сестрЪ. И рече болшая сестра Марфа к себЪ сице: «Шедъ, посещу аз зятя своего Логвина и поклонюся ему и сестру свою да вижду. И, аще будетъ зять мой призритъ  на мое смирение, аз же потщуся в дому его и пребывати. Аще ли презритъ, аз же, токмо с сестрою си созрЪвся и прощения получивши, восвоя возвращуся». Такожде и меншая сестра Мария рече в себЪ: «Иду к зятю Иванну. Поклонившася ему, с сестрою ся узрю. И аще зять мой приятелствен ми явится, и аз от имЪния своего удоволю его, и он тако же, яко и муж мой богат и славен будет по своему достоинству». И тако поидоста сестра к сестрЪ.

     И по божию изволению снидостася на пути бълиз града Мурома и сташа каяждо к себе. Тогда пославъ меншая сестра слугу своего извЪстно испытати, кто есть ста ту: «Егда ли будет кая, рече, жена, и мы вкупе снидемся. Аще ли будетъ мужескъ пол, и мы вдале отидем». И шедъ слуга ея и вопроси тЪхъ: «Кто сим путемъ грядет?» И отвещаша ему: «Идет вдова к сестрЪ своей». И, пришед, слуга возвести сия госпожЪ своей. И госпожа его рече: «Добре, убо нама снитися вкупе!» И тако сошедьшеся и поклоншемася друга ко друзЪ, в лицехъ же своих не познастася, яко бЪша сестрЪ. И восхотЪвшима вопроситися има между себЪ о отечествии и сродствЪ своемъ. И рече болшая сестра к Марии: «Госпоже моя! Кто ты и откуду еси?» И отвещавъше Мария къ сестрЪ своей Марфе: «Аз многогрешная, имя ми есть Мария. Еду к сестрЪ своей МарфЪ». Сице же вопроси и Мария Марфы: «А ты, госпоже моя, кто и откуду еси и что ти есть имя?» И отвеща Марфа к Марии: «Аз же многогрешная Марфа. Ъду к сестрЪ своей Марии». И тако познастася во отечествии, яко сестрЪ бЪша, тако же и о смерти мужу своею известистася. Тогда начаша сии между себЪ лобзанием любезным целоватися, яко же обычай им бЪ, и плакатися о мужу своею, занеже жиста не в совЪте между себе, по смерть свою ни съезжахуся, еще же ни писанием не изволиша ссылатися. И елико бо по мужу своею плачющеся, сугубейши сего ради себе за многовременное между себе незрЪние и безсовЪтие. И едва мало от плача преставше, порадовашася о бозЪ и благодариста того, яко не лиши ею спребывания на кончине века ею. И ту представити повелеста себЪ трапезу и ядше пиша в славу божию и веселистася. И по вечери сей успоша на мЪсте том.

     И въ тонце снЪ явися има ангелъ господень, глаголя Марфе и Марии коейждо особь на имя: «Господь посла к тебЪ злато по вЪре твоей к нему», такое и другой: «сребро». Злато же убо даде Марфе, сребро же Марии. И повелЪ в златЪ крестъ господень устроити, в сребрЪ же ковчегъ кресту сковати. Вдати же оно повелЪ има, иже заутра преже идущимъ человеком путем симъ. Слышаста же сия, аки на явЪ мнящемася, вземше и ввивше каяждо злато и сребро в зарукавие си. И егда же има возбнувшима от сна, исповЪда Марфа сестрЪ си Марии виденное, такожде и Мария МарфЪ возвести от ангела явлшееся има вкупЪ единако. Тогда восхотЪста си увЪрити видЪние, аще истинна суть, и абие обретосте в зарукавие си Марфа убо злато, Мария же сребро. И возрадовастася о предивном томъ видЪнии, паче же божии даровании, и слезы от радости испустивше, богу благодать воздаяху, и печастеся о семъ, како бы има повелЪнное от бога сотворити.

     Во утрии же день узрЪвше грядущих мимо путем тЪмъ триехъ мужей во образе инок и возвасте къ себЪ сих и возвестисте им вся о себЪ бывшая, еже от ангела има во снЪ видЪние и како приясте от него во снЪ злато содЪлати крестъ господень, сребро же сотворити кресту ковчегъ, отдати же сия во устроение человекомъ, заутра первошествующим путем сим. Слышавше же чаемии иноцы от нею глаголы сия и рекоша к нима: «Не скорбите о семъ, мы сего ради дЪла к ваю приидохом!» Тогда Марфа и Мария отдасте старцем тЪмъ в злате слити крестъ господень, в сребрЪ же кресту ковчегъ устроити. И тако мнимии иноцы, вземше от рукъ сестру злато и сребро, отидоша от очию их. Сестрома же Марфе и Марии дошедшема града Мурома и ту обитаста в дому си.

     Слышавше же ближницы и сродственницы пришествие ею, сошедшеся к нима, начаша о преже бывших има и мужию их и скорбЪти и сЪтовати. Еще же и самЪма плачющемася за безсовЪтное и несогласное между себе житие, паче же вдовства и сиротства. Та же возвестиста о себЪ сродником своимъ, како подвигшимася коейждо от себе в путь к, сестрЪ си, не согласившемася, ниже сославшимася, и како срестостася на пути, идЪже и пъреславное оно видЪние ото ангела видеша во снЪ, дающа има злато — сотворити крестъ господень, сребро же — устроити ковчегъ кресту, и заутра прежешествующимъ человеком, еже и отдаша има на пути, и все по ряду, еже преже написася. Слышавше же сия, ужики ею вознегодоваша и рЪша к нима: «То како сицево сокровище, паче же божие дарование, с небрежением отдаста, а не вЪсте кому!» Или не чаясте здЪ обрести златаря, в семъ велицем и многонароднемъ граде, на устроение божия делеси!» Сице истязующе ею. ОнЪма же отвещавшема к нимъ: «Иже явився и давый нама злато и сребро, им же повелЪ отдати сотворити дЪло божие. Мы же и отдахом».

     БЪ же тогда собравшеся к нима нЪ едины сродницы ею, но и от нарочитых града, боляръ же и дворян. Вопросиша о мЪсте том, идЪже явися чюдное видЪние то, и злато и сребро обретЪся има, да идутъ тамо. Та же собравшеся множество людей и совещавшеся убо тамо итти.

     Поемше же с собою Марфу и Марию и приидоша на место оно. И совЪтъ сотвориша твердо: со тщанием и всякою быстротою послати на всЪ страны по путем и малым стезямъ коегождо господина с чюжим рабом и раба с чюжим господиномъ на взыскание старцовъ онъх: да аще кии от нихъ техъ старцов со златом и сьребромъ обрящутъ, и ничто же скрыто или утаено от сихъ сотворят. Сице убо им урядившем и уже хотяху вскоре тещи на взыскание инок техъ.

     И абие узрЪвше нЪцыи юноши трех инокъ, несуще крестъ господень, в злате устроен, и ковчегъ, в сребрЪ сотворен, и въложи юношам тЪмъ в сердце искони ненавистный сатана восхитити от рукъ старчихъ богодарованное сокровище сиЪ, и уже окаяннии коснутися хотящу. Старцы же рекоша имъ: «Человецы, отидите, отнюду же приидосте». Тогда же в той часъ узрЪвше со онема сестрама Марфою и Мариею муромстии градожителие триех старцов, грядущих и несущих крестъ господень, и возбраниша неистовству отрокъ онЪхъ, сами же устремишася на стрЪтение честънаго креста, несомаго от старцов, да с честию великою приимут его.

     Мнимии же старцы дошедше к сестрама и рекоша: «Марфо и Мария! Иже убо в видЪнии от ангела данное вама злато и сребро, еже вдасте намъ во устроение креста господня и ковчега ему, се по вЪре ваю , паче же повелЪнием божиимъ в том злате сей животворящий крестъ господень сотворен, в сребре же ковчегъ кресту соделан. ПриимЪста си на спасение и на благоденствие, миру же всему на исцеление недугом и разрушение страстем и бесом на прогнание». Та же сродницы тою и вси пришедший с нима на взыскание тЪхъ инок вопросиша их: «ГдЪ убо, отцы святии, бысте и откуду приидосте сЪмо?» Мнимии же иноцы рекоша: «Во ЦарЪградЪ быхом». И паки вопросиша их: «Господие, колико время идосте от царьствующаго града, еже есть ис Костянтинополя?» Сим же рекшимъ: «Се убо третий есть часъ отнеле же изыдохом». Слышавше же сия, удивишася вси, тогда сущии ту, и начаша молити их, да причастятца брашну от трапезы их. Отвещаша же им непщуемии старцы: «НЪсмь бо ядущии, ниже пьющии, но убо вам благоволи богъ в славу свою питатися от сихъ». И, се рекше, невидими быша от нихъ. Тогда убо познавше Марфа и Мария с сродники своими и со градоначалники, яко и тии, от бога посланнии во образе инок, ангели суть. И воздаша хвалу богу, творящему дивная и преславная чюдеса.

     По сих же убо восхотЪвшима сестрама Марфе и Марии совЪтъ сотворити и совопроситися со ужиками и с сродники своими о семъ, да гдЪ убо има поставить той святый животворящий крестъ господень молитися: в дому ли си, или в церькве господне. И бысть има видение от чюдотворнаго креста господня во сне, глаголя: «Поставите мя во святилище божии в церькви архистратига Михаила честнаго его собора на погосте, иже есть вмале отстоящь от пути мЪста сего, яко с поприще едино». Марфа же и Мария возрадовастеся о видении, яко не презри господь желания ею. Тогда дошедше со тщанием церькви тоя и поставиша той святый и животворящий крестъ господень в предиреченней церькви архистратига Михаила и прочих небесных сил бесплотных честнаго их собора, иже 6Ъ во уездЪ града Мурома, яко двадесяти и пяти поприщъ града не достигши, пребывание имЪя во Унжеском стану на реке УнжЪ, идЪже подает благодатию христовою бесчисленная чюдеса и исцеления приходящимъ к нему с верою.

     По сих уже убо оныя благочестивыя двЪ женЪ, Марфа и Мария, начасте к чюдотворному оному целбоносному кресту притичюще. И не сии убо едини, но и всего града Мурома всенародное множество с великою вЪрою прибегая; паче же различными болЪзньми одержимии прикасахуся, вскоре исцеление приемлюще, благодаряще бога, в домы своя отхождаху.

     Прохождаше повсуду слава о немъ, любитъ бо таковая сих з дерзостию притицати и скорЪе крилатых обноситца, еже и до царьствующаго града Москвы самодержцем в слухи внидоша. И сердца тЪхъ к честному оному кресту вЪрою воспалистася и, з желанием приемлюще сего, целоваху. Сего ради обыкоша и служители тоя церькви даже и доднесь по вся лЪта приносити того в царьствующий градъ Москву к державнымъ и въ благочестии сияющим царемъ и святителемъ и всему православному християнству на освящение душамъ и на отгнание страстемъ и на исцеление телесемъ от различных недуг.

     ТЪм же мы, братие, возрадуемся о явлении креста господня, днесь и веселуемся о обрЪтении креста Христова, днесь владычень крестъ от небесныхъ вЪстникъ приносится, днесь бо крестъ нерукотворенный, но богом содЪланный, человЪкомъ даровася. Сего приятию, радующеся, празнуемъ. Сего обрЪтению мы, веселящеся, торжествуемъ: днесь бо паче солнца многоразличными чюдесы в Муромстем граде осия и всю Рускую землю просвети, днесь святая церькви, аки гривною, златымъ крестом господним украшается. Людие же, с вЪрою и любовию сего целующе, душами и телесы вкупе освящаются. Како убо мы, убозии, исполнени греха суще, возможем по достоинству кресту господню похъвалу принести или похвалити? Но токъмо с вЪрою и сердечною любовию вопити: «О великия креста силы, коликих благъ сподобихомся, яко от толикия мерзости и тьмы заблужения род человЪческий призва, и от смерти на животъ возведе, и от тля на нетълЪние приведе! Не к тому бо очи мысленнии невЪдения мраком покрываютца, но креста ради свЪтом разумнымъ просвещаются, сия креста ради исправления, сия нам креста ради дарования. Кое ли исцеление не креста ли ради содЪяся? Креста бо ради благочествовати навыкохом и благодать духа святаго прияти сподобихомся. Что убо креста честнЪйши, что же ли сего душам нашим полезнЪйши? Да не убо постыдимся, крестъ господень именующе, но со всяцем дерзновением той исповЪдающе. Им же и звани быхом во спасение и в вЪчную жизнь, ея же буди получити всЪм нам о Христе и сынЪ господЪ нашемъ. Ему же слава со отцем и с пресвятым и благим и животворящим духом нынЪ и присно и во вЪки веком. Аминь.

 

 


    Автор проекта и составитель - Александр Петров (Россия)

 Студия "Мастерская маршала Линь Бяо"

 Copyright (С) 2000-2004 by Alexander Petrov (Russia). All right reserved.       Webmaster: petrov-gallery@yandex.ru