ХОЖЕНИЕ ИГНАТИЯ СМОЛЬНЯНИНА В ЦАРЬГРАД  

 

 

     В лето 6897 (1389) Пимен митрополит пошел в третий раз в Царьград, а с ним Михаил епископ Смоленский да архимандрит Спасского монастыря в Москве Сергий.

     Началось их путешествие из Москвы 13 апреля, в великий вторник на страстной неделе. В Коломну прибыли в субботу великую перед пасхой, а в святое воскресенье пасхи пошли к Рязани по реке Оке. Прибыли к городу Перевитску, здесь встретил нас епископ Рязанский, а вблизи города Перевитска с любовью встретил нас великий князь Олег Иванович. Со своим епископом Феогностом он с радостью принял и угостил нас. Затем повелел боярину своему Станиславу проводить нас с вооруженной дружиной до реки Дона, опасаясь нападения разбойников. Провожали нас и владыки — Даниил Смоленский и Савва Сарский.

     Путь рекою Доном до моря и морем до Царьграда.

В неделю Фомину проводили с нами три струга и один насад на колесах, в четверг спустили их на Дон, а на второй день доплыли до Чур Михайловых (так называется место, где когда-то город был). Здесь дали нам утешительное наставление, простились, жалостно и с умилением проводили нас и возвратились восвояси.

     В неделю же святых жен-мироносиц вошли все с митрополитом на корабли и пошли рекою Доном, грустя и скорбя о путешествии. Места были очень пустынные, не было видно ни села, ни человека, только звери, лоси, медведи и другие звери. Во второй день речного плавания минули две реки, Мечу и Сосну, в третий же день — Острую Луку,  в четвертый — Кривой Бор. В шестой день добрались до устья Воронежа. Утром в день памяти святого Николая приехал к нам князь Юрий Елецкий с боярами и со многими людьми и доставил нам радость великую. Оттуда приехали к Тихой Сосне, видели столпы каменные белые, красиво стоят в ряд, как стога малые, над рекою над Сосною. 

     Минули Червленый Яр, Битюк и Похор. В неделю Самарянину минули реку Медведицу, горы высокие и Белый Яр; в понедельник — горы каменные красивые, во вторник — Теркли, городище и перевоз. Здесь впервые встретили татар. В среду минули Великую Луку и Сарыхочзин улус. Здесь нас охватил страх, так как вступили в землю народа измаильского. В четверг минули Бекбулатов улус, в пятницу Червленые горы, в воскресенье минули Акбусин улус. В понедельник прошли Бузун-реку, в канун Вознесения добрались до моря.

     В неделю святых отцов погрузились в корабль на устье Дона под Азовом. Отошли в море и в полночь встали на якорь. Некоторые люди оклеветали нас в городе. Догнали нас фряги на лодках, вскочили на корабль. И был топот большой на палубе корабля. Я не знал, что происходит, вышел на палубу, видел мятеж большой. И говорит мне владыка: “Игнатий, что стоишь и не печалишься?” Я же ответил: “Что происходит, владыка?” И сказали мне: “Эти фряги прибыли из города, нашего митрополита схватили и связали, также и Германа и его дьякона. Митрополит оказался их должником, мы же с ним без вины погибаем”. И мы спросили старшего: “Что хотят сотворить им?” Он же ответил: “Не бойтесь, что принадлежит вам, вы свое и возьмете”. Вскоре фряги были удовлетворены митрополитом, получили довольную мзду и всех нас отпустили.

     Прошел день, а во второй отплыли оттуда. Ветер был добрый, попутный, но на третий день подул тяжкий встречный ветер. Мы испытали большую усталость и боялись потопления корабля. Сами корабельщики не могли стоять, сваливались, как пьяные, ушибались. Пришли в пролив Азовского моря, вышли на великое море. В шестой день минули Керченский (Кафинский) пролив и Сурож.

     Прошли четыре дня. В пятый день, в четверг, завеял встречный ветер и погнал нас в левую сторону, к Синопу. Вошли в залив близ города Синопа и тут пробыли два дня.

     Повеял добрый попутный ветер, и поплыли вблизи берега. Были здесь горы высокие, в половине гор терлись облака. Напротив города Амастра заговелись перед Петровым постом.

     Во вторник минули Пандораклию. В среду повеял встречный ветер, и мы возвратились в Пандораклию. Пробыли девять дней. Здесь есть церковь святого Федора Тирона. Тут же было его мучение, в этой церкви находится гроб его. Оттуда пошли в лодках к Царьграду, в день рождества Иоанна Предтечи. Утром в пятницу минули Диополь-град. В субботу обедали на устье реки Сахары. В воскресенье минули города Дафнусию и Карфию, пришли в город Астравию. Здесь задержался митрополит, пытаясь навести справки о турецком султане Мурате. Будто бы Мурат пошел войною на сербского князя Лазаря, и была весть, что убили в схватке обоих — Мурата и Лазаря. Побоявшись мятежа, так как находились в Турецкой державе, митрополит отпустил монаха Михаила, Смоленский епископ Михаил — меня, Игнатия, а архимандрит Сергий Азаков — своего монаха. И пошли от Астравии в неделю перед Петровым днем. Утром пошли от Фили и минули Риву, пришли к устью и минули Фонарь. Ветер был добрый, прибыли в Царьград с радостью неизреченною.

     В понедельник, накануне Петрова дня, во время вечерни, пришли к нам русские люди, живущие здесь. И была радость обоим великая. В ту ночь пробыли на корабле. Утром же в самый праздник святых апостолов, благодаря бога, вошли в город. Утром же пошли к святой Софии, что именуется Премудрость Божия. И дойдя до великих ворот, поклонились чудотворной иконе Богородицы, от которой изошел голос к Марии Египетской, запрещая ей вход в святую церковь в Иерусалиме. Там же поклонились иконе Христа внутри святой церкви и честным святым иконам. Целовали трапезу, на которой сложены страсти Христовы, потом святого патриарха Арсения, трапезу Авраама, на ней же угощались посланцы Христа, превратившиеся в Троицу, одр железный, на котором Христа мучили.

     Пробыли все утро в церкви, поклонялись и удивлялись чудесам святых и величеству и красоте церковной. Отслушав святую литургию, пошли на двор Константина, видели там здание царское, которое называется Ипподромом. Здесь стоит столп медный, как в три пряди свит, а на каждом конце по змеиной голове. В том же столпе заклепан яд змеиный. Находятся тут и другие многие столпы каменные.

     Месяца июля в 1 день пошли в монастырь святого Иоанна, к Продрому, и поклонились тут. И приняли нас хорошо тут живущие русские люди. Утром пошли во Влахернскую церковь и целовали раку, где лежит риза и пояс пречистой Богородицы. Оттуда пошли к Апостольской церкви, поклонились и целовали святой столп, на нем же был бит Иисус Христос. Тут есть и камень апостола Петра, на нем он плакал горько об отречении от Христа. И поклонились иконе пресвятой Богородицы, которая явилась святому старцу в пустыне. В этой церкви находились гробы царские — великого Константина, Малого Феодосия и иные многие. В той же стороне, где находится Апостольская церковь, есть небольшая церковь и в ней икона великого Спаса, от него был слышан голос прощения человеку, лежащему в постели и верою кающемуся в своих прегрешениях. Тут же в приделе лежат святые Спиридон и Полиект и мощи святых Иоанна Златоуста, Григория Богослова, в каменных ковчегах запечатанные.

     В третий день ходили к святому Антонию патриарху и благословение от него приняли. В четвертый день поклонились иконе великого архангела, который явился отроку, сторожившему инструмент создателей церкви. В шестой день пошли к святой Богородице Одигитрии, поклонились и помазались миром. Ходили в монастырь Пантократор, где целовали святую доску, на которую после снятия с креста положили тело Иисуса Христа. На этой доске остались следы слез Богородицы. Тут хранится корчага, сделанная из самородного камня, в ней Христос воду в вино превратил. Здесь же лежат головы святых Сергия, Вакха и Якова Перского.

     В восьмой день поклонились иконе Христа, сотворившей чудо купцу Федору. В шестнадцатый день прибыл в Царьград епископ Смоленский Михаил. В двадцать четвертый день ходили в монастырь святого Иоанна Продрома, целовали руку святого Иоанна Постника. В тридцатый день принял благословение от патриарха епископ Михаил, ходили в монастырь святого патриарха Афанасия, ему же дала посох на патриаршество святая Богородица, целовали мощи его. Оттуда пошли в монастырь Перивлепто и целовали мощей много, священномученика Григория, Иоанна Крестителя.

     В тридцать первый день ходили на верх церкви святой Софии, видели 40 окон шейных, мерили окно со столпом, две сажени без двух пядей. Первого августа ходили в церковь при Константиновой дворе, которая называется День чинов, в ней столпы чудные, отражается в них все, как в зеркале. Оттуда пошли на берег моря, где целебный песок, над ним церковь святого Спаса, где находится чудотворная икона и мощи святого Аверкия. Во второй день августа целовали мощи святого Стефана Первомученика его монастыре. В пятый день ходили в Пигии, поклонитесь святой Богородице, пили целебную святую воду и умылись ею. В восьмой день ходили в монастырь Перивлепто, целовали руку Предтечи, голову Григория Богослова, лоб Стефана Нового и икону господню, от нее был голос царю Маврикию. Здесь замуровано много святых мощей, тут есть потир из топаза, камня драгоценного. В восьмой день ходили в Пантократорскую церковь и в сосудохранилище (в ризницу), видели святое Евангелие, писанное золотом рукою царя Феодосия Малого, здесь же целовали кровь господню, вытекшую из ребра его во время распятия на кресте.

     В десятый день сентября скончался митрополит Пимен в Халкидоне, привезли тело его и схоронили вне Царьграда, на берегу моря, против Галаты, в церкви Предтечи.

     На место Пимена отпустили на Русь митрополитом Киприана. И выехал он из Царьграда в 1 день октября, а с ним епископ Смоленский Михаил и епископ Волынский Иоанн да два митрополита греческих и Федор архимандрит Симоновского монастыря. После их отъезда пришла весть, что один корабль с митрополитами был спасен, а с епископами, говорили, пропал без вести. Одни говорили, что он затонул, иные — прибыл в Кафу, другие решили, что он в Амастрии, третьи полагали, что в Дафнусии. Спустя несколько дней пришла грамота от митрополита Киприана с сообщением, какая страшная беда с ними приключилась на море, какой был шторм и гроза и как они были развеяны и друг друга не видели. Но буря перестала, и все были спасены, приплыли к Белгороду (Днестровскому) и все здоровыми отправились на Русь. Мы это услышали и были очень рады.

     В 17 день декабря видели гроб великого пророка Даниила и приложились к нему. Здесь находится церковь святой Богородицы. Есть в ней икона Богородицы, писанная евангелистом Лукой. В воскресенье перед Рождеством Христовым видели в святой Софии представление “Пещного действа”, как в печь бросали святых трех отроков. Служил патриарх святую литургию честно, во всем сане святительском. В 22 день целовали мощи святой Анастасии и Игнатия Богоносца.

     В лето 6898 (1390) сын императора Андроника Калуян (Иоанн) начал добиваться с турецкой помощью царства в Царьграде. Захватил укрепления и башни, подступил к Царьграду вблизи пасхи и начал биться. В великий четверг пришел Мануил, сын старого царя Калуяна от Лимноса, на кораблях для помощи Царьграду. В великую субботу обличили до пятидесяти крамольников, одних ослепили, а другим носы отрезали, закрыли все городские ворота, оставили только одни близ Продрома. Было приказано сохранять запас на два года.

     Во вторую неделю после пасхи, в среду, в полночь, преданные люди отворили городские ворота Калуяну Андрониковичу и впустили его с греками, но без турок, и никакого зла они не сотворили. Мануил же на кораблях убежал на остров Лимнос. От Царьграда до острова Лимноса 60 миль, в сторону Афонской горы. Старый император Калуян затворился в своих палатах, бояре же его закрылись в церкви святой Софии. Звон стоял по всему городу, воины освещали весь город фонарями (факелами), гонялись по всему городу на конях и пешими толпами, держа оружие в руках, стрелы изготовлены, в луки положены, кричали: “Слава Андронику!” Кричал и весь народ, мужчины, женщины и малые дети. И отвечали все горожане, крича: “Слава Андронику!” Где же так не кричат, то быстро и буйно хватаются за оружие. И чудно было видеть и слышать кипение города. Одни в страхе трепетали, другие радовались, и не было видно нигде убитых, только страх нагоняли оружием. С наступлением дня, ранним утром, немного помятежничали, немногих поранили. К вечеру же поклонились все императору молодому Андрониковичу, утих город, и переменилась печаль на радость. Император же Мануил приводил в кораблях дважды фряжскую рать к Царьграду и ничего не добился. А Калуян впал в печаль великую, снаряжал пороки и набирал рать наемную, бился у палат все лето пушками со старым императором и не мог его одолеть. Мануил пришел в третий раз к Царьграду с римлянами, они крепко ополчаются на противника. Их отличительный знак — на груди крест белый нашит. Мануил прибыл в пролив, в бухту, вошел в палаты к отцу. Были на берегу моря стена каменная и башни высокие. Нельзя было никак прийти к старому императору ни по морю, ни по суху. Андроникович стоял на поле и бился со старым императором. Было это 17 сентября во время обеда. Император Мануил вышел из костела со всеми своими воинами и ударил внезапно на Андрониковича, обедающего и невооруженного. Андроникович не мог устоять, побежал, родственник же его Каталуз бился, не мог устоять и также пустился в бегство.

     И взял Мануил Царьград, попленил многих сторонников Андрониковича около Царьграда. Пошел Мануил с поклоном к турецкому султану, задержал его турок у себя, прислал к отцу Мануила приказ: пока не разрушишь палат своих, Мануил не уйдет из моих рук. И повелел неволею старый император палаты разорить, а сам перешел в ветхий императорский двор и от скорби скончался. Турки Мануила отпустили, и доныне он император.

     В лето 6899 (1391) 15 августа было землетрясение.

     О царском венчании. В лето 6900 (1392) 11 февраля, в неделю Блудного сына, венчался Мануил на царство с царицею патриархом Антонием. Венчание его было чудным зрелищем. Было ночью бдение всенощное во святой Софии. Рассвело, пришли люди, и я там был. Было народу множество, мужчины внутри церкви, а женщины на хорах. И так искусно устроено. Все женщины стояли за шелковыми занавесами, их лиц и украшения никому не было видно, они же все могли видеть. Певцы стояли в чудном одеянии, одежда их, подобна стихирям, широкая и долгая, все подпоясаны, рукава одежды широкие и длинные, иные камчатные, другие шелковые, наплечники с золотом и кружевами. На головах оскрильцы с кружевами. Много их собрано. Старейший певцов красив, бел, как снег. Были тут и фряги из Галаты и Царьграда, генуэзцы, венецианцы. И порядок был чудным зрелищем. Стояли на два ряда, одеты одни в багряный бархат, другие в вишневый бархат, один ряд имел на груди жемчуг, другие иное украшение. Под хорами на правой стороне находился чертог с 12 ступенями, шириною две сажени, облачен красным червецом, на нем два столпа золотые.

     Ночью император был в своих палатах. Когда наступил час дня, он сошел с палат, вошел в святую церковь передними великими дверями, которые называются царскими. Певцы пели странно и несказанно. Было шествие императора только в 3 часа от передних дверей до чертога. По обе стороны императора 12 оружейников, от головы и до ног все в железной броне. Перед ним шли два знаменосца, волосы их черные, а древки, одежда и шапки их красные. Перед двумя знаменосцами шли подвойские, посохи их серебром окованы.

     Император же, войдя в чертог, облачился в багряницу и диадему, и венец царский около головы на столпниках. Выйдя из чертога, он поднимается наверх, приводит царицу, и они садятся на стулья. Начали литургию. Император и императрица сидят. Когда должен быть выход, приходят два главных дьякона к императору и кланяются слегка, до груди. Император встает, идет к алтарю, знаменосцы перед ним, а оружники окружают его с двух сторон. Император входит в алтарь, знаменосцы и оружники останавливаются перед алтарем по обе стороны святых дверей, облачают императора в малый филонец, багряный, до пояса, идет император к выходу, держа в руке свечу. Совершает выход и патриарх, он входит на амвон, и император с ним. Приносят царский венец на блюде, покрытый; также и императрице приносят. Подходят два главных дьякона, сотворяют малый поклон императрице. Приходит и императрица на амвон. Патриарх возлагает венец на императора и дает ему крест в руку. Император сходит вниз и кладет венец на императрицу, и отходят они на свое место и садятся на стулья. Патриарх совершает вход и прочее.

     Когда херувимская песнь кончается, подходят два главных дьякона и сотворяют императору поклон, как и прежде. Император встает и идет в алтарь, свечу зажженную держа в руке.

     Кто сможет передать эту красоту! Император находится в алтаре до святого причащения. И два главных дьякона сотворяют поклон императрице. Когда уходят от престола вниз, тогда тут стоящие люди раздирают всю опону чертожную, сколько может захватить себе. Императрица входит южными дверями в крыло алтаря, ей дают святое причастие. Император же причащается от патриарха со священниками у престола Христова. При выходе из церкви императора осыпают монетами, народ же расхватывает каждый руками своими. 

 

 


    Автор проекта и составитель - Александр Петров (Россия)

 Студия "Мастерская маршала Линь Бяо"

 Copyright (С) 2000-2006 by Alexander Petrov (Russia). All right reserved.       Webmaster: petrov-gallery@yandex.ru

 


Для вас в нашей компании ремонт компрессоров автокондиционеров в рассрочку со скидками. . Тренажеры для дома на www.lifefitnesshome.ru.