ВТОРОЕ ПОСЛАНИЕ НИКИФОРА, МИТРОПОЛИТА КИЕВСКОГО, К ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ ВЛАДИМИРУ МОНОМАХУ О ПОСТЕ И О ВОЗДЕРЖАНИИ ЧУВСТВ




    Благословен бог и благословенно святое имя славы его, благословенный и прославленный мой князь. Он сподобил нас по своей большой благости и человеколюбию достигнуть пречестных дней сего святого поста, которые он, как устроитель нашего спасения, во имя духовного очищения душ наших узаконил, постившись и сам сорок дней, для извещения своего вочеловечивания, не нуждаясь в посте, но показывая нам пример поста.

    Если бы раньше праотец Адам воздержался бы есть от древа познания и сохранил бы заповедь владыки, то второй Адам — Христос бог наш не требовал бы поста. Но из-за первого прегрешения невоздержавшегося постился он, чтобы разрушить ослушание. Поблагодарим и поклонимся постившемуся владыке, узаконившему нам пост и даровашему нам лекарство для душевного здоровья, поскольку двойственна наша жизнь: разумная и неразумная, бесплотная и телесная. Разумное и бесплотное ведь есть нечто божественное и чудесное и касается бесплотного естества, а неразумное — исполненного плотских страстей и сластолюбивого. И поэтому внутри нас идет большая борьба, и противится плоть духу, а дух плоти.

    Поэтому нам поистине необходима постная растительная пища, ибо пост укрощает телесные страсти, он обуздывает противоположные стремления и духу дает власть над плотью. И так покоряется низшее высшему, т
о есть тело душе. Так говорится и о пупе и о чреслах наших: обуздай их, и змий будет умерщвлен. И в тишине пребывает душа и в покое глубоком, мир получит она, который в нас, когда мы повелеваем, говоря: “Мир всем!”

    От первого же этого блага и прочее благое в нас проявляется. Видишь ли, о князь мой, благоверный и кроткий, что пост есть основание добродетели, поэтому он, как солнце, воссиял во всем мире. И из-за прегрешения праотца нашего все народы соблюдают пост, одни в одно время, другие — в другое время. Одни больше постятся, другие — меньше. Силу же поста неразумные не понимают, поэтому впустую и ненужен пост их. 

    Люди же Христовы, святой народ, царское священство, наследники достояния его сообщают о силе этого поста и, в правой вере живя, благословляют бога, вразумившего их, и видят перед собой Господа и представляют его справа от себя, чтобы они не отступили от веры, то есть не смутились и не были бы поглощены старым врагом, не хотящим нашего спасения.

    И много иного я мог бы сказать в похвалу поста, если бы к кому-нибудь другому было адресовано писание это. Но поскольку к тебе, доблестная глава наша и всей христолюбивой земли, обращено слово это, которого бог издалека предопределил и поставил, которого из утробы освятил и помазал, смесив царскую и княжескую кровь, которого благочестие воспитало, и пост вскормил, и святая Христова купель с младых ногтей очистила, то не нужно говорить тебе о посте, а тем более о неупотреблении вина или пива во время поста. Кто же не знает соблюдения тобой этих заповедей? Только полный невежда, или бесчувственный человек не понимает этого. Все видят и все удивляются этому.

    В виде поучения изложим твоему благоверию нечто иное, согласно церковному уставу, и расскажем об источнике добрых дел, которые наполняют благое и проистекают в людей, поистине творящих благое и истекают подобным образом к благонамеренным. Если же они люди совершают противоположные благим дела и поступают плохо, то уклоняются на путь злобы, и в ров и в пропасти. Поэтому внимай себе, сказано в книгах. Внимай слову своему и делу своему. Неотделимо ведь зло от добра, но смешано зло с добродетелями, как плевелы с пшеницей. Поэтому следует нам быть внимательными, чтобы не принять злобу за добродетель. Прекрасным же казался и был хорош на вид плод, умертвивший праотца, но внутри себя имел он тайную ловушку прегрешения. Это мы вложили в речь для услаждения, сдержим же и обещание и покажем, откуда происходит доброе и недоброе. 

    Да будет тебе известно, благородный князь, что божественным дуновением сотворена была душа, которая, как сказано, была создана по образу божию. Эта душа состоит из трех частей, то есть имеет три силы: разумное, чувственное, и волевое.

    Разумное — старше и выше всех; им мы отличаемся от всех животных, с его помощью мы понимаем небо и все остальное созданное и восходим к пониманию бога, поскольку мы стараемся сохранить его.

    Посмотри на Авраама, каким был этот муж невеждой и придерживался звездословия, но от движения звезд и их расположения он познал творца и уверовал в бога. А перед этим Енох угодил богу и переселился. И Моисей видел бога сзади и от этого пришел к пониманию создателя, и перестал называться сыном дочери фараона и выбрал страдания с избранным богом народом.

    Такова сила разума для тех, кто придерживается правды. Но и прежде был Денница (Люцифер), ныне же — темный дьявол, он был разумным, но не по правде воспринял разумное, а возжелал быть равным богу. За гордость свою он упал с небес с чином своим. И язычники были разумны, но, не сохранив разумное и не поняв его, как следовало, склонились к идолослужению и верили в животных, в крокодилов, и в козлов, и в змей, в огонь и в воду, и в прочее.

   Второе же — чувственное, когда имеют усердие к богу и месть, направленную на божьих врагов. Есть же наряду с чувствами и злоба, и зависть, как в разумном — благоверие и зловерие. Посмотри, что произошло от злого! Каин, оставив добродетель чувственного, то есть ревность к богу, и избрав злобу и зависть, убил брата своего Авеля и был осужден на семикратное отмщение богом.

    А Моисей не так поступил во гневе, но, увидев мужа-египтянина, бьющего еврея, убил его ради ревности к богу. И еще раз поступил не так, когда сам взошел на гору к богу, оставив внизу людей с Аароном. Так как он замешкался, то люди склонились к идолослужению и стали поклоняться голове тельца, отлитой в печи огненной из золота и серебра. Сойдя с горы, он, разгневавшись, разбил скрижали закона, которые нес, и, взяв копье ради ревности к богу, и приняв к себе других, многое множество избил. И так отвратил гнев божий. А что же сделал Финес из-за ревностного отношения к богу? Он, найдя женщину-иноплеменницу, прелюбодействовавшую с мужем-израильтянином, прободил обоих копьем и умертвил, положив конец гибели людей, убиваемых вследствие беззакония мадианитов. И это вменилось ему в праведность. Сказано ведь: “И восстал Финес, и очистил — и остановилась сеча”. Так же и Илья жрецов бесстыдных Вааловых зарезав ради ревности к богу, был удостоен похвалы. Убивают же и разбойники и язычники, но по злобе или желая богатства.

    Третье же — воля  — заключается в том] что тот имеет добродетель, кто всегда думает о боге и забывает об ином, и заботится о таком просвещении, от которого исходит сияние божие и разрывается вретище, по пророку Давиду, сказавшему: “Ты обратил плач мой в радость, снял вретище мое и препоясал меня веселием”. Веселие же это рождается от тяжелого страдания за бога. От веселия же этого растет семя жизни, от него чудеса творятся, от него предсказания будущего бывают, от него человек к богу по силе приближается, и бывает по образу и по подобию божию, и, находясь на земле, являет образ создавшего его бога.

    Ты узнал, князь человеколюбивый и кроткий, из этой речи о трех частях души. Узнай же и слуг ее и наставников, которые ей служат, поскольку она бесплотна.

    Эта душа сидит в голове, имея в себе ум, как светлое око, и наполняя все тело силою своею. Как ты, князь, сидя здесь, в своей стране, действуешь по всей земле через своих воевод и слуг, сам являясь господином и князем, так же и душа по всему телу действует пятью слугами своими, то есть пятью чувствами: с помощью двух глаз, слуха, обоняния, то есть через ноздри, и осязанием, то есть руками.

    Зрение является чувством верным, и то, что видит кто-то, если он не без ума, видим и мы. Слух же в одном случае правда, а в другом — ложь. А почему, князь мой, слух не таков, как зрение? Недоумеваю об этом и сам. Но объясняю тебе, что зрением мы видим то, что впереди, а то, что сзади тела, не видим. Посредством слуха мы слышим и то, что впереди говорящего, и понимаем то, что сзади возглашающего.

    Поэтому следует верить единственно глазам, слуху же ни верить, ни не верить, но подвергнуть испытанию и неоднократному рассуждению слышимое и тогда только произносить ответ.

    О обонянии же, которое проводит благоухание, что следует сказать такому князю, который больше на земле спит и избегает дома и отвергает ношение светлых одежд, и, по лесам ходя, крестьянскую одежду носит, а входя в город, по необходимости облачается в княжеские ризы.

    И о вкусе так же, который проявляется в пище и питье. Мы знаем, что ты готовишь для других торжественные обеды и делаешь все, чтобы пригласить на него ради княжеского величия как живущих по закону, так и тех, кто живет вне его. А сам ты служишь и работаешь руками своими и доходит подаяние твое до жилых помещений. Делаешь же ты это ради княжеской власти. И когда другие объедаются и упиваются, сам ты сидишь и наблюдаешь, как другие едят и упиваются, и хотя ты довольствуешься скудной едой и малым питьем, кажется, что ты с ними ешь и пьешь. И так ты угождаешь подданным твоим, и терпеливо сидишь и смотришь на тех упивающихся, которые являются твоими рабами. И этим поистине угождаешь им и покоряешь их.

   Что касается осязания, которое проявляется через руки и относится к имуществу, знаю, что с тех пор, как родился и укрепился в тебе ум, с того возраста, когда стало возможно заниматься благотворительностью, то руки твои, по божьей благодати, ко всем простираются и никогда не было спрятано сокровище, никогда ты не считал ни золота, ни серебра, но все раздавая, черпал обеими руками и доселе. Но казна твоя, по божьей благодати, неоскудеваема и неистощима, раздаваема и неисчерпаема. И не исцелил Христос руку по возмужании твоем, но как родился ты, имея ее здоровой, так и будешь иметь, надеясь на Христа.

    Почему я говорю тебе эти слова и долго речь веду? Чтобы ты, князь мой, понял, что я болею за тебя. И как врачующие тело, если любят больного, то бодрствуют и ищут первую причину недуга и делают заключение о болезни известным, так и я сделал, искал первую причину и исследовал твои душевные струны и нашел вот что.

    По жиле разума нашел я, что ты благоверен по божьей благодати и не уклоняешься от первоначальной веры. В отношении чувственного ты сохраняешь неповрежденной ревность о боге и до сего дня. И я молю бога, чтобы ты до конца сохранил себя непорочным. Это будет соблюдено тобой, если ты не дашь волку войти в стадо Христово, и если в виноградник, который насадил бог, не дашь всадить терния, но сохранишь старинный завет отцов твоих. Об этом пишется, ибо знаю я, что ты не неразумен, что ум твой по божьей благодати скор и не ускользнет от него написанное. А когда уловишь это и усвоишь, тогда и сам воспоешь вместе с Давидом к богу, царствуя, как и он, и восклицая: “Не я ли возненавидел ненавидящих тебя, господи, и истощился от врагов твоих? Последнею ненавистью возненавидел я их и стали они врагами мне. Испытай меня, господи, и узнай сердце мое и увидишь пути мои. И наставь меня на путь вечный, что значит — помоги мне и введи меня в твое царство”.

    Что же касается воли, все, что выпало тебе в зрелом возрасте, не сочтется за малое. 

    Пять же чувств твоих испытав, нахожу тебя без заблуждения по зрению, и по второму, и по третьему чувству, то есть обонянию, таким же, и по четвертому, то есть по вкусу и в отношении того, что касается рук таким же.

    О втором же чувстве, слухе, не имею способности сказать, князь мой, что-либо определенное. Кажется мне, что, поскольку ты не в состоянии сам видеть все очами своими, то от служащих орудием тебе и приносящих тебе слухи, иногда наносится вред душе твоей. И так как слух открыт, то только через него входит в тебя стрела. Поэтому Соломон повелевает нам, говоря: “Остерегайтесь, чтобы смерть не вошла в ваши оконца”.

    Подумай об этом, князь мой, поразмысли о тех, кто был изгнан тобой, об осужденных тобой на наказание, об отвергнутых. Вспомни о тех, кто кого оговорил и кто кого оклеветал. И сам как судья рассуди их и, будучи наставляем от бога, помяни всех, и так сделай, и отпусти, да и тебе отпуститься, и отдай, да и тебе отдастся.

    Если же мы не искупим, как говорил Христос, грехопадение людей, то не только отец небесный не простит нам прегрешений наших, но и всуе призываем мы бога Отца и лжем , обращаясь к нему: “Остави нам долги наши, как и мы оставляем должникам нашим”.

    Не печалься же, князь, из-за этих слов. Или думаешь, что кто-то пришел ко мне печальный и потому написал я тебе это? Нет, это для твоей правой веры, просто так написал я для тебя как напоминание, ибо великие властители часто нуждаются в большом наставлении, ведь они многим пользуются, и многие изъяны имеют. И поэтому мы дерзнули написать это, поскольку устав церковный и правило предписывает в это время говорить князьям о том, что полезно. Понимаем же, что мы и сами, как грешники в струпьях, истекающие гноем, начинаем исцелять других. Но во всем этом не один только вред. Пусть даже и мы таковы, но слово божие, которое в нас, здраво и непорочно. Оно учит, и подобает тем, кто учится от него, проверять его и принимать от него исцеление и не требовать иного.

    Иной есть для них страшный судья, требующий от них ответа, иной, который иследует невидимое, человек ведь исследует видимое, бог же — сердцем.

    Ты же, мой князь, избегая существующих здесь слухов и находясь как бы на горе Хоривской, пой вместе с Давидом: “Я один, пока не пойду к нему”. Смотри и, как он, пой вместе с ним: “В день печали моей искал бога, простирая к нему руки мои в ночи, и не обманулся, отказалась от утешения душа моя. Вспомнил о боге и возрадовался”. И еще в другом псалме: “Вспомнил суды твои, гГосподи, от века, и утешился”. И в другом: “Помяну имя твое во всяком роде в род”.

    Так поминая бога, будешь блаженным, сохраняя правосудие и творя справедливость во всякое время. И если будешь так поступать, то создашь дом душевного спасения и потрудишься не напрасно. И таким образом сохранишь град, которым является твоя душа. И выходит, что не напрасно ты бдел. И так изгонишь из нее злых советников, то есть злые помыслы.. Это пристало тебе, совершенному из совершеннейших. Вспоминай об осужденных тобой и исправляй, если кто-то кого-то оклеветал и сам рассуди их. И простим, да будем и сами прощены. Как светильник в мире будешь ты, обладая словом жизни и имея делами своими благую веру, правду, и суд праведный, и милость, и прощение, и постоянное обращение к царю царствующих и князю князей. И если будешь иметь его постоянно пред очами, как имеешь теперь, то не придет к тебе зло, и рана не приблизится к твоему телу, так как он заповедает о тебе своим ангелам. И на руках понесут тебя, и не преткнется о камень нога твоя.

    И еще одно сделаю тебе в конце, христолюбивый князь мой, небольшое напоминание: имей перед собой третий псалом первого часа, который является сотым, и со вниманием пой его: “Милость и суд пою тебе, господи” и прочее. И тот псалом есть истинное изображение царское и подобие княжеское. А если то, что сказано в нем, ты будешь проверять и сохранять, то достигнешь ты приближения к тому, кто еще и еще раз просветит очи твоего разума, и отвратит от них всякую суету и освятит твой слух и очистит сердце, и направит стопы твои и предохранит ноги твои от скольжения и сподобит тебя достигнуть господского праздника воскресения в телесной радости и в здравии и в веселии душевном и духовном. И воссияет тебе свет, который сияет праведным и его спутница — радость. И на много лет останешься ты неосужденным и невиновным. потом и на вышнее царство вознесешься от земного, где истинная пасха и истинный праздник.

 

 


    Автор проекта и составитель - Александр Петров (Россия)

 Студия "Мастерская маршала Линь Бяо"

 Copyright (С) 2000-2002 by Alexander Petrov (Russia). All right reserved.       Webmaster: petrov-gallery@yandex.ru