СКАЗАНИЕ О ДРЕВЕ ЗЛАТОМ И ЗЛАТОМ ПОПУГАЕ

 

 

 

    Бысть во Цареграде царь Михаил благочестивъ и богобоязливъ. Велми былъ к богу подвиженъ: святая святых созидалъ, сосуды златые и серебреные во церкви поставлял, церкви пресвещенные воздвизалъ и монастыри строил, и грады зиждалъ. И бысть у него древо златое, и ветви у того древа златые и серебреные. А на томъ древе птицы поют различными гласы.

    Слышевъ же многие цари и короли про то златое древо и посылаху пословъ своих во Царьград з дары бесчисленными ко царю Михаилу благочестивому, и прошаху у него, чтобы дал древа златова посмотрить. И послы приидоша во Царьград и поклонишася благочестивому царю Михаилу, и дары подаша, и прошаху у царя древа посмотрить. Благочестивый же царь Михаил велЪлъ дары приняти, а послом повелЪлъ древа посмотрить. И послы же видя древо и дивяся много. И поклонишася царю, и пойдоша во свою землю ко царемъ и королемъ своимъ. И пришед, все по ряду поведоша.

    Цари ж и короли слышавъ от пословъ своих про златое древо и много дивяся. И умысливъ, совЪтъ сотвориша, хотяху у царя Михаила древо златое отставить. И отрядиша иных послов своих и послаша во Царьград, и повелели давать за златое древо городы и именья многа. Послы же приидоша во Царьград з дары и поклонишася царю Михаилу, и рекоша: «Великий царю Михаилъ! Цари наши и короли нас прислали к тобЪ, великому царю. А велЪли тобЪ говорить и у тебя просить древа златова. А велЪли тобЪ, царю, давать много городовъ и имЪнья много». Благочестивый же царь Михаилъ велЪлъ дары принять, а посломъ повелълъ древа смотрить, а на городы и на имЪнья древа златова не отдал. И рече царь Михаил посломъ:

«Рките царемъ своимъ и королемъ: цареградцкий великий царь Михаил велЪлъ вамъ говорить: за что царю Михаилу златое древо отдать на городы и на именья? Во Цареграде древомъ златым царь славенъ, зело изобиленъ во всемъ однеми дарами». Послы же поклонишася царю Михаилу и пойдоша во свою землю ко царемъ своимъ и королемъ. И сказаша все по ряду, что царь Михаил приказал. Цари же много дивяся.

    По мнозе же времени благочестивый царь Михаилъ преставися от царствия своего, и на ево мЪсто во Цареграде сяде на царство царь Левтасар. И бысть пьющъ велми, всю царскую казну пропил цареградцкую. И князей и бояр много казны взял, все то пропил. Церкви просвещенные разграбилъ, сосуды серебреные из церквей поимал, все то пропилъ. Монастыри разграбилъ, да уже нЪчево ему пропить. Дограбився до златово древа, и все древо златое розламал, и все то пропил.

    И некоторого вечера веселящеся со князи и бояры, пьюще и тЪшася велми. И слышавъ, что древа златова одна ветвь. А на той ветви золотой попугай говорит человеческимъ голосомъ, что сей де нощи царю Левтасару напрасною смертью умереть. Царь же Левтасар рече: «Князи и бояря, слышите, что золотой попугай говорит?» Князи же и бояря рече: «Великий царю Левтасар, слышимъ».

    Царь же Левтасар возревъ на подволоку и виде много множество на подволоке рукъ человеческихъ пишуща, а лицъ не видитъ. И велми царь Левтасар ужаснулся и рече: «Князи мои и бояря, видите ли, что на подволоке руцЪ человеческии пишут, а лицъ не видеть? Некоторые волхвы чары на меня нанесоша». И повелЪлъ в вестовой колоколъ звонить, и проповЪдникомъ повелЪлъ по улицамъ Ъздить, чтобы все князи и бояря, и все мужи Ъхали на царевъ двор велия чюда смотреть.

    Тот же час сьЪхашеся весь град на царевъ двор, и начаша ходити смотрить чюда в полату по десяти человекъ. Руки же не бояшеся никого, пишуще харатьи, из руки в руку подаяше. Аки буря великая шумяше от харатей в полате. И рече царь Левтасар: «Князи и бояря, и все мужи градцкии! Что у меня в полате велие учинилось? Некоторые волхвы чары на меня нанесоша». Князи же и бояря все рекоша: «Великий царю Левтасару! То намъ чюдо несвЪдома. А свЪдома то чюдо Данилу пророку. Данил пророк живет в монастыри, от Царяграда шестьдесятъ поприщ».

    Царь же Левтасар повелЪ послать тотчас по Данила пророка. Посланник же къ Данилу пророку приеде и з Даниломъ пророкомъ стал во Цареграде, у царя в полате, во мгновения ока. И сказаша царю про Данила пророка. Царь же встретилъ, среди полаты пророка Данила и рече Данилу пророку: «Что в полате у меня велие чюдо явися? Некоторые волхвы чары нанесоша».

    Данил же пророкъ виде: ангельские руцЪ пишутъ. И бысть трепетенъ велми. Пророк же Данил рече: «Великий царю! Не волхвы чары нанесоша на тебя. То пишут ангельские руцы действо твое, царю: что ты царьскую казну пропил, святая святых разорил, сосуды церковные, златые и серебреные, из церквей поимал, то все пропил. Монастыри розграбилъ, бояр и всяких людей ограбилъ, то все пропил. И златое древо все то пропил. Царьград да и вы, цари во Цареграде, ото всЪхъ царей и королей з древомъ златымъ чесны и славны были, и весь Царьград изобиленъ был древомъ златымъ. Сей тебЪ нощи напрасною смертью умереть».

    Царь же Левтасар со гнЪвомъ повелЪлъ Данила пророка посадить в темницу, а сам повелЪл себя стеречи всему царству, чтоб к нему смерть не пришла. И начал он в полате своей един пребывать, толко с ним Дарей Менденис. И дастъ ему копъе свое, и приказал ему, никово к себЪ. в полату не велЪлъ пускать: «Хто станет царскимъ имянемъ пролыгатца, убей ево, не вЪрь ему».— И повелЪлъ ему у дверей стоять.

    А самъ царь Левтасар легъ опочивать и уснул три часы. И проснулся от сна, и посмотрил в окошко на двор, и виде на дворъ огненное пламя, оружное блистание человеческое и говор. И воста, пойде ис полаты сторожи смотрить. И увидеша царя вси с трепетом. И походил царь по двору и виде: крЪпко стерегут. И рече: «Как хочет смерть пройтить ко мнЪ через такую крЪпкую сторожу?» И вниде в полату свою.

    И ляже опочивать, и заснул шесть часов. И будет девятой часъ, и проснулся от сна. И пойде ис полаты сторожи смотрить, и виде: крепко стерегутъ. А Дари Менденис не слыхалъ, какъ царь ис полаты вышелъ.

    Царь же Левтасар походилъ по двору и пошол в полату свою. Царь отворил дверей, хотел войти, Дарей же Менденинъ вспрянул с копъемъ и скочил ко дверем. И рече: «Ты, смерть, почто идешъ сюды?» Царь же рече: «Дарей, не убей, яз царь Левътасар». Дарей же рече: «Не царь ты — смерть, пролыгаешъся царскимъ имянемъ». И ударилъ его копъем, и прободе его навсквозь. Царь пал мертвъ. Дарей же посмотривъ на царьской постеле царя и не найде. И посмотрилъ у дверей и виде мертва царя. И бысть в великой кручине.

    И бысть же утру, солнце настало, востече велми красно. А Царырад во тме совлеченъ царскою кровью. Князи же и бояря поутру пошли ко царю здравъствовать: «Дай бог, здрав был за нашею сторожею». И внидоша в сени и увидеша царя мертва. И ужаснувся весь Царьград. И рече к Дарию: «Что есть великое чюдо учинилось?» Дарей же Менденинъ все по ряду росказал, какъ царь приказал. Князи же и бояря, и вси гражданя рекоша: «Богъ такъ изволил! Что хощетъ, такъ творитъ».

    Царя же по достоянию погребли чесно, по-царски, а Дария казнили. И рЪкоша все: «Проклят тотъ, хто государской убийца».

 

 


    Автор проекта и составитель - Александр Петров (Россия)

 Студия "Мастерская маршала Линь Бяо"

 Copyright (С) 2000-2002 by Alexander Petrov (Russia). All right reserved.       Webmaster: petrov-gallery@yandex.ru