ШЕСТОДНЕВ

ИОАННА ЭКЗАРХА БОЛГАРСКОГО

 

 

 

Слово пятого дня

(окончание)

 

 

     Много различий в жизни и занятиях птиц. Имеются и такие среди бессловесных, которые живут вместе. Отличительным признаком этой жизни является то, что все объединяются ради общего дела и что каждый направляет свое действие на общее, как это можно видеть у пчел. Ведь у тех всех общее жилище, общий и вылет, и работа у всех совместная. Но вот что у них удивительно: они находятся под властью царя и предводителя, и только тогда они принимаются за дело и вылетают на луг, когда видят перед собой летящего владыку своего, так называемую пчелиную матку, то есть пчелиного царя. Царь же у них поставлен не большинством (часто ведь неразумие народа поставляет злого властителя), не по жребию получает он эту власть (ибо плохой иногда оказывается власть, которая бывает по жребию, часто ведь тому, кто бывает наихудшим, выпадает она), и, в свою очередь, не вместо отца будет царем (а такие ведь иногда бывают неучеными и ленивыми во всяком деле из-за сытости, потому что многие ласкающие и льстящие не дают им познать истины), но от природы имеет превосходство над всеми и лучше всех он величиной и видом. Есть же у владыки пчел и жало, чтобы наказывать, но он не наказывает им. Ведь у тех, кто обладает верховной властью, есть неписаный закон природы и порядок: не наказывать, но отрешать от наказания. Но и тех из пчел, кто своему царю, то есть пчелиной матке, не хочет подражать, скоро настигнет наказание, потому что как только они начинают жалить, тут же умирают сами.

    Слушайте все христиане, которым приказано никаким злом не воздавать за зло, но преодолевать зло добром. Подражай пище пчелы, которая, никому не делая вреда и не портя чужого плода, составляет медвяные соты. Воск же явно собирает от цветов, а мед — от влаги, которая, как роса, рассеяна по цветам. Устами  набирая ее, она вливает ее в углубления в сотах, поэтому мед сначала бывает жидким, затем, долго постояв, загустевает и переходит в свойственный ему состав и сладость. Поэтому получила пчела достойную похвалу от Соломона, мудрой и деловитой названа она им. Трудясь, собирает она себе пищу — «ее труды цари и простолюдины на здравие употребляют», мудро создавая кладовые для меда. Растянув воск на тонкие слои, пчела строит частые, но отдельные друг от друга ячейки, так что благодаря частоте и соединению между малыми частицами получается опора всему. Каждое углубление в сотах прикрепляется к другому и отгорожено от остальных тонкой стенкой. Потом ячейки в медовых сотах надстраиваются друг к другу и в два, и в три ряда. Сначала пчела создала углубление, проходящее через все соты, чтобы под своею тяжестью этот мед не излился вон. Заметь, что геометрия, то есть землемерие, не имеет ничего, что подобно премудрой пчеле. Ибо все ячейки шестиугольны и имеют равные стороны. Эти ячейки к тому же не лежат одна над другой, чтобы не упали от тяжести донца их, будучи тонкими; но углы нижних шестиугольников — опора и основание верхних, чтобы безопасно поддерживать над собой тяжесть и в каждую ячейку вливать эту медвяную влагу.

    Как же я могу тебе рассказать в соответствии с истиной, каковы свойства птиц в жизни? Как журавли, например, имеют ночных сторожей, которые сменяют друг друга, и одни из них спят, а другие же, ходя вокруг, их охраняют. И когда кончается время стражи, стерегущий, вскрикнув, предается сну, и того, кого сменили, охраняет теперь этот, кого он ранее сам стерег. Такой же порядок можно видеть, когда стая летит. Иногда один, иногда другой бывает вожаком и, определенное время ведя стаю, передает другому, чтобы тот снова вел. А ум аиста близок к разуму словесных существ. Они ведь в одно время прилетают на наши земли и потом в одно время, как по уговору, все улетают. Сопровождают же их местные вороны, живущие у нас, которые, как я думаю, сопровождая, борются вместе с аистами против других враждебных им птиц. Признаком же этого, во-первых, является то, что в это время нигде нельзя вообще увидеть ни одной вороны, а потом то, что они прилетают с проклеванной и растерзанной макушкой, наглядно показывая, что сражались за них аистов. Кто установил им законы эти, чтобы они любили и провожали их как гостей? Какой военачальник угрожал им наказанием, чтобы никто не остался без сопровождения этого? Слушайте, негостеприимные, и скупые, и закрывающие ворота, и не дающие крова даже в зимнее время ночью!

    А попечение и забота аистов о состарившихся были бы достаточно поучительны нашим детям, если бы они захотели увидеть, как следует любить отца и мать. Ибо нет никого столь неразумного, который не стыдился бы того, чтобы в добром деле быть хуже неразумных птиц. Аисты же, став вокруг отца, потерявшего от старости перья, своими крыльями покрыв его, согревают и приносят ему пищу в изобилии и, насколько могут, оказывают ему помощь в полете, с обеих сторон поддерживая его крыльями. И так это разнеслось повсюду, что и благодеяния прозвали «аистовой благодарностью».

    Пусть никто не оплакивает бедности, и пусть не приходит в отчаяние от своей жизни тот, кто не имеет дома богатства, глядя на легко сделанную искусную постройку ласточки. Она ведь, начиная делать гнездо, взяв веточку в клюв, приносит её, а грязи не может взять ногами, но, омочив крылья в воде и затем обваляв их в земной пыли, собирает таким образом грязь на постройку. Затем понемногу собирая ветки, как клеем, этой грязью слепляет их и в том гнезде птенцов своих вскармливает. А если кто-нибудь им повредит глаза, то от природы она знает лечение, с помощью которого может исцелить глаза птенцам своим, Научись на примере этого не обращаться из-за нищеты на злое дело и в самых тяжких страданиях не отвергать всю надежду и не лежать в праздности и бездействии. Но прибегай к Богу, который, давая ласточке так много, еще больше даст тому, кто от всего сердца возопит к Нему.

    Алкион (зимородок) — морская птица, гнездо себе делает на морском берегу, кладет яйца в самый песок. Сносит яйца в середине зимы, когда море из-за частых ветров и бурь бьется о землю. Но, однако, перестают дуть все ветры, и стихают волны в то время, когда алкион насиживает яйца в течение семи дней, ибо в эти дни выводит он птенцов. Но поскольку им нужна и пища, другие семь дней на взращение птенцов дал великий даритель Бог малому этому животу. Это знают и все моряки и называют эти дни алкионическими. Это дано тебе в поучение, чтобы просить у Бога то, что нужно для спасения. Поскольку Бог и о бессловесных заботится и устанавливает у них порядок, то ради тебя чего не может сотворить достойного хвалы, раз ты создан по образу Божию, ведь даже ради малой птицы такое большое и страшное море сдерживается посреди зимы, получив приказание стоять тихо. Считают, что и горлица, когда ее супруг умрет, не сочетается с другим супругом, а пребывает, так другого и не взяв, но помнит первого супруга. Слышите, жены, что чистота вдовства есть и в бессловесных, что еще скажем о тех, которые многих берут в супруги неподобающим образом.

    Дионисий. Почему же Бог, когда создал солнце и месяц, не благословил их, когда создал траву и дерево, не благословил, а когда ползающих, и парящих, и ныряющих сотворил, то благословил? Почему так: одно благословил, а другое не благословил? Что было причиной этого? Послушай! Это так, поскольку звезды, сколько их было изначально создано, столько же их и осталось, и как они были созданы, так же и пребывают, и ни число их не может увеличиться, ни величина. А тем, кто по природе не увеличивается в росте и не умножается, не требуется благословение. А те, кому требовалось размножаться посредством рождения: птицам, и ползающим, и человеку, требовалось принять благословение; там требуется оно, где что-то стремится к размножению и принимает малое приращение.

    После того, как мы узнали причину, по которой благословения удостоены были птицы, и рыбы, и человек, а звезды не получили благословения, нужно перейти к другим словам Писания и разъяснить их. Сказано: «Растите», потому что они были малы, «Наполните воды», поскольку живые существа были в одной части вод. Необходимо еще, много потрудившись, объяснить, ради чего рыб, и птиц, и человека Он создал достойными благословения, а прочим не дал его. Но это мы сделаем в другой раз, а теперь, как обещали, так и будем следовать по порядку.

    И сказал Бог: «Да произведет земля душу живу». Бог наделил землю двойной честью: во-первых, она рождает семена и растения, а во-вторых, живые существа. Это тоже не без умысла, но для того, чтобы на ней было жилище человека. И как мать почитает он эту великую кормилицу всего живого. Смотри же, как и здесь все по порядку строит Он. Сначала готовит пищу, а потом вводит того, кому надлежит эту пищу принимать. Так же Он поступил и при сотворении человека: сначала дом ему создал, а затем ввел хозяина дома.

    «Да произведет земля душу живу». Откуда рождает душу бездушная земля? Откуда исходит лев ревущий и конь бегущий или вол, работающий на земле, или ослы, носители тяжестей? Откуда столько различий среди животных? Откуда от бездушной земли столько душ? И не стыдятся ли сыновья ереси говорить, что бездушная земля производит из себя душу, которую она в себе не имеет. Когда они слышат, что Бог родил от собственного существа, то пускаются в мысленные хитросплетения, говоря, что он претерпел как изменение, так и разделение, и принял страдание и так далее, как принято по их обычаю говорить. Нет ведь сейчас времени беседовать о том, что говорят еретики против Единородного Сына, а лучше сказать, против своего спасения. Ибо ничего не приобретает Бог, когда Его хвалят, и не причиняется Ему вреда, когда Его хулят, но только то на пользу Богу, что приведет нас к спасению. А сам Он исполнен всяческой благости, сам всех обогащая, не требует вообще ничего взамен. Кто же что-либо даст Ему, Источнику благому? Как и Давид говорит: «Все на Тебя надеется. Отверзаешь руку Свою и все насыщаешь». Как и Спаситель в Евангелии говорит: «Моя пища и питье есть, если кто творит волю пославшего Меня Отца». Но мы ведем к концу эту беседу. И вам ведь это приятно, и порядку соответствует.

    То, чего земля не имела, она произвела, повинуясь повелению. А разве то, что имеет совершенное естество, не способно к порождению? Но, напротив, пусть никто не воспринимает по-человечески, что мы подразумеваем под «имеет», говоря: видишь ли, как и сам тот учитель признает Отца существующим раньше Сына. Но он проявляет снисхождение к нашему слову, потому что мы люди и имеем грешный язык и к людям обращаем слово о Божественном естестве, которое выше всякого слова. Ибо мы люди и научены беседовать по-человечески. Знают ли злые, что когда они говорят о Боге, то употребляют слова, которые не подобает говорить о Нем? Смотри, каково их коварство! Когда они задают вопросы, то говорят по человеческому разумению. Так, например, все, что бывает существующее, имеет начало своего бытия. Откуда? Они тотчас приведут в ответ: когда ты родился, имел ты началом отца своего и деда своего. Тогда, если хочешь им высказать в ответ на те соображения другое мнение, которое может разрушить их заблуждения, то они тут же приводят свое суждение, говоря: «О Боге идет речь, а ты приводишь нам человеческое рассуждение». И основание зла заблуждения выводят они из общих соображений, а опровержение зла не хотят они по тем же соображениям признавать. Еще один из них говорит: «Никто же не может одновременно быть и рождаться». Если я хочу человеческими доказательствами убеждать, что это так, то отвергает он это сказанное, говоря; «О Боге речь, а ты человеческие приводишь примеры». Если сказать, что всё рождающееся, не существовав прежде, рождается, не человеческое ли это? Но мы на предыдущее возвратимся.

    Может ли кто-нибудь, скажешь ты, быть и рождаться? А если покажу, что Писание не о Боге только, но и о человеке употребляет такие слова, то что сделаешь ты? О детях Авраама не как о несуществовавших и родившихся говорит Писание, но как о предсуществовавших. Авраам же, говорит, родил Исаака, Исаак же Иакова, Иаков же Левия, от которого священнический род. Но апостол Павел поведал историю о встрече его (имею в виду Авраама) с Мелхиседеком в богословских целях, говоря: «Встретил же Мелхиседек Авраама и благословил его». И добавил тут же, говоря: «Ради Авраама и Левий, принимающий десятины, дал десятину. Ибо он еще был в чреслах отца Авраама, когда его встретил Мелхиседек и благословил». Видишь, как и смертный уже существовал, не родившись, так как корень был жив, то и плод, ожив, ввел вместе с корнем. Да где бывает страсть, то там вводит он рождение. Там же, где не будет ни страсти, ни изменения, ни образа, ни рождения, ни введения человеческих страстей, не хочешь ли ты признать Сущего родившимся от Сущего, существующего вечно? А если родился, говоришь ты, то как же был вечно? Всякий родившийся имеет начало бытия. И имя «отец» доходит до нас долгим путем. Приведем такой пример: допустим, юноша желает женитьбы. Сначала он будет обрученный, потом зять, потом муж. И когда у него родится ребенок, тогда будет названному отец. И если родившийся ребенок не дал ему отцу этого имени, то пусть даже и много-много лет проживет он с женою, но не может называться отцом.

Так же и мать: сначала дева, потом обрученная, потом невеста, потом жена. Она зачинает, носит плод, и если он [плод] не вышел, то она не может называться матерью. И хотя корень носит плод, то не может называться матерью, если исшедший из утробы ребенок не даст ей в качестве воздаяния за ее страдания называться таковой. И это создал премудрый Бог, чтобы не очень сильно отцы превозносились над своими детьми, чтобы не говорил отец ребенку: «Я дал тебе жизнь, из-за меня ты рожден и из-за меня получил бытие». Но если и говорят так, то тогда и слышат: «Я из-за тебя рожден, а ты из-за меня стал отцом». Так же и матери говорят: «Ты дала мне сыновство, а я дал тебе материнство». Но у нас этот взаимный дар принимается и отдается.

    Подобно этому еще сын у нас не сразу становится сыном, но сначала будет семенем, затем зародышем, и, когда родится, тогда будет сыном. Это бывает обусловлено по необходимости временем, подчинено страстям, все это плотское устроение. А там, где есть рождающее бесплотное естество и где имеется родившийся вечный и бестелесный плод, то как можно согласиться с утверждением, что когда-то было время, когда Его не было и что потом Он родился? Сыном же наречем родившегося, но родившегося без страсти, а способа рождения не знаем, как объяснить. Истинное знание заключается в том, чтобы Исповедовать свое незнание того, что выше нашего естества. Родившемуся мы поклоняемся, а естества его не дерзаем исследовать. Если бы родил человек, то он и создал бы человеческое рождение, если бы имел тело, то родил бы как тело. Если же Он чужд тела, то не приписывай бестелесному телесных страданий. Но если же Он родил, говорит еретик, из своей сущности, то родил посредством страсти. Но потерпи немного, и смогу убедить тебя с помощью земных доказательств, чтобы ты по крайней мере понял это от сравнений с человеком.

    Рождает лоза винная и маслина, рождает и вода, и растения, если говорить кратко. А если и рождает, то не по нашему естеству, а по своему устройству. А что же рождает, слушай. Всякая женщина, когда примет от Бога благословение стать матерью, нося плод, полнеет, родивши же плод — худеет. А у растений можно найти противоположное тому. Если растение еще не дает плода, то оно и не тучнеет, но когда плодоносит, тогда становится толстым и дебелеет, и плод растет, и корни увеличиваются. И уменьшения не будет ни корню рождающему, ни родившемуся плоду. И когда виноградная лоза рождает отростки, то не рождает, как мы, а когда слышишь, что Бог родил, то почему приписываешь человеческие страсти Тому, который выше всякой человеческой природы ?

    И сказал Бог: «Да произведет земля душу живу по роду». Земля наполнилась и украсилась плодами и произвела живых существ. Хозяин же дома еще не был сотворен. Небо было украшено, земля украшена и одета в пестрый убор, и море было наполнено, птицы были созданы во множестве. Все было готово, человека только не было. Но то, что человек явился напоследок, — не бесчестие для него, а честь. Дом был создан, и вводится в дом хозяин. Ибо Бог не творит ничего несвоевременно и без меры, но всё делает на пользу. Но посмотри на последовательность! Сначала Бог создал траву и корм для скота, а потом животное, которое им питается. Если бы Он сначала сотворил того, кто питается, то не было бы ему чем питаться. Бессмысленно было бы такое создание животного, не имеющего, чем питаться.

    Он сотворил светила, а потом тех, кого они освещают. Создал пищу и затем тех, кто ею питается. Подготавливает сначала необходимое, а потом создает тех, кто это нужное использует. Так поступил Он и при создании Священного Писания. Его начинают главы, в которых предвосхищается рассказ о Христе, а потом появляется Тот, о ком они свидетельствуют. Сначала дан «номос», или закон, чтобы «номос» свидетельствовал об Установившем закон. Впереди следуют Пророки, чтобы объяснить, о Ком они проповедуют. Смотри же на Божью премудрость! Он не дал Писанию пророков оставаться только в Церкви, но допустил, чтобы оно распространилось у недостойных иудеев, врагов Господних. Ради чего Он поступил так и не отнял у них Писания того? Ясна причина: не потому ли, чтобы недостойна осуждения была наша проповедь. Если бы мы одни имели пророков, то неверные могли бы возражать нам. Если бы мы осмелились сказать, что так говорит Моисей, или так указывает Исаия или прочий чин пророческий о Христе или о том, что будет во время Его пришествия, то они могли бы, желая возразить, сказать в ответ: «Откуда нам знать, что Моисей был пророком или говорил это и проповедовал, как это хочется вам, христианам. На устроение своего закона вы создаете пророков и сообщаете имена их, а мы того не приемлем». Ныне им нельзя ни в какой степени нам противоречить, ибо им не на кого пенять, поскольку у них находятся все эти свидетельства, которые мы приводим в подтверждение своего закона. Да как захотят они осудить это? Чтобы они этого не говорили, им и дано от Бога Писание это и книги, дабы, если они не хотят верить мне, поскольку я говорю по своему закону, то они должны верить в те догматы, которые ему чужды и находятся вне его закона.

     Если спрашиваешь искушенного еврея, который знает закон, говоря: «Есть ли Христос?» — то не может он сказать: «Нет Его». А скажет, что Он есть, но не тот, за кого вы Его принимаете, а другой. Все-таки иудей объявит, что Он существует, но только образ Его изменит. Одно — это просто говорить, что нет Его, другое же — заблуждаться о Его сущности. Так, например, если мне кто-то говорит: «Ты мне должен», то совсем иное, если сказать: «Не тебе я должен», но другому оказываюсь должен,

    Так и они сообщают, что есть Христос, но оспаривают, что Он такой, которого мы проповедуем. А ожидают они того, которого нет, потому что отвергли существующего. Обрати внимание на великого законодателя Моисея, как он, беседуя о создании человека, и о Сыне объявляет, когда говорит: «Сказал: „Да будет твердь". Сказал: „Да прорастит земля". Сказал: „Да произведут воды"». Затем, когда пришло время о человеке говорить, то тогда произнес: «И сказал Бог: сотворим человека». Спрашиваю же иудея, говоря: «Если Бог един и если нет с Ним Сына, которого мы проповедуем, если нет Святого Духа, которому мы поклоняемся, то кому Он сказал: „Сотворим человека"?» Когда Он создавал небо, то только повелением его создал, так же, как и землю и остальное творение. Когда же человека создает, то как бы приоткрывает дверцы и позволяет увидеть божественное знание о Сыне, кто есть Тот, Кто искони действовал с Ним.

    Иудеи, когда мы заставим их, не могут отказаться от слова откровения и говорят, что это слово было обращено к ангелам. Не могут ведь они никак исказить это слово, но таким образом отвергают его.

    Кому же сказал Он: «Сотворим человека»? Они говорят: ангелам. Снова вопрошаю их, говоря: «Кто больший — ангелы или люди?» На это они должны ответить — ангелы. Когда мы сделаемся очень добрыми к Богу, то и тогда не будем выше ангелов, но будем как ангелы. Так говорит и наш Спаситель; «При воскресении не будут ни жениться, ни выходить замуж, но будут как ангелы». И когда добрыми делами достигнем той меры, то и тогда не превзойдем их, но будем равны им. Ныне же мы намного ниже естества их и несовершеннее устройства бесплотных ангелов.

    Слушай же о них Давида, свидетельствующего так: «Что есть человек, что Ты помнишь его, или сын человеческий, что Ты посещаешь его. Умалил Ты его совсем малым перед ангелами». Мы же меньше, ангелы больше. А если Он, творя человека, меньшего достоинством, чем ангелы, нуждался в ангелах как советниках и помощниках, то творя большее не одного подразумеваю ангела, но всё сразу созданное бесчисленное ангельское множество, Он испытывал в них еще большую нужду. Подобно тому как солнце и звёзды Он создал все разом, так же и ангелов и архангелов Он всех разом сотворил. И сколько их, и числа они не имеют. Как говорит Даниил: «Тьма тем служили Ему и тысячи тысяч предстояли пред Ним». И если такое множество ангелов создавая, не нуждался Он в советнике и помощнике, то один, творя человека из земли, требует ли совета и предварительного замысла и принимает ли совет? Когда говорят, что есть человек, то не подразумевают ничего иного, но только то, что не земля ли он, не от земли ли, не прах ли и пепел. Это же восклицает и Авраам, проповедуя свою худость и говоря: «Я земля и пепел».

    А что же такое ангелы? Не дух ли, не огонь ли? Слышишь же и Давида вопиющего и рекущего: «Творящий ангелами Своими духов и слугами Своими огонь палящий». И раз создавая из огненного естества разумных и бестелесных духов, не нуждался Он ни в советнике, ни в помощниках, то чего ради, творя из земли того, который ничтожный, малый, смертный, который рассыпается во гробе, будет Он советоваться или беседовать о нем? Да, скажешь ты, может иногда Владыка, в высшей степени благодатный, сказать стоящим перед ним рабам: «Что следует сделать?», «Как сделаем это?» Отвечаю тебе: «Пусть будет так, пусть будет высказывание «сотворим человека» обращено к ангелам». То, что «сотворим», ты слышал, а не видишь ли того, что за ним следует «по образу и по подобию»? Этим ведь должен я заградить уста иудея и еретика. Ибо иудей и еретик — это одно и то же, мало сказать, еретик хуже иудея. Иудеи ведь тело распяли видимое, они же еретики восстали ратью против Божества невидимого и тем самым против своего спасения. Но и иудеи обличили себя, покушаясь на невозможное. Поэтому они частично и приняли наказание за свою дерзость в настоящем, видя своё племя род рассеянным по всей земле. Впоследствии найдет их высшая кара, когда они все будут должны прийти на Суд. И те еретики также в надлежащее время примут достойную муку за свою хулу. Для чего же расточал я перед вами все эти слова? Я думаю, для того чтобы, побеседовав таким образом, ещё раз направить слова в нужном направлении.

    Не посмеет здесь ни еретик, ни иудей сказать, что у Бога и ангелов один образ и подобие. Не явно ли то, что слово было обращено к Сыну? Ведь ангелы, будучи сотворенными, не действовали наравне с Богом. Они были слугами, хвалящими и славящими и благодарящими Бога за то, что Он их сотворил, знающими, что прежде того, как Он их сотворил, их не было, но повелением Его благости они появились и стояли, как зрители, смотря на то, чему они стали свидетелями. Видели они небо, появившееся из небытия, и удивлялись, видели море отделяемое и восхищались, видели, как земля получила свое украшение, и трепетали. А что ангелы не действовали вместе с Ним, но восхищались Им, говорит в Иове сам Бог: «Когда сотворил звезды, хвалили Меня все ангелы Мои».

    «Сотворим человека». Это слово предполагает говорящего и слушающего и то, что они беседуют между собой. Да увидишь ты сияющий луч православной веры, к которому ныне и солнце свои лучи присоединяет. Сказав же: «Сотворим человека по образу и по подобию Нашему», Бог сохранил и собственный чин и единство сущностей. Из того, что сказал «сотворим», следует, что Он назвал три Лица (ипостаси), а когда говорит «по образу», а не «по образам», то подразумевает единосущие. Ибо образ Отца есть не что иное как образ Сына. Поэтому хорошо сказано «сотворим», так как этим показаны три ипостаси. А слова «по образу Нашему» подразумевают единосущие.

    Мы же ищем, кто произнес это великое слово и создал это чудесное сообщество. Но поскольку иудеи сопротивляются, то и будучи опровергаемыми, они не устыдятся. Еретики же беснуются, и истина заключается в борьбе с ними, хотя и слово правой веры, в исповедании вовек непобедимо. Как объясним, кому он говорил: «Сотворим человека по образу Нашему»? Кто Его советник? Когда Он говорит «сотворим», подразумевается Лицо советника. Ибо блаженный Исаия говорит о Единородном Сыне, который от Бога Бог, пришедшем ради нас в нашем образе, так: «Ибо младенец родился нам, и Сын дан нам, и наречено имя Ему Ангел великого совета», что является вестником младенца, который является Сыном по своей божественной сущности, младенцем же — по человеческому образу.

    «Ангел великого совета, чудный советник». Видишь ли советника, к которому Он обращался: «Сотворим человека по образу и по подобию Нашему». «Ангел великого совета!» Но, однако, ты, пророк, не сказал о сане советника, которого ты проповедуешь. Дадим же и Моисею право быть советником, который как бы совет дает, говоря: «Не погубляй их», когда скажут народы: «Поскольку не мог Он дать им землю, которую обещал, погубил их». Однако не останавливай с удивлением внимания на слове советник, не делай общим именем. Ибо все-таки ты еще не уразумел достоинства того, о ком проповедуешь. Слушай и другое чудо! Сказав «чудный советник», объясняет он и названного советника сам тем словом, которое идет вслед за ним. И сказав «чуден советник», потом и другое за ним привел слово, назвав: «Бог крепок!». Хорошо прибавил это слово, когда сказал: «Бог крепок!» Почему? Не потому ли, что говорим: много богов суть. Как говорит Давид: «Я сказал: вы боги и сыновья Всевышнего — все». И сказал Бог Моисею: «Вот, поставил тебя Богом фараону». И чтобы не был умален проповедуемый когда мы сравниваем Его с Моисеем и апостолами, хорошо прибавил, сказав: «Бог крепок». Моисей же не крепок, но принял крепость от Бога. Одно ведь — тот, кому дают крепость другое же — Тот, кто дает ее, будучи Сам крепким. Хотя Моисей и является великим чудотворцем, но все же от Бога приняв этот дар, творит чудеса. Но сказав: «Бог крепок», пророк не был доволен и прибавил другое слово «властелин», чтобы показать и нам. и еретикам, что не нужно называть подвластным того, кто властию владеет. Одно ведь — быть под властию, другое же — самому владеть ею. Потому и сказал: «Властелин, владеющий миром». А если хочешь узнать, что есть подвластный, то знай: апостолы под властью, а Спаситель — властелин.

    Великий Павел увидел в Македонии рабу, имеющую дух прорицания и говорящую перед всеми: «Сии человеки — рабы Бога Всевышнего». Павел, вознегодовав, сказал духу, не тому, который был в ней, но тому, который действовал в ней: «Запрещаю тебе именем Господним». Называет Господом, чтобы показать, что он сам — раб. Так как чудо, заключающееся в том, что бесы повинуются людям и слушаются их, было выше человеческой силы, то, чтобы глас этот не ввел в заблуждение и их, слуг Божьих, не начали считать богами, он сказал: «Запрещаю тебе». Рабу подобает объявлять приказ, владыке — властвовать. Видел ли раба, объявляющего и запрещающего, посмотри теперь на владыку повелевающего. Привели к Владыке бесноватого, глухого и немого. И не сказал Владыка: «Объявляю тебе, немой и глухой бес», но «Я повелеваю тебе выйти из него и вновь не входить в него». Послушался бес, ибо признал власть. Пусть скажет блаженный Иезекииль: «Жив Я, говорит Господь, оправдалась сестра твоя, Содома, больше тебя». Почему он так говорит? Если ты прежде не понял, что он сказал, то не можешь прийти к правильному пониманию смысла изречения. Так как содомляне, отверженные и изгнанные, жили в беззаконии, за это они и погибли в наказание от Божьего огня. И стал Иерусалим после гибели тех и после сожжения их городов, после того, как много лет прошло потом, на вид цветущим, но злым, и еще больше творил беззаконий. А когда же и содомские злые дела они превзошли, тогда Бог через Иезекииля клялся, говоря: «Жив Я, Адонай, говорит Господь». Это говорит Он беззаконной дочери — Иерусалиму: «Не согрешила твоя сестра Содома и в половину грехов твоих. И оправдалась Содома перед тобой», то есть по сравнению с тобой Содом более праведен, чем ты. Так кто-то мог бы сказать еретикам: «Иудеи более праведны, чем вы. Они ведь тело распяли, а вы произносите хулу на Бога». Оправдались иудеи, потому что еретики впали в еще большее безумие, оправдались же и демоны, потому что Спасителя они называют Сыном Божиим, а еретики — творением.

    «Оправдалась и Содома перед тобой». Ищу ответ, вопрошая: почему делавшие то же, что и содомляне, не погибли, как содомляне, более того, почему, удвоив грехи, они не были истреблены, как они? Не потому ли, что Бог не только знал, что в них было тогда бесчестие и беззаконие, но и то, что потом у них должно было проявиться благоверие. Провидел Он и то, что должна была произойти от иудеев и святая Госпожа Богородица Дева. И видел апостольское благочестие, провидел и сонмы иудеев, которые всем своим бесчисленным множеством исповедовали имя Его и веровали в Него. Когда Павел вошел в Иерусалим, говорили ему апостолы: «Видишь, брат, сколько тысяч уверовавших иудеев». И всех тех провидя веровавших, пощадил и этих неверовавших, не их жалея, но ради тех, которым предстояло родиться от них. Откуда же можно это знать? Не Исаия ли свидетельствует, говоря: «Если бы Господь Саваоф не оставил нам потомства, мы были бы как Содом, и уподобились бы Гоморре». Но не придали ли мы свой смысл словам, а Исаия говорил о другом? Но слушай и самого Павла, который обладал нравом пророка и объяснял это, говоря так: «Ныне дар по избранию благодатному был. Да спасется остаток» И как сказал Исаия: «Если бы Господь Саваоф не оставил нам потомства, то мы были бы как Содом. Все ведь провидит Бог, но не как мы, которые тогда только понимаем, когда что-то случается. Но, как я уже много раз говорил, концы веков видел прежде веков. Видел, что Адам согрешит, но еще видел тех, которым предстояло родиться от него, творящих правду, и видел, что он будет изгнан из рая, но предвидел, что ему уготовано Царство. Это еще более удивительно, что Царство было прежде рая. А почему ты удивляешься, что он был изгнан из рая? Ведь удивительно, что прежде рая ему Царство небесное уготовано. Как говорит Спаситель: «Придите, благословенные Отца моего, примите Царство, уготованное вам прежде начала мира».

    Пусть устыдятся еретики тех благ, что уготовлены святым прежде начала мира. Они говорят, что было время, когда Сына не было, но исповедуют его только как образ Единородного. Поскольку они не могут исказить Священное Писание, то слово допускают, а истину крадут. Так, когда говорим: «Единородный», они тотчас говорят: «Написано: «И первенец всего мира ». По мнению еретиков, оба эти изречения противоречивы. Если «первенец всей твари», то не единородный, если же Единородный, то не первенец. Первенец ведь, если имеет братьев, то называется первенцем, а единородный, если имеет братьев, то не является единородным. Ибо единородный тот, кто единственный от кого-либо родится. Как свидетельствует Писание, говоря Аврааму, имевшему одного сына от Сарры: «Возьми сына моего единородного». Первенцем же называется тот, кто имеет братьев. Тот ведь первый, кто прежде родился, а единородным называется тот, кто не имеет братьев.

    Но, с другой стороны, есть и единородный в ином смысле, единородный тот, который один от кого-либо родится, а не тот, который будет единственным, как обманывают еретики, называя Единородного, потому что такой, как Он, был только один. Тогда и солнце есть единородно, потому что оно одно единственное такое, а другого такого нет. Но не ведают они, что говорят. Писание по обычаю называет единородным того, кто один от кого-либо родится, как мы установили, объясняя. Но смотри в соответствии с истиной, поскольку, как уже говорили, если первородный не имеет братьев, то и не является первенцем, а единородный, если братьев имеет, то не является единородным. Я бы мог не одного, не двух, не трех первенцев найти, и так кончить бы слово о первенце. Странное дело: ведь если первородные, то как могут быть многие? Подобает же быть только одному. Я затянул речь о первородном и единородном, и пусть никто не осудит нас за это.

    Объясним здесь непостижимое, говоря, что первородным подобает называть первого верующего в Бога в своем роде и возрасте, не как первого среди других, но как первого, появившегося в свое время. Как, например, когда народ был в Египте, сказал Бог через Моисея: «Сын Мой первенец Израиль». И еще сказал: «Отпусти мне народ». Этот народ первородный, потому что в то время он был первым народом, познавшим Бога. Потом, после Закона и после многих родов, появился Давид, и обещал ему Бог, что от семени его явится Христос, и сказал так: «Обрел Давида, раба Моего, маслом Моим святым помазал его. Он назовет Меня: «Ты отец мой». И я сделаю Давида первенцем». А если Давид первенец, то и народ первенец. Первенец и Адам, как первый в своем роде, первенец и Ной в своем роде, и Авраам в своем, и Моисей в своем роде, и Исаия, потому что в свое время первыми познали благочестие и правую веру. Из этого же множества первородных собралась Церковь, которая называется собор, и пребывает на небесах. Как свидетельствует Павел, говоря: «Вы пришли к горе Сиону и граду Божьему к Иерусалиму небесному и множеству ангельских полков и к собору, который называется Церковью первенцев, написанных на небесах».

    Из тех же есть первородный по плоти Христос, поэтому и именуется Первородным по праву, по божеству же являясь Единородным. Так как Он в каждый род принимает тех, которые споспешествовали благому, и со всеми теми Сам есть глава Церкви, то и называется Первородным. Поэтому и Павел говорит: «Первороден во многих братьях».

    Подобало же нам теперь о человеке сказать многое, но оставим рассказ этот на следующий день, то есть на шестой, в который он был создан, чтобы с помощью Божьего дара мы совершеннее сказали бы об этом по мере сил своих; скажем не как полагаем, но как нас научили. Общий ведь есть источник и общие предлежащие дары, если только мы хотим со всем усердием добиваться их. Теперь же обращу свою речь к поучению.

    Вчера было показано, как подобает воздевать руки пребывающим в благочестии. Когда кто-то подает, сказал я, нищим, то пусть говорит «воздеяние рук моих». Сегодня же хочу я изъяснить начало псалма того, каково оно есть, поскольку мы должны знать, что поём. Почему мы говорим: «Да исправится молитва моя, как фимиам, пред Тобою»? Всякое благовоние (фимиам) направляется, но Бог не услаждается благовониями.

    А что же значит «Да исправится молитва моя»? Да будет значение сказанного таково. «Да исправится молитва моя, как и фимиам, пред Тобою». Какой фимиам? Два жертвенника было в храме: один во дворе, отгороженном забором, под открытым небом, а другой — в святилище под кровом, внутренний. Жертвенник для фимиама был предназначен только для окуривания благовониями, крови же здесь не проливали, и хлеба жертвенного не клали. Был и внешний жертвенник, в котором закалывали животных и приносили хлеб, а прочее сжигали. Внешний алтарь повелел Бог сделать из неотесанных камней, а внутренний алтарь, то есть жертвенник, — из литого золота. Нам нужно узнать, что же этим знаменует Божья благодать. Так понимаем мы то, что поем; есть два слова, служащие слову Божьему. Одно слово не поучительное, но грубое, а другое — поучительное и искусное. Тот, кто говорит на неправильном и грубом языке, подобен жертвеннику, сооруженному из неотесанных камней, но все же является жертвенником. Тот, кто грубо ошибается в речи и словах, но мыслью находится на правильном пути, является таким же, как и это неотесанное каменье. И, наоборот, подобно литому золоту, достойное слово и искусное. Также ни то нельзя превозносить, ни это отвергать, и то ведь Божий алтарь, и это Божий алтарь.

    Сказано было, что из четырех видов, то есть запахов, составлено миро: стакти, оникса, халвана и белого фимиама (ливана). Как миро составлено из различных благовоний, так и добрая воля является соединением различных добродетелей. Он (Давид) сказал: «Да исправится молитва моя, как и этот фимиам, который слагается из многих частей, и соединяясь сливаясь воедино, становится одним благоуханием. Когда же вхожу с молитвой, соблюдая пост и имея милость и веру, пусть подобна будет моя четырехвидная добродетель этому фимиаму, который направляется Тебе. Так и в другом месте говорит блаженный Давид: «Как хорошо и прекрасно — жить братьям вместе! Это как миро на голове, стекающее на бороду, бороду Аарона». Он сравнивает здесь любовь со священным миром, а молитву — со священным фимиамом.

    Да будет тебе известно, что если ты имеешь добрую волю, или чистоту, или что-то иное, то ты — брат священнику. Священства, говоришь, не имею, но имею целомудрие, то есть чистоту, тогда сестра будет моя чистота твоему священству. Откуда это известно? Давид, убегая от Саула, пришел к первосвященнику Авиафару и сказал ему: «Дай мне хлебы, потому что я внезапно был отослан царем и пищи не имею». Ответил архиерей, знающий закон: «Нет у нас хлеба иного, кроме принесенного в жертву, его же не подобает никому иному есть, кроме священника». Когда же увидел он, что Давид попал в беду, но боялся дать хлебы священные и требовал от тех, которые не были священниками, чистоты, то сказал: «Если отроки, которые с тобою, чисты от жен, то возьми». Ибо считал чистоту сестрой священства.

    Да и мы будем готовить себя к милости, правде и чистоте, чтобы пост окрылился. Как птица, если не имеет помощи от крыльев. то не может парить в воздухе, так и пост не может вознестись наверх без крыльев — без чистоты с молитвой и милостыни.

    Посмотри на Корнилия, приобретшего с помощью поста крылья. Поэтому он услышал дошедший к нему глас с небес: «Корнилий, молитвы твои и милостыни твои вознеслись к Богу». Представим себе, что пост — это живое существо, о друже, а чистота и молитва — это его крылья, без которых он не может взлететь вверх.

    Молю вас всех, сохраняйте пост непорочным, не оскверняя его неправдой, очистив его от стяжания! Посмотри на пустословцев, которые воздерживаются от пищи, а от грехов не в силах удержать себя и не печалятся о них. Вина, говоришь, не пью, и масла не ем оливкового, и мяса не ем. Воистину, очень хорошо, если ты делаешь это ради Бога. Но подумаем хорошенько; хлеб, вода, вино, мясо, масло — все это создание Божие; а стяжание, и неправедная нечистота, и неправая вера — это все сатанинское дело. И если воздержишься от Божьего дела ради Бога, то не подобает ли тебе еще в большей степени воздерживаться от сатанинского дела, которое создано тебе на великую погибель. Такого ведь ожидает большое наказание. Но бегите от такого, как от огня, творя милостыню. Милостыня же на вид расточает, а на деле собирает. Как земледелец, сея, рассыпает семена по земле, на самом деле собирает, давая земле взаем, а получая от нее вдвойне, так и милостыня: кажется, что дается другому, а на самом деле хранима для того, кто ее дал. «Расточил, — сказал Давид, — дал убогим, и правда его пребывает во веки веков». Так будем поститься, так будем поклоняться, так будем веровать, Отца славить, Сына хвалить, поклоняясь Святому Духу. Ему же слава во веки веков. Аминь.

 

 


    Автор проекта и составитель - Александр Петров (Россия)

 Студия "Мастерская маршала Линь Бяо"

 Copyright (С) 2000-2003 by Alexander Petrov (Russia). All right reserved.       Webmaster: petrov-gallery@yandex.ru

 


купить диплом техникума цена. . Шуточный диплом медсестры.