ШЕСТОДНЕВ

ИОАННА ЭКЗАРХА БОЛГАРСКОГО

 

 

 

Слово четвертого дня

(окончание)

 

 

    «И будут, — сказал Бог,— светила на знамения: для времен, для дней, и для годов». Знамения очень нужны для человеческой жизни. И если кто-то не сверх меры ищет эти знамения и воспринимает их, то найдет полезные приметы, основанные на давнем опыте и наблюдении. Многое можно узнать о предстоящих дождях, и о засухе, и о движении ветров, временном или постоянном, сильном или слабом. Одно из знамений передал нам Господь, говоря: «Будет ненастье, потому что небо темнеет, становясь багровым». Когда солнце восходит в тумане, тогда лучи его потемнеют, и оно на вид кажется как бы багряным и кровавым, потому что такое представление для зрения создает плотность воздуха. Когда же лучи не могут пробиться сквозь сгустившийся воздух, становится ясно, что это происходит по причине земных испарений, а воздух не может удержать испарений, которые восходят от земли, и из-за множества влаги производит ненастье в том месте, где он ее собирает. Подобным же образом, когда вокруг луны образуются круги, а вокруг солнца так называемые венцы, это знаменует или множество воздушной воды или веяние ветров. Или когда появляется то, что называют «анфилиями», то есть побочными солнцами, которые движутся вместе с солнцем, то это бывает знаком воздушных перемен — бури. Также и радужные столпы, простертые от облаков прямо, являют или дожди, или сильные бури, или вообще указывают на долгие воздушные изменения.

    И в растущей и убывающей луне многие, наблюдающие за ней, заметили знамения, а именно то, что воздух над землей по необходимости изменяется вместе с соответствующими фазами луны. Когда она бывает в третий день чистой и тонкой, то предвещает постоянную тихую погоду. Если же она будет толстой с плотными рогами и покрасневшей, то она угрожает тем, что будет или много воды из облаков, или южный ветер. А то, что от тех знаков бывает польза в этой жизни, кто же этого не знает? Ибо плывущий по морю, увидев этот знак, удерживает корабль в тихом месте, спасаясь от бурных волн. Может и путник уклониться от этого вреда, видя потемнение воздуха и ожидая прояснения. И земледельцы, которые сеют семена и сажают растения, определяют от этих знамений благоприятное для своих дел время. Когда все будет разрушено, то есть в последний день, еще будут даны знамения посредством солнца, месяца и звезд. Господь сказал: «Солнце превратится в кровь, и луна не даст света своего». Эти знамения будут знаками окончания всего мира.

    Но иные, переходящие все границы и превосходящие всякую меру, помогая генетлиалогии (науке о днях рождения), приводя эти слова, говорят, что наша жизнь связана с движением небесных звезд. Поэтому от звезд бывают знамения, показывающие, что с нами может случиться. И простое книжное выражение «Да будут на знамения» воспринимают они не как высказывания об изменениях воздушных или о смене времен, но как им нравится, так и толкуют. Ибо что они говорят? Когда движущиеся звезды переплетаются с находящимися в зодиаке, то есть «животном круге», звездами и, таким образом сошедшись друг с другом, составляют определенные фигуры, то становятся причиной того или иного рождения, а противоположное расположение звезд предсказывает иную судьбу. Мы же немного побеседуем об этом для рассмотрения того, о чем уже выше начали говорить. Мы не скажем здесь ничего своего, но для обличения их приведем их же собственные изречения, чтобы те, кто уже поражены этой болезнью, получили исцеление, а тем, которые еще не впали в это зло, даем спасение.

    Те, что изобрели генетлиалогию, уразумев, что в большой отрезок времени от них ускользают многие из образов, полученных от расположения звезд, заключили измерение времени в возможно более тесные рамки, потому что даже быстрее, чем за один миг, или как сказал Апостол — «в мгновение ока», может произойти большая разница между родившимися. Родившийся в тот момент будет властителем города, владыкой народа, очень богатым и сильным. А тот, кто родится в иное мгновение, будет нищим и просящим милостыню, станет скитаться от двери до двери.

    Поэтому, разделив на двенадцать частей зодиакальный круг (ибо солнце за тридцать дней проходит двенадцатую часть так называемой неподвижной сферы), каждую двенадцатую часть они разделили на тридцать частей. Потом каждую такую часть они разделили на шестьдесят частей, из которых каждую раздробили еще на шестьдесят.

    Полагая, что рождение младенца можно увидеть, посмотрим, могут ли в действительности очень точно определить астрологи границу того мельчайшего отрезка времени. Как только родится младенец, баба, помогающая роженице, осматривает родившегося, определяя, мужского ли он пола или женского, а затем ожидает крика, который является признаком жизни в новорожденном. Сколько пройдет в тот момент шестидесятых долей? Вот объявила она халдею о новорожденном. Как ты думаешь, сколько мгновений пройдет, пока она расскажет об этом, притом еще, если случится, что тот, кто хочет определить гороскоп, стоит вдали от этой жены. Тому же, кто хочет правильно составить гороскоп, нужно точно определить время рождения, будет ли оно дневным или ночным.

    Сколько шестидесятых долей протечет в этот небольшой промежуток времени! Составляющему гороскоп необходимо определить не только в какой из двенадцати частей находится звезда, но и знать, в какой из шестидесятых долей двенадцатой части, на которые, как мы сказали, подразделяются первые шестидесятые доли, находится звезда. И такое же точное и неуловимое определение краткого момента времени, говорят они, нужно произвести для каждой из планет, чтобы найти, какое расположение они имели по отношению к неподвижным звездам и каков был их образ по отношению друг к другу в момент рождения младенца.

    Так как невозможно точно определить время рождения, а замена одного момента другим делает ошибочным все рассуждение, то заслуживают хулы те, кто занимается этой лженаукой, и те, которые, разинув рот, глядят на них, как будто могут увидеть, что случится с ними.

    А каковы их предсказания? Тот, говорят, кудряв и приветлив, потому что рожден в час Овна, таков вид этого животного, но и велик, и мудр, потому что Овен — предводитель, и щедр, ибо без печали слагает с себя руно, так как от природы снова облачится в него. Но и Тауриан, то есть Телец, печален и работящ, потому что находится под ярмом. И Скарпия (Скорпион) драчлив, ибо подобен зверю тому. Зукиан (Весы) правдив, так как у нас весы являются символом равенства.

    Да что может быть смешнее сего? Овен, с которым ты связываешь рождение человека, есть двенадцатая часть неба, в которой бывает солнце, касаясь весенних знаков. И Ярем (Весы) и Юнець (Телец) суть также двенадцатые части так называемого «животного круга» (зодиака). Как же, считая их свойства первопричиной человеческих жизней, придаешь рождающимся людям черты характера, взятые у скотов? Овен щедр, говоришь ты, но не потому, что такой нрав создает та часть небесная, а потому, что такова по роду своему овца. Зачем же пытаешься уверить нас в достоверности звездных предсказаний и убедить выдумками? Если бы небо имело в себе такие свойства нравов, взяв их у животных, то это означало бы, что и само оно подчинено чужой власти, причины которой полностью зависимы от скота. Но если смешно говорить так, то еще смешнее приводить в доказательство вещи, которые ничего общего не имеют друг с другом. Но мудрость тех подобна паутине, в которую когда попадает комар или муха, или иное что-нибудь такое же слабое, то, запутавшись, удерживается в ней. Если же к ней приблизится какое-нибудь сильное животное, то и само легко освобождается, и слабую ту паутину разрывает и бесследно уничтожает.

    Но они не останавливаются только на этом, и возлагают на небесные тела причину того, в чем каждый из нас, обладая свободной волей, самовластен (имею в виду стремление к добродетели или злу). Хотя отрицать это было бы смешно, но поскольку многие одержимы этим заблуждением, нам не следует обходить это молчанием. Во-первых, спросим у того кто так считает, разве не каждый день тысячу раз изменяются положения звезд? Ибо так называемые планеты находятся в вечном движении, одни быстро настигают друг друга, другие же совершают более медленное обращение, часто в одно и то же время и видят друг друга, и скрываются одна от другой. В момент рождения, как говорят они, для рождающихся имеет большое значение была ли видна благотворная или злотворящая звезда. И часто, из-за незнания одной малейшей доли, они не могут определить тот момент времени, в который звезда показывает себя благотворной и считают его находящимся под влиянием злотворивой звезды.

    Мы принуждены говорить их же собственными словами. В этих словах много безумия и много бесчестия. Злотворящие же звезды возлагают причину своего зла на своего Творца. Если зло присуще им по природе, то Творец будет создателем зла. Если же они злы по своей воле, то, во-первых, они будут живыми существами со своей волей, которые свободно и произвольно совершают движение. Говорить так ложно о бездушных вещах — верх безумия. Но насколько бессмысленно утверждать, что зло и добро раздаются каждому не по достоинству, но если звезда находится на одном месте, то она благотворна, а если видна на другом, то будет злотворива, а если немного уклонится от расположения фигуры, то сразу забывает зло.

    Если звезды каждый миг меняют свой вид, переходя от одного к другому образу, и в бесчисленных сих переменах несколько раз в день создаются образы, предсказывающие рождения царей, то почему не во все дни рождаются цари? Почему всегда отцово царство принимают сыновья в наследство? Никакой царь не может, наблюдая расположения звезд, сообразовать с ним рождение своего сына. Кто тот человек, который владеет этим? Как Озия родил Иоафама, Иоафам же Ахаза, Ахаз же Езекию?

    Далее еще: если истоки плохих и хороших поступков не в нас, но по необходимости заложены в нас от рождения, то тогда напрасно сидят законодатели, устанавливающие законы, которые приказывают нам что делать, а от чего уклоняться. Бессмысленна и деятельность судей, которые награждают добродетели и наказывают порок. Нет ничего преступного и в воровстве, и в разбое, потому что даже если бы некто хотел удержать руку от этого преступления, то все равно не смог бы, нельзя ведь убежать от того поступка, к которому понуждает необходимость.

    Но всех глупее те, кто учится каким-либо ремеслам и трудится без устали. Ведь богат изобилием плодов будет земледелец, не сея в землю семя и не наточив серпа. Разбогатеет и купец, хочет он этого или нет, потому что судьба соберет ему богатство. И большие надежды христиан погибнут бесследно, ибо ни правда не будет в почете, ни грех не будет осужден, так как люди ничего не творят по своему волеизъявлению. Ведь там, где господствует необходимость и судьба, то есть рок, не бывает и малого воздаяния по достоинству, которое является большим преимуществом праведного суда. Но для тех, которые считают так, достаточно уже нами сказано. Ибо вы не нуждаетесь больше в словах, будучи здравы сами по себе, а время не дает продолжать этот разговор сверх всякой меры. Возвратимся к другим словам Писания.

    «Да будут, сказано, светила для знамений, и времен, и дней, и годов». О знамениях нами уже говорилось, а под временем подразумеваются смены времен года: зимы, весны, лета и осени, которые в определенном порядке сменяют друг друга, что происходит в результате установленного движения светил. Ибо зима бывает, когда солнце ходит по южным странам. Тогда в наших местах бывают долгие ночи, а воздух, окружающий землю, охлаждается, и все влажные испарения собираются вокруг нас и становятся причиной дождя и холода и обильного снегопада. Когда же солнце возвращается из полуденных мест и будет в середине небесного свода, тогда время между днем и ночью разделяется поровну. Когда же оно замедляет движение над теми или иными земными местами, то производит в них постепенное прогревание воздуха («благорастворение»), и наступает весна. Она дает начало всем прозябающим растениям, оживляет многочисленные деревья, дает возможность сохранить свой род земным и водным животным благодаря появлению потомства. Оттуда уже солнце идет на север, к летнему повороту, создавая нам длинные дни, и так как оно долго ходит по этому воздушному пространству, то раскаляет воздух над нашими головами и иссушает землю, приводя к появлению у растений семян и к созреванию плодов; тогда же оно будет самым горячим, создавая короткие тени в полдень, потому что освещает наши страны с высоты. Ибо дни будут длинными, в которые бывают самые короткие тени.

    Дни будут короткими тогда, когда бывают длинные тени. Это бывает у нас, живущих на северной стороне земли, которых называют «имеющими одну тень». Имеются и другие, которые по два дня в году совсем не имеют тени в полдень, потому что солнце, сияя над их головой, равным образом со всех сторон освещает их, так что в глубине колодцев вода освещается через узкие отверстия. Поэтому их называют «людьми без тени». А те, которые живут по ту сторону богатой пряностями территории страны, отбрасывают тени на обе страны попеременно. Только у них одних в нашей обитаемой земле (ойкумене) тень в полдень падает на южную сторону. Поэтому их называют «людьми, имеющими двойную (или круговую) тень».

    Все это бывает, когда солнце проходит северную часть неба. На примере этого можно видеть, до какой степени солнечные лучи нагревают воздух и что вследствие этого случается. Затем сменяющее лето осеннее время года разрушает сильный зной, постепенно уменьшая теплоту посредством ее растворения в воздухе, и безболезненно приводит нас к зиме. Очевидно при этом, что солнце опять от северных стран возвращается на южные. Эти смены времен года, следующие за движением солнца, устраивают нашу жизнь.

    «Да будут, сказано, и во дни» не для того, чтобы создавать дни, но господствовать над днями. Ведь день и ночь были прежде, до сотворения светил. Это же показывает нам Давид, говоря: «Положил солнце для управления днем, луну и звезды — для управления ночью». Как же солнце владеет днем? Не потому ли, что носит в себе свет? Когда оно восходит над горизонтом, то дает нам день, разрушив ночь. Да не погрешит никто, назвав днем освещенный воздух, или определив день как меру времени, пока солнце ходит по наземной половине неба. Но солнцу и луне назначено определять и годы. Луна, совершив 12 раз свое обхождение, создает год, кроме этого, для точного согласования времен требуется дополнительный месяц. Так издревле считали время евреи и древние греки. Солнечный же год есть время, за которое солнце проходит весь круг, начиная от одного знака зодиака и возвращаясь к тому же самому знаку.

    «И создал Бог два светила великие». Поскольку, когда говорится слово «великое», имеем в виду его значение вообще отвлеченное его значение, как например, великое небо, и великая земля, и великое море. Иногда же имеем в виду сравнение с другим предметом, например, великий конь, великий вол, что свидетельствует не о том, что это животное имеет большое тело, но о том, что оно велико в сравнении с подобным. Так и теперь мы должны понимать значение этого великого. Если мы муравья или нечто иное малое по естеству называем великим, это свидетельствует о его величине по сравнению с подобными ему по роду. Или так теперь понимаем мы великое, что величина явлена в светиле самим его устройством? Я же считаю, что это так не потому, что светила велики, ибо они больше чудных звезд, но потому они великие, как говорит Писание, что исходящий от них свет достаточен, чтобы освещать и небо, и воздух, а также достигнуть земли и моря. Когда они движутся по всему небу, восходя, заходя или находясь посреди неба, то отовсюду представляются людям равными, что является явным указанием на то, что они имеют большой размер, так что широта земли не имеет значения для их большего или меньшего вида. То, что отстоит дальше, видится меньшим, и чем более к этому предмету приближаемся, тем большим его находим. А для солнца никто не ближе, и никто не дальше, но на равном расстоянии сияет оно всегда над обитателями всех частей земли. Доказательством этого является то, что индийцы и британцы видят его равным. И живущие на востоке его величину при заходе видят не оскудевающей, и те, что живут на западе, не видят его меньшим при восходе, и когда оно находится посреди неба, не изменяет своего вида для тех и других.

    Не обманывайся видимым, даже если оно солнце на вид величиной в локоть, не считай его таковым. Ибо величина наблюдаемых предметов на большом расстоянии представляется малой, так как сила зрения не может ни достигнуть их, ни преодолеть разделяющего пространства, но она как бы заканчивается и только малой частью достигает видимых предметов, перенося свой недостаток на наблюдаемое. А раз обманывает нас наше зрение, само не видя ясно предметы, то неверна и его оценка. Припомни свои ошибки, и сам поверишь сказанному.

    Если когда-нибудь с высокой горы ты видел большое и ровное поле, какими представлялись тебе запряженные волы? Какими казались и сами пахари? Не были ли они перед глазами в виде муравьев? Или если ты смотрел с башни на великую морскую ширь, какими по величине казались тебе большие острова, каким казался большегрузный корабль, который вмещал тысячи мер хлеба, оснащенный белыми парусами, плывущий по синему морю. Не представлялся ли он по виду меньше всех голубей, поскольку, как я уже сказал, зрение ослабевает, проникая сквозь воздух, и, достигая предметов, в действительности не может оценивать наблюдаемое. Еще там, где высокие горы прорезаны глубокими пропастями, они видятся нам округлыми и гладкими, потому что видна только одна поверхность холмов, а взгляд не может по причине своей слабости проникать во впадины, находящиеся с двух сторон. Так и формы тел, не являются на вид такими, какими они созданы. Например, зрению башни представляются круглыми, а на самом деле они четырехугольные. Все это показывает, что из-за большого расстояния тела не могут ясно различаться, но видны неотчетливо.

    И светило велико, как свидетельствует Писание, намного больше того, что мы видим. И к тому же признаком его величины пусть будет для тебя следующее: несмотря на то, что звезд на небе бесчисленное множество, исходящий от них совокупный свет недостаточен, чтобы разогнать ночной мрак. Но только солнце покажется на горизонте, или еще оно только ожидается и не вышло совсем из-под земли, но уже без следа разгоняет тьму и своим светом светит ярче звезд, и сгустившийся над землей воздух делает жидким и освещает. Поэтому бывают и утренние ветры, и росы увлажняют землю. Но как оно могло бы в одно мгновение осветить такую большую землю, если бы не испускало света от великого круга? Из сего познай мудрость Творца, который сообразно такому расстоянию дал равную теплоту. Сила жара его такова, что, не имея ее сверх меры, оно не сжигает землю и не испытывая недостатка в этой силе, не замораживает землю и не делает бесплодной.

    То же следует знать и о луне. Велико ее тело и наиболее светлое после солнца. Ее величина видна не всегда одной и той же, но иногда она является в виде полного круга, иногда уменьшенной, ущербной, с обеих сторон, показывая остаток своей части. Ибо одна сторона ее помрачается, когда она возрастает, другая же сторона скрывается во время ущерба. Это слово донесло до нас непостижимую мудрость Творца, создавшего смены различных образов луны. Он явственно раскрывает нам на примере этих фаз нашу собственную природу, что ничто человеческое не постоянно, но одно из небытия приходит в совершение, другое же, приходя к своей зрелости и достигая совершенной меры, выросши, понемногу убывает и оскудевает и, уменьшаясь, погибает. Так, из наблюдения за луной мы должны научиться познавать самих себя и получить представление о скорых превращениях в человеческой жизни, не кичиться добрыми днями этой жизни, не радоваться своим силам, не превозноситься преходящим богатством, но пренебречь плотью, от которой бывают перемены, и заботиться о душе, блага которой непреходящи. Если луна доставляет тебе печаль, когда ее свет, понемногу убывая, погибает, то гораздо больше печали приносит тебе душа, которая имела добрые дела, и, по небрежению погубив доброту, никогда не останавливается на одном добром намерении, но часто меняет свое направление из-за нетвердого образа мыслей. Ибо поистине сказано: «Безумный, как луна, изменяется»

    Думаю, что и устройство животных и прочее, прорастающее из земли, испытывает немалое влияние от лунных перемен. Ибо луна создает одно влияние, когда ее тело убывает, и другое — когда растет. Когда она убывает, то тела животных и растений становятся тонкими и тощими. Когда она возрастает и приближается к полноте, то и они наполняются, потому что она влагает в них непонятным образом некую влажность, смешанную с теплотой и доходящую до основания.

    Об этом могут свидетельствовать и те, которые спят при луне: у них головные пространства наполняются излишней влагой. И мясо недавно убитых животных скоро портится от попадания лунных лучей, и мозги животных, и влажность морских обитателей, и сердцевина растений испытывают то же влияние. Но луна не могла бы делать все это со сменой лунных фаз, если бы по книжному свидетельству по свидетельству Писания она не обладала сверхъестественной и великой силой.

    И многие перемены в воздухе происходят с переменами луны, о чем свидетельствуют нам внезапно возникающие бури, когда в тихую погоду при рождающейся луне при новолунии облака сталкиваются друг с другом. Об этом же говорят в еврипах (морских проливах) и в так называемом Океане обратные течения, то есть приливы и отливы, которые связаны с обращением луны, как это отмечали живущие там. Ибо еврипы в зависимости от фаз луны текут в двух направлениях. В то время, когда она рождается, то они ни на минуту не стоят на одном месте, но находятся тут в постоянном движении и колебании, пока она, появившись, не сделает обратное течение упорядоченным. А западное море, которое мы называем Океаном, то течет в одном направлении, то, поворачивая обратно, накатывается на прибрежные места, и луна как бы своим вдыханием тянет воду назад, а выдыханием возвращает на свое место.

     Это я сказал, желая показать величину светил и их строение, и то, что ни одна строка божественных словес не содержит напрасно сказанного, хотя мы вообще не достигли главного смысла слов. Ибо многое можно узнать о величине и об удаленности солнца и луны путем рассуждений, если кто-то без лености рассмотрит их действия и силы. И лучше самому признать свою немощь, чтобы нашим худым недомыслием не измерялась величина созданий, но из немногих сказанных нами слов сделайте сами вывод о том, сколько осталось иного, того, что  мы оставили. И поэтому мы должны измерять луну не глазами, но мыслями, которые при определении истины гораздо точнее глаз.

    «Да произрастит земля траву, сеющую семя, и дерево плодовитое, творящее плод», и потом добавил, сказав, «Да произведет земля четвероногих и зверей». Почему там «да произрастит», а здесь «да произведет»? Растения, деревья и плоды произрастают каждый год, так как растениям необходимо вечно находиться в земле и постоянно исходить из нее. Поэтому и сказано «да произрастит». А о животных говорится «да произведет земля», потому что один раз родившись от земли, они уже больше не исходят из нее, но каждое животное рождается от своих родителей. Было так: слово перешло в дело, земля была украшена. Подобало стать украшенному и небу. Почему же Он [Бог] украшает землю прежде неба? Не потому ли, чтобы не дать возникнуть ложному многобожному учению о солнце, месяце и звездах?

    Сказал Бог: «Да будут светила на тверди небесной». Почему Он не создал солнце и луну в первый день? Не потому ли, что тогда не было небесной тверди, на которой они должны были находиться. И не только по этой причине, но и потому, что еще не было ни одного плода, для роста и созревания которого они были необходимы, ибо в третий день произросли плоды. Чтобы не думали также, что они произросли под действием солнечного естества. Бог создал солнце, и месяц, и звезды тогда, когда творение их растений совершилось.

     Сказано же, что в первый день Он сотворил все из небытия, а в другие дни — из существующего. Да откуда же солнце? От света, бывшего в первый день. В первый день Создатель изменил его, как хотел, и превратил в различные формы; там Он создал вещество света, а здесь светильники. Как если бы кто-нибудь расплавил кусок золота и раздробил его на золотые монеты, так же и Бог создал это золотое украшение солнце и луну на небе, подобно тому, как Он и бездны, бывшие тогда единой водой, разделил на горнюю воду, и на моря, и на источники, и на озера, и на колодцы, так и свет, бывший единым, раздробил и разделил искусно на солнце, луну и звезды.

    Хочу же определить, как Бог создал светила. Следует знать, что Он сотворил их вне неба, и потом утвердил их наверху. Подобно тому, как художник, когда создаст икону, то есть образ, тогда прибьет ее к стене, так и Бог сначала сотворил светила вне неба, а потом приставил их к нему. Как свидетельствует Писание, говоря: «И создал Бог два светила, и поставил их на небе». Как же Он поставил их? Не оба вместе. А как? Утверждение было по гласу самого Бога, ибо, положил, сказал Бог, «светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью».

    Когда солнце было положено, оно было положено на востоке, когда же луна была приставлена, она была приставлена на западе, поскольку она получила власть над ночью, а солнце — над днем. Луна появилась в первый день исполненной света, ибо не подобало ей быть наполовину освещенной, но следовало появиться светилу в том виде, в каком оно было создано. После этого посредством изменения луны надлежало показать сроки, и времена, и различия дней. Сотворил Бог луну полной, какой она бывает на пятнадцатый день. Солнце взошло утром, утром же была приставлена луна, появившись утром на западе. Когда солнце дошло в своем пути до запада, появилась луна, тотчас желая взойти, чтобы исполнилось сказанное: «Да владеют днем и ночью».

    К тому же необходимо решить, почему Бог сотворил луну полной? Внимай с усердием, потому что это имеет глубокий смысл. Подобало бы ей, явившейся в четвертый день, иметь вид луны четырехдневной. Однако если бы она имела вид четырехдневной луны, то не имела бы законченного образа. Итак, она имела в самом начале излишек в 11 дней; появившись в четвертый день, луна была как бы 15-дневной. На 11 дней больше имела луна по сравнению с солнцем — не по творению, но по своему сиянию. Поэтому дни, которые имела луна, она отдает солнцу. Число же дней в каждом месяце равно 29 с половиной, а год состоит из 12 месяцев, что дает 354 дня. Если исчисляешь так месяц, то есть по 29 с половиной дней, то год такой будет равен 354 дням, и те дни, которые приняла луна, она отдает солнечному году. Умеющий считать — да сосчитает!

    «Да будут светила на тверди небесной, чтобы светить на землю». Так как огонь по своей природе стремится вверх, то поэтому Бог возложил на его природу узду, чтобы он посылал свет не вверх, а вниз. Ибо огонь хочет стремиться не вниз, но вверх. Если ты зажег сосновую лучину, то опусти ее вниз, и ты увидишь, что хотя ее тело обращено вниз, но огонь направлен вверх. И поскольку Он знал, что его естество таково, то связал его, чтобы он сиял не сообразно своей природе, а по повелению. Кто из вас видел, как капает зажженное масло, тот знает, что огонь поглощается маслом, потому что естество масла влечет вниз и огонь, а огненное естество, находящееся в подчинении, стремится вверх и, как бы испытывая насилие от масла, удерживается. Когда масло будет прилито к огню, то он не издает звука. А если положить в него сухие ветки, то он трещит. А и то мокрое, и это. Но поскольку оно масло получается из дерева и маслина питает его, а дерево всегда по своей природе родственно огню, то огонь охотно принимает его как своего супруга. Если же прильешь к огню воду, то он трещит, ибо сопротивляется противнику. Огонь ведь близок воздуху, потому что одного рода с ним. Когда дуновение воздуха погасит горящий огонь, то воздух поглотит его и нельзя будет найти огня нигде. Родственное же убежало к родственному.

    Обрати внимание на мудрость искусного Творца и Его силу. Он положил звезды на небе и «да будут, сказал, для знамений, и для времен, и для дней, и для годов». Пустословы, предсказывая несуществующие дела, разрушили всю надежду на астрологию. А то, что ничего нельзя предсказать по звездам о человеческой жизни, свидетельствует Исаия, говоря: «Пусть же встанут астрологи небесные и наблюдающие знамения, и скажут тебе, что должно произойти». Писание же ничего не говорит о том, дает ли небо знамения о жизни человеческой. Но хочешь ли узнать эти небесные знамения? Бывают знамения дождей, ветров, зимы и хорошей погоды. Об этом бывают указания по звездам, и это сделано по человеколюбию Божию, чтобы плывущий по морю, увидев, что будет ветер, избежал беды, а, земледелец, узнав о наступлении зимы, заблаговременно обработал землю. Бывают знамения войны и мира. Об этом просто и без обиняков сказал Господь, обращаясь к иудеям: «Лицемеры! Когда вы видите облако, поднимающееся с запада, то говорите: „Будет буря и холод", а когда видите вечером побагровевшее небо, то говорите: „Будет вёдро"». И потом Он добавил: «Лицо неба и земли распознавать умеете, а времени сего не узнаете?» Такие знаки, как то: знамения лета, ветров, зимы, ведра можно наблюдать без опасности, от них не будет беды. Они не чужды благочестию и свойственны божественному. Много можно было бы сказать об астрологии, но здесь требуется ясный голос и здоровое тело, ибо вместе со словом идет мысль, и мысль слабеет вместе с языком.

    Перейдем теперь к более простому. Иное — год, другое же — время. Год — длительное время, а пора — благоприятное время. Никто так не говорит: год есть собирать виноград, но время пора есть собирать виноград, и время пора есть сеянию и время пора жатве. Так и Соломон говорит: «Время рождать, и время умирать, и время строить». А порой считает он благоприятное время. И звезды указывают на эти знамения, как я уже сказал, например, восход Плеяд указывает начало лета, а заход Плеяд — начало сева. Такие знамения чужды бесчестия, но свойственны благочестию. Временем порой называют и праздники Божии. Как говорит Господь: «Три времени в году празднуйте Мне: праздник опресноков, праздник седмиц (пятидесятницы) и праздник кущей». Видишь ли — Он положил светила как знаки времен и дней и еще как знамения суббот и месячных праздников. Ибо луна дает счет месяцам, а солнце — годам, ибо оно собою дает повороты времени: на весну, равноденствие, лето и осень.

    Законы стоят непоколебимо. Сказал Бог — и они утвердились, повелел — и основались. Здесь подумай над тем, кто всему Создатель, кто все сотворил. Отец ли? Никто не говорит «нет». Сын ли? Еретики говорят «да», и хотя говорят «да», но неправильно считают они, что Сына создал Отец, а Сын — все. Примем ли мы это бесчестие? Так как ум еретиков связан несокрушимыми узами, то вопрошаем пророков: имеется ли кто-то больше Того, кто все сотворил, или Он Сам больше всех? Еретики ниспровергают себя своим же вопросом. Они говорят, что все сотворил Сын, а Его — Отец. Будь же Господь, милостив к нам, говорящим такие богохульные слова. Поистине страшно повторять слова нечестивых. Но мы подражаем врачам, влагающим свои руки в язвы, чтобы очистить гной. И апостол должен был говорить о вызывающих отвращение делах не для того, чтобы осквернить язык, но чтобы очистить грехи. Но поскольку говорят, что все сотворил Сын, а Его — Отец, то вопрошаем пророков: «Кто сотворил небо и землю и каковы они». Говорит же пророк Исаия: «Сие говорит Господь, который сотворил небо и водрузил его, который утвердил землю и все, что в ней, который дает дыхание людям на ней и души тем, которые ходят по ней» «Я Господь и прежде Меня не было Бога. Я есть, и нет иного». Это говорит Тот, который сотворил небо и землю, Единородный, который по мнению еретиков, сам был создан, а потом все сотворил. Но в словах уст своих увяз грешник.

    Еще говорит блаженный Иеремия: «Так говорите». Кому — не эллинам ли он сказал: «Боги, которые не сотворили неба и земли, исчезнут с земли». Господь, который сотворил небеса разумом, тот Бог живой и истинный. И если Бог истинный, и нет другого перед Ним, создавшего небо, как говорили пророки, а еретики считают, что Сын создал небо и землю, то какой может быть спор, когда Христос говорит: «Да знают Тебя, единого истинного Бога, который послал Иисуса Христа». Явно же, что когда Спаситель говорил так через пророков или Сам, то делал это не для того, чтобы сравнивать Себя с Отцом, но потому, что земля была наполнена идольскими службами и почиталось многобожие. Поэтому Он и сказал: «Да знают Тебя, как единого истинного Бога», чтобы отличить от лживых тех богов.

    Потому и Павел сказал: «Отвратитесь от капищ, чтобы служить Богу живому и истинному». Он называет Бога истинным, чтобы обличить ложных богов, говорит «живой», чтобы порицать мертвых идолов. Я думаю, даже больше скажу — верю, что мертвецы гневаются на нас, если слышат, что мы называем капища, которые суть идолы, мертвыми. Они говорят нам: «Зачем вы хулите наш чин: мы, которые некогда жили, зовемся мертвецами, а те, которые никогда не жили, почему называются мертвыми?» Ибо сказано «Боги, которые не сотворили неба и земли, пусть погибнут». Господь же, сотворивший небеса разумом, — тот Бог живой и истинный. Кто живой? Тот, кто сотворил небо. Кто истинный? Тот, кто сотворил небо. Разве устоят еретические утверждения? Не падет ли все их бесчестие? Не изобличается ли их богоборство? Не рассыпается ли их злой умысел? Ты не можешь понять дел Творца, а рассуждаешь и исследуешь Его Самого. Что же воспевает Давид, говоря: «Как возвеличились дела Твои, Господи! Все сделал Ты премудро»?

    Пророки возвеличивают дела, а еретики умаляют искусного Творца, великого советом, сильного делами, который установил отделил небо от вод. Но не отступлю от рассказа о чудесах. Сгустившись из вод, оно носит воду, водами утверждено и поддерживает бездну. Хочу указать тебе на малое и незначительное, что, однако, можно рассматривать как подобие небесного величия. Укажу тебе это дивное чудо. Видели ли вы доски ледяные, плывущие по морю, а сверху их лежит снег? И если это может сделать мороз, то разве не может этого сделать Бог? Бог сотворил небо, но не круглое, как говорят эллины. Он сотворил его не вращающимся шаром, но как сказал пророк: «Поставил небо, как комару, и простер его, как шатер».

    Из нас нет никого, кто был бы так нечестив, чтобы верить тем, а не пророкам, которые говорят, что небо имеет начало и конец. Поэтому и солнце, говорят они, не восходит, но исходит. Как говорит Писание, солнце вышло на землю, а не взошло. И еще говорится: «От края небесного исход его, а не восход его». Если же оно имеет форму шара, то не имеет края. Ибо если всюду круглое, то где у него край? Один ли только Давид говорит это? Или и Спаситель тоже? Слушай и Господа, говорящего: «Когда придет Сын человеческий во славе Своей, и пошлет ангелов Своих с трубою и гласом великим, и соберут избранных Его от края небес до края их».

    Но поищем еще, куда заходит солнце и где оно движется ночью, если будет так, как мы говорили. Ибо говорит и мудрый Соломон, восклицая: «Восходит солнце и заходит солнце, восходя, идет на запад, обходит к северу, кружится по кругу и на место свое возвращается». Видишь, как оно движется к югу и обходит север. Представь к тому же, что во время зимы оно восходит не с середины востока, но с западной стороны, затем отклоняется и, пройдя малое расстояние, делает коротким день. Зайдя же, солнце проходит большой круг и делает длинной ночь. Мы знаем, братие, что солнце не всегда выходит из одного и того же места.

    Как же появляются короткие дни? Так, как я уже говорил. Приближается восход солнца к южной стороне, затем оно поднимается на небольшую высоту, описывает кривую линию и вскоре делает дни короткими. Зайдя же за край запада, оно должно обойти за ночь запад, и весь север, и весь восток и достигнуть южного края. Поэтому ночь по необходимости бывает длинной. Когда же оно проходит равное расстояние, то создает равноденствие. Наоборот, летом, уклонившись к северу, подобно тому как зимой — к югу, восходя у края севера, то есть полунощного края, солнце поднимается высоко и создает длинный день. Малый же круг создает и малую ночь. И этому научили нас не сыновья эллинские, ибо они не хотят признать этого, но считают, что звезды и солнце текут под землю. Но Писание учит не этому.

    Итак, Бог сотворил солнце вечно движущимся, а луну то снимающую свой наряд, то облачающуюся в него. Дело показывает Создателя. Вечно сияющий Создатель сотворил тело также вечно сияющее, ибо он свет не уничтожается, но скрывается. Луна же бывает и образом смертных людей. Сколько веков она светит! В первый день мы говорим: сегодня рождается луна. Почему? Потому что она есть образ наших тел. Она рождается и растет, делается полной и худеет, убывает и угасает. Ведь и мы рождаемся, растем, достигаем совершеннолетия, среднего возраста, слабеем, стареем, умираем. Луна угаснет, но опять родится. И нам снова предстоит воскреснуть. Ожидает и нас иное рождение.

    Поэтому и Спаситель, желая показать, что как мы родились здесь, так и там мы родимся снова, говорит: «Когда придет Сын человеческий в пакибытии». Обещает и луна воскресение, говоря: «Меня вы видите скрывающуюся и снова являющуюся и отчаиваетесь в своих надеждах?» Не ради вас ли создано солнце, не для вас ли создана и луна? И если ради вас оно создано, заходит и снова является, то вы, ради которых оно было создано, умирая, разве снова не восстанете? Не обещает ли вам воскресения и ночь? Не является ли она образом смерти? Не покрыты ли тела тьмою, так что ты не можешь различить внешнего вида. Но иногда рукой ощупываешь спящих и не узнаешь, чье это лицо, чье то, и спрашиваешь, чтобы голос дал тебе знать, кто скрыт во тьме. И подобно тому как ночь скрывает лица, и все кажутся одинаковыми, и никто друг друга не узнает, так же придет смерть и разрушит внешний вид, и никто никого не узнает. Но если ты проходишь мимо гробов и видишь в гробу много черепов, то не знаешь, кому принадлежит тот или этот. Но хотя ты этого не знаешь, но Тот , кто скрыл их формы и разрушил тела, — Тот знает. Если же ты не понимаешь того, откуда произошли эти формы, то не дивишься ли Божьей твари, что она так многочисленна и что в таком бесчисленном количестве лиц не найдешь истинного сходства. Если в поисках этого сходства дойдешь и до конца земли, то не найдешь его, или если найдешь, то лицо будет или отличаться носом, или глазами, или чем-нибудь иным. Так часто проявляется чудесное. И близнецы родятся из одной утробы и тоже не будут похожи один на другого.

    Итак, если не существовавшие в таком количестве формы были произведены повеленьем Творца, то затем по разрушении разве не может Он обновить их? Когда ты как слабый человек измеряешь мыслями Божью силу, то не думай, что Бог может сделать столько, сколько ты можешь помыслить. Если Он может только то, что я думаю, то я осмелюсь сказать, что Он намного слабее мысли, потому что моя мысль измерила Его. Если же Он выше моей мысли и мой ум не достигнет Его, то непостижим Тот, кто сотворил недоступные пониманию дела.

    Но еще раз вопрошаем еретиков о сих видимых вещах, чтобы они поняли свое невежество в этих делах, которые мы положили перед собой в качестве доказательства того, что они были созданы Богом. Когда Бог сказал: «Да будет твердь» и тотчас слово сделало это, то Он оставил нам это как Свой залог, являя, что Сам создал все, что и сегодня видим. Что же это? Не то ли, что иногда оставляем небо с вечера ясным, а утром встав, внезапно находим иную твердь, сгустившуюся из облаков. Это и есть частичный залог первых дел. И когда видишь покрытое облаками небо, понимаешь, что то, что Творец ныне сделал за короткое время, создавая облака, как некую завесу неба, показывает, как Он некогда мгновенно создал небо. И что Он сделал? Создал облака, как некие мехи, и так черпает ими соленые морские воды, и наполняет облака, и превращает горькую воду в сладкую, и напояет землю. Пусть еретики скажут, как возносится тяжелое на высоту, как черпается вода, как облака дают дождь? Они не сразу же проливают воду, но долгое время движутся. И где им повелит Владыка, тут же и исполняют повеление. Это повеление Божье лежит на облаках, подобно неким узам, и не дает идти дождю, пока Он не повелит.

    А что облака — мехи, свидетельствует Давид, говоря: «Собирая, как в мех, воды морские». Видишь чудесное! Собирает же воды невидимая и бессмертная рука, не давая сразу пролиться всему, но идти по частям. Подобно тому, как женщина, соткав тонкую ткань, разрежет ее на много разных кусков и сделает из них различные вещи, так и Бог, великую глубину морскую раздробив на капли, как на нити, в таком виде спускает ее на землю. Но вот что удивительно: когда вода отделяется от облаков, то как она не изливается вся? Если же она связана, то как течет вниз? Но для тебя есть сравнение, хотя и слабое, но все же могущее тебя убедить. Видишь ли арпагия водные? Видишь, как они просверлены снизу. Перст закрывает вход в них. Дно заграждается перстом, который выше задерживает и вход. Так же и бессмертный перст Божий, который лежит сверху облаков, выпускает, сколько хочет, и удерживает, сколько считает нужным, чтобы распространить дар на всю землю. И особенно делает это во время поздних дождей, когда орошает всю землю, напояя то одну, то другую сторону. Поэтому и пророк говорит: «И намочит один град, а в другом граде не намочит, и одна часть намокнет, а часть, которая не намокнет, засохнет». Сверху лежит не перст Божий, а заповедь. Тот повелит, и намокнет. Я создал сравнение, пользуясь выражением по нашему образу речи. Бог повелит — и облака не дают дождя. Именно об этом говорит Писание: «Повелю облакам, говорит, не проливать на них дождя». Поистине «Как возвеличились дела Твои, Господи, все Ты сотворил премудро».

    Видел ли ты Господне творение? Видел ли, как оно заграждает уста еретикам, которые не знают творения, а исследуют Творца. Все подчиняется Божьему закону. Небо стоит, поддерживаемое не своей силой, но утвержденное Божьим словом. Когда мне становится непонятно, каким образом небо утвердилось из вод, разрешает мое недоумение блаженный Давид, говорящий: «Словом Господним утвердились небеса». Не потому ли, что они из вод? Ведь никогда о том, что твердое по природе, не говорится, что оно утвердилось. Разве я могу сказать: камень утвердился? Иное — утвердиться, иное — быть твердому. Утвержденным же называется то, что будучи мягким слабым и разреженным, сгущается . Поэтому и Петр, когда поставил на ноги расслабленного, сказал: «Израильтяне, что дивитесь сему, или что смотрите на нас как будто мы своею силою или благочестием сделали то, что он стал ходить. Бог отцов наших, Бог Авраама, Бог Исаака, Бог Иакова прославил Отрока Своего Иисуса. И ради веры во имя Его сего, которого вы видите, утвердил имя Его. Поэтому и «Словом Господним небеса утвердились».

     Из слабых и разреженных вод словом Господним облака возносятся на высоту. Обрати внимание, прошу тебя, на то, что и горькие воды изменяются, а еретическая злоба не изменяется. Облака черпают из моря воду и, почерпнув из глубины горькую, делают ее сладкой и пригодной для питья. Из глубины греховной воскресил нас Христос, а мы не можем отрешиться от горечи своей. Кто же сотворил небо и землю? Я говорю, что Христос. Откуда это можно узнать? Если бы Он не был владыкой всего того, то не сотворил бы чудеса над всеми творениями, о которых говорится в Евангелии. Он сотворил чудеса над всеми стихиями: над землею, над морем, над воздухом и огнем, чтобы показать, что Он Владыка всего созданного. К дневному свету прибавил вечерний свет. Солнце сияет, и свеча светит. Конец дня и начало ночи. А ты, когда видишь свечу и солнце, говоришь: «Твой день и Твоя ночь» Но свет светильника не прерывает слова, ему подобает окончиться, подобно тому, как солнцу следует идти на запад. Ибо «солнце познало свой запад», чтобы стало явно, что Христос — Владыка всего созданного. Об этом проповедует Иоанн, говоря, что «Все стало через Него, и без него не стало бы ничего». На это указывает и Сам Господь, позволяя сиять не только слову, но и прибавляя к слову дело. Когда Он сказал морю: «Умолкни», и оно умолкло, и познали дела Творца. Ибо Он сказал морю «молчи», и оно умолкло. Сказал ветрам, и они перестали дуть. Если бы они не послушали Его, то Он не был бы их Творцом. Если бы Он не был бы Владыкой над водами, то не превратил бы воды в вино. Если бы Он не был Владыкой неба, то не возвестила бы о Нем звезда с неба. Если бы Он не был Владыкой солнца, то оно не погрузилось бы во тьму, когда Христос был на Кресте. Христос на Кресте, а солнце во мраке. О диво! И тварь не может стерпеть хулы на Господа. Помрачилось солнце, чтобы ты узнал на Кресте Владыку Солнца. Земля затряслась, чтобы ты понял, о ком говорил Давид: «Смотря на землю, заставляет ее трястись». Разрушились скалы, чтобы познать Того, о ком пророк сказал: «Гнев Его сокрушает власти, и скалы распадаются перед Ним». Отверзлись гробы, чтобы явилось воскрешение и воссиял Воскрешающий всех.

    Но подобает нам извлечь урок из сказанного. Светильник побуждает нас сказать: «Светильник ногам моим — закон Твой, и свет стезям моим». Когда наступит вечер, говори: «Да направится молитва моя, как фимиам перед Тобою, воздеяние рук моих — жертва вечерняя». Почему же не сказано «утренняя»? Здесь подумай над тем, что мы пели. Нам полезно знать, по какой причине мы так поем. Так и Давид говорит: «Пойте разумно». «Воздеяние рук моих — жертва вечерняя». Ведь Моисей, а лучше сказать Бог, установил две жертвы: одну утреннюю, другую вечернюю. Утренняя является благословением ночи. Если кто-то проведет благополучно ночь, то поэтому благословляет день. А вечерняя жертва благословляет, вспоминая дневное, что означает, благодарю Тебя за то, что Ты дал мне в этот день. Утренняя жертва не принималась от согрешившего ночью, а вечерняя не принималась от согрешившего днем. Поэтому сказано: «Воздеяние рук — жертва вечерняя». Когда наступает вечер, и ты приходишь воздеть свои руки, спроси сам себя, как будто имеешь перед собой говорящего тебе: «Если ты уповаешь на Бога, то воздень их». Если они не написали неправды, если не ограбили нищих, если не отняли ничего у сирот, пусть они, как бы имея чистое лицо, возденутся вверх. «Воздеяние рук моих» означает не что иное как: «Смотри, Господи, что чистыми руками совершаю воздеяние жертве».

     Как согрешивший не может поднять своего лица, ибо совесть его клонит долу, так и оскверненная рука не смеет подняться перед Божьим лицом. Если у тебя руки чисты, а не загрязнены неправдой и иной скверной, то спокойно воздвигай их к Богу. Именно поэтому и великий патриарх Авраам не захотел взять обители скверны и неправды, когда царь Содомский говорил ему: «Возьми все, только женщин отпусти». Он желал быть чистым перед Богом, чтобы, уповая на Него, воздвигнуть руки к Нему. Ничего не захотел он взять, имея чистые руки, и сказал: «Подниму руки свои к Богу, Который сотворил небо и землю». Он поднял их, потому что они не были осквернены неправедным приобретением. Воздеяние рук объясняет и великий Павел, говоря так: «Хочу, чтобы в сем месте молились мужи, воздевая добродетельные руки без гнева и злого умысла». Но так как вечер требует от нас дневных дел, то ты простираешь руки, а Творец вопрошает об утреннем времени и вечернем. И если ты не имеешь чистых рук и мыслей, то не осмелишься увидеть утреннее время. Опыт — учитель этому. Подумай же над тем, что тот, кто пребудет чист, так и войдет в церковь с упованием, как на свой двор. Надежду подает ему в утреннее время ночная чистота, как и Давид говорит, восклицая: «Вспоминал Тебя на постели моей и в заутренях размышлял о Тебе». Молимся же от чистого сердца и воздеваем руки в утреннее время, надеясь избежать всего скверного и иметь чистую жизнь, славя Отца, Сына и Святого Духа во веки веков. Аминь.

 

 


    Автор проекта и составитель - Александр Петров (Россия)

 Студия "Мастерская маршала Линь Бяо"

 Copyright (С) 2000-2003 by Alexander Petrov (Russia). All right reserved.       Webmaster: petrov-gallery@yandex.ru