ШЕСТОДНЕВ

ИОАННА ЭКЗАРХА БОЛГАРСКОГО

 

 

 

Слово четвертого дня

 

 

 

     Рассказав, как это было в наших силах, о великих и чудесных делах, прославив Святую и преславную Троицу, приступаем к делам четвертого дня, моля и прося разума у той, от которой вся благодать и весь совершенный дар сходят с высоты, чтобы, когда мы открыли уста нашего разума и плоти, она [Троица] наполнила нас благодатным даром и научила, как и что нам подобает говорить и как объяснять смысл повести премудрого Моисея.

    Поразмыслим же и мы ныне над тем. что говорил великий Моисей. «И сказал Бог: «Да будут светила великие на тверди небесной, чтобы освещать землю и владеть днем и ночью, чтобы отделить свет от ночи».

    В четвертый день получили свое бытие оба эти светила. Из этого ты должен понять, что все, что произошло от земли, появилось раньше солнца и луны, и не думай, что все имеет причиной своего появления солнце и луну. Иные неразумные прежде думали так. Не думай, что эти два круга являются причиной появления света, но они только сосуды и формы, подходящие для света. Свет по своему роду был создан прежде. Где Бог создал небо и землю, тут же потом и сказал: «Да будет свет». Явно, что свет, который светил в первые три дня, был простым и рассеянным, простираясь повсюду. И потом по Божьему повелению он был собран, как это хорошо знает Тот, кто его создал.

    Но пусть никто по недомыслию не вопрошает, говоря, как или куда исчез свет, собравшись воедино. Подобно тому, как не подобает спрашивать, говоря: «Каким образом Бог сотворил небо и землю, которые прежде не существовали, и что представляли собой то и другое, когда их еще не было». Ибо большой глупостью и ошибкой было бы спрашивать об этом и пытаться понять человеческими мыслями непостижимые Божьи мысли, их ведь никто не может постичь.

    Так же и спрашивать о сиянии первосозданного света, как его создал Творец, было бы делом неразумного человека и глупостью. Но разумному человеку подобает верить и утверждать то, что говорит Священное Писание, а кроме этого ничего не следует ни спрашивать, ни исследовать, желая узнать или додуматься сверх того, что ему дано.

    Если мы не можем постигнуть смысла чего-то, то нам дается понимание того, что имеется естество, которое мы не можем понять, и что оно создало все существующее. Нам же следует в одном случае понимать природу существующего, в другом случае — не исследовать ее. От того, что мы можем постичь природу предмета, мы должны стать тверже и еще более укрепиться в своей вере, поскольку мы можем понять человеческими мыслями то, во что мы верим. То же, чего мы не можем понять и постичь, свидетельствует о разнице, точнее сказать, о большом и несравненном различии между божественным и человеческим, то есть между творящим и созданным.

    Итак, Он сказал: «Да будут светила на тверди небесной, чтобы освещать землю и владеть днем и ночью». Он сообщает о том, что солнечный и лунный круги созданы как тела. В них и вложил Творец светящуюся сущность первосозданного света, которая была простой и рассеянной и лучшей, чем созданные тела. Тонкими и прозрачными были два круга, два тела солнечной и лунной субстанции и подобны небесному телу, но, скажу тебе, намного тоньше и прозрачнее.

    Сущность какого же тела имеет первобытный свет, если считать его телом, как думали иные? Но правильнее рассматривать его как бестелесную сущность. Ибо бытие его непознаваемо с помощью трех измерений, а именно: длины, ширины и глубины, как у других тел, все ведь тела познаются тремя этими измерениями. Поэтому то, что их не имеет, является бестелесным, выше телесной сущности и нечто совсем иное по качеству. А можно сказать и обратное: если в чем-то наличествуют эти измерения, то это явно тело, а не что-то бестелесное.

    И мы ведь видим, что качества не существуют сами по себе и не бывают без тел, как например, сладость, горечь, теплота, холод, белизна или чернота, мягкость или твердость, или иное подобное. Поэтому мы и говорим, что невозможно свету существовать самому по себе, то есть без тела.

    Не следует думать, что когда все было образовано, то изначально существовали материальные сущности, ибо Бог прежде создал материальное вещество, которое ныне есть во всех творениях, а потом премудрый Творец всему созданному придал соответствующие формы. Подобно тому, как появилось живое существо и то, что рядом с ним, вид и образ которого Бог создал прежде начала творения, а потом вывел в бытие его материальную сущность, так появились свет и его телесные образы. Ибо форма и образ солнца, луны и звезд — это свет. И как у тех живых существ материальные основания были созданы прежде души, жизни и существовали вообще без формы, так же было и у этих светил. Но пусть никто не впадает ни в такую дерзость, ни в безрассудство, ни в безумие, говоря, что невозможно Богу сотворить такое, и оспаривая премудрую и всемогущую силу и волю Творца. Природная сущность, построенная из определенного вещества, не раскрывает, как созданы иные сущности. Ибо говорил блаженный Исаия: «Скажет ли твердь создавшему ее: «Не ты меня сотворил» или произведение о создавшем его: «Неразумно меня создал?» Но следует подумать над тем, как в действительности устроено каждое из существующего. И свое существование, и сущность, и устройство оно приняло таким, как пожелал и распорядился воззвавший из небытия все сущности премудрый Бог.

    Пусть замолчат те, кто приводит пустые и фальшивые доводы и возражения против истинной веры и разума, проповедуя, что первобытный свет, который вложен в великие светильники и во все звезды есть тело. Ибо невозможно, чтобы одно тело находилось в другом. Невозможно не потому, что Бог не может этого создать, но потому, что это противоречит естественному порядку. Но те, которые исследуют природные предметы и привыкли к спорным мыслям, сопротивляются истине. Если бы так было, то свет был бы вложен в тела напрасно и без основания. Но поскольку естество света было бестелесным, то поэтому Бог создал круглые телесные формы для великих светил, материально существующие, сказав: «Да будут светила на тверди небесной».

    Не думай, что, поскольку они доступны нашему зрению и их как бы можно измерить и объять, то они имеют малый размер. Говорят же те, которые глубоко изучили астрономию, что солнце во много раз больше самой той земли, а земной круг в два раза больше круга лунного. Есть и великий круг земной, имеющий 252 000 стадиев, а диаметр его более 80 000 стадиев. Таким же образом определяется круг лунный, имеющий более 120 000, а диаметр его — более 40 000 стадиев.

    Иные же солнечный диаметр считают равным 300 000 стадиев. Хотя на первый взгляд человеку кажется, что круг каждого из двух светил равен локтю иди стопе, но на самом деле он велик и очень красив. Сначала Писание просто говорит: «И создал Бог два светила великие». Затем, когда стало необходимо сказать определеннее, было сказано: «Светило большее для управления днем, и светило меньшее для управления ночью, и звезды». Здесь же Писание, сравнивая и сопоставляя большое и малое светила, указывает, какое из них больше, и называет каждое своим именем.

    О величине обоих светил достаточно говорил святой Василий, который искусно и премудро разъяснял их материальную природу, считая, что не следует пытаться измерять их светящуюся величину и славу, ибо это не удастся ни одному человеку. Мы же вернемся к своему повествованию. Сказал Бог: «Да будут знамения и на дни, и на времена, и на годы». Знамения, данные посредством светил, бывают к буре, к затишью, к дождю и к ясной погоде — подразумеваю: к южному или северному ветрам, которые долго дуют или быстро стихают.

    О том же сообщают те, которые внимательно наблюдали за солнцем и видели по обеим сторонам солнца ложные солнца именно в тот момент, когда оно бывает на востоке или на западе. То же бывает, когда появившееся облако сгустится и наполнится светом. Если оно покраснеет с северной стороны, то это знаменует дующий с севера ветер, а если с южной стороны — то южный ветер. Если же облако будет багровым с обеих сторон, а солнце окажется посредине, то это предвещает сильный дождь и ветер. Об этом сообщает и Господь, говоря: «Когда потемнеет и станет багровым небо, они [фарисеи и саддукеи], говорят, что будет ненастье».

    Когда же от тумана, который в виде сгустившегося пара восходит от земли, потемнеют солнечные лучи, и солнце, как горящий уголь, явится человеческому взору, или, проще говоря, солнце кажется кровавым, то тогда становится явным знамение, что в тех местах, где скопилось много испаряющейся влаги, будет буря. Но когда облака как бы простирают из себя нити или становятся багровыми, то будет ветрено и студено. Еще же, когда солнце являет вид как бы пригибающего само к себе свои лучи, или закрыто потемневшими облаками во время восхода или захода, то будет дождливо и пасмурно. Если же во время захода оно будет чистым или багровым, то предсказывает, что день будет тихим и ясным.

    Так и луна дает много знамений тому, кто наблюдает ее различные фазы. Когда она будет чистой и тонкой, то предвещает долгую тихую погоду. Если же она будет чистой, но не тонкой, то предсказывает сильные ветры. Если два края луны (ее «рога») равны или северный «рог» будет чист, то тогда она предвещает южный или западный ветер. Но когда она в полнолуние потемнеет, то бывает дождь. Еще когда вокруг луны будут два венца, то воздух будет неспокойным. Когда же луна будет окружена ободком и в таком виде явится людям, то тогда это предвещает бурю. Когда же найдешь, что ее венец потемнел, то это означает, что будет затяжная непогода. И проще говоря, чрезмерно перегруженной и скверной будет речь того, кто попытается рассказать в подробностях обо всех предзнаменованиях. И то, что открыли прежние мужи о великих светильниках в результате долгих наблюдений и исследований, сделалось известным из Писания. И ныне имеются еще многие, которые узнали это на своем опыте и рассказывали другим, а сами не понимали Писания, и в малой степени не знали его, и не читали об этом ничего. Таков смысл высказывания «да будут на знамения». И мы принимаем его таким. А то, что касается выражения «на дни», то оно имеет следующее явное объяснение. То выражение, которое объясняет, как оба светильника владеют днем и ночью и являются их началом, дано нам свыше, а именно, что солнце — символ и создатель того и другого, то есть дня и ночи. Но оно владеет не двумя временами суток, а только днем. Ночная же власть и начало ночи передается луне, как это было между ними разграничено Божьим всемощным повелением. Мы же видим, как оно это делает. Два светила совершают свой круг, начав от одного знака и доходя до того же места. Мы видим, за сколько дней и за какой период времени, которые являются мерой времени и лет, великие светила заканчивают свой обход. Это ясно тем, кто хорошо знаком с астрономической наукой. Мы бы никогда не прилагали к церковному учению этого знания, если бы не видели, что оно хорошо подходит для понимания времени и лет, о чем изначально сказал Бог — Творец всего.

    Следует знать, что за 24 часа солнце проходит одну часть зодиакального круга, а луна за эти же часы — 13 частей по установленному порядку. Мы должны также принять во внимание, что за один месяц солнце минует один знак зодиака, а за весь год, то есть за 12 месяцев, проходит весь круг, который называется животным» (зодиакальным). А луна за 2 дня, 7 часов и 1/3 часть восьмого часа минует один знак зодиака, за 28 дней и 1/3 дня, или 8 часов, то есть за один лунный месяц луна проходит весь зодиакальный круг. Явно же, что она идет назад, а не вперед по отношению к проходящим зодиакальным созвездиям, так как оба светила и каждая из планет имеют направление движения, противоположное движению зодиакальных созвездий.

    Мы считаем ненужным обращать внимание и пересказывать те заблуждения и измышления так называемых математиков, которые не направлены на пользу учения. Насколько же они потрудились в разъяснении на пользу и правильное понимание пути и движения годичного круга, через которое мы постигаем смысл и знания о времени и годах, далее из которых мы узнаем о сохранении существующего и о соблюдении того движения, которое осуществляется в установленном порядке и по которому мы можем узнать о бренности человеческой жизни, — настолько это мы узнаем от них и записываем в свои книги. А то, что у них лишнее, лучше сказать, противоречащее истинной вере и нечестивое, мы отвергаем и не приемлем.

    Сказано же: «Да будут на знамения и на дни, и на времена, и на лета». Эти знаки означают, что будут изменения во времени и в воздухе, то есть что будут перемены в погоде — то ли к буре, то ли к дождю. И видя эти знамения и понимая их, люди стараются заранее подготовиться: они не приходят в замешательство и не ужасаются при виде внезапного события. Но все они: и купцы, и земледельцы, и рабочие люди, и моряки, — хорошо приготавливаются к нему и на земле, и на море и чувствуют себя уверенно. Эти знамения — большая милость и великое предначертание Творца Бога, чтобы с помощью этих знаков можно было распознать внезапную опасность и избежать ее. 

    Выражение «на дни» означает, что солнце создает продолжительность дня, выйдя из земного предела, и становится причиной ночи, когда заходит. И когда оно бывает видимо на восточной части неба и разгоняет своим сиянием воздушную тьму, то мы понимаем, что наступает день, и готовимся к делам, которые нам предстоит делать.

    О поясах. А другие, которые много потрудились, изучая звезды, о земле поучая, говорят, что на всей земле есть пять поясов, то есть пять полос: две крайние, на которых никто не живет, а именно, на северной и на южной, потому что на них обеих царит сильный холод. Прибавляют к ним и третью полосу, среднюю, но и на той никто не живет, потому что на ней, расположенной под экваториальным небом, постоянен палящий зной. Поэтому и зовут этот пояс выжженным. А на двух оставшихся поясах живут все живые существа, потому что там хороший климат: не слишком холодно, не слишком жарко. Я имею в виду северную сторону, на ней живем и мы, которых хорошо и правильно называют «имеющими одну тень», поскольку тени от наших тел падают на северную сторону. Также и жителей южного пояса, тени от тел которых падают на южную сторону, мы называем «имеющими одну тень». А тех, которые живут на поясе, находящемся под экватором, называют «имеющими двойную тень», потому что солнце сияет прямо над их головами.

    Говорят, что имеется много кругов, с которыми совершают свое движение все звезды, но только мало среди них известных, приписанных к определенным звездам, получившим соответствующие имена. Есть один из закрепленных кругов, постоянно видимый нам круг, который называют арктическим, от прикрепленных к нему звезд «медвежьих» (созвездий Большой и Малой Медведицы). Другой же, противоположный ему, скрытый от нас, но также всегда видимый жителям южного полушария, называется антарктическим. Посреди же всего мира, разделяя надвое небесную сферу, проходит равноденный (экваториальный) круг, называемый так потому, что лежащая под ним земная страна имеет равными все дни и ночи. Между равноденным кругом и арктическим с обеих сторон находятся поворотные круги: летний, который находится с нашей стороны равноденного круга, и зимний, находящийся с другой, южной, стороны, мимо которых совершается движение солнца. Полагают, что эти поворотные круги расположены криво по отношению к зодиакальному кругу.

    Непостижимая и всемощная Премудрость Божья назначила и повелела солнцу совершать движение и переходить на столько мест! И когда оно доходит до экватора, то создает подобающее для хорошего климата разделение времени на дни и ночи, давая им, как братьям, равные части времени. И так оно создает там большую жару, а по мере приближения к нам ослабляет ее и постепенно подготавливает наступление зимних холодов. Когда же оно перемещается на южную половину неба, то создает зимнее время года, в течение которого дает земле отдохнуть от работы на ней людей и от всех ее плодов и летних даров. После этого оно возвращается обратно и когда доходит до другого арктического круга, то создает у нас лето. Кто может достойным образом восхищаться непостижимой шириной и премудрой благодатью и непостижимым величеством и разумом Творца и силой, не сравнимой нигде и ни с чем! И тот, кто все это понял, пусть прольет реки слез из своих очей, дивясь, восхищаясь и уразумевая, как и сколько необходимого и полезного сотворил Он [Бог] и дал нашему роду. Но я оставлю все иные изменения времени, сохраняющие все творение и служащие для его поддержки, осуществляемой сдерживанием противоположных одолевающих друг друга сил, с помощью которого обретается основание для этого сохранения. Оставив же все эти изменения, я рассказал только о том, что может особенно хорошо характеризовать власть Творца и показать чрезвычайное всемогущество единого Владыки и Того. Кто дал порядок всему, а именно, о том, что великие светильники, переходя с одного места на другое и снова возвращаясь по тому же пути, восходят во все годы. То, что по величине в два раза больше земли, не показывает ли явно свою подчиненность и способ, как подобает рабу работать, не отступая от повелений господина. Ибо своей службой оно проповедует своего Творца и Владыку, исполняя Его волю, предпринимая столько усилий, переходя с места на место и поворачивая обратно.

    Пусть будут посрамлены все безумные и скверные манихеи и все славяне-язычники и зловерные народы — противники Божии, и родители лжи, которые считают, что солнце самовластно, хотя видят, что оно служит и работает по повелению своего Владыки, но только оно само не говорит об этом, но проповедует теми самыми делами власть и славу Того, Кто поставил его и положил предел, который оно не преступает.

    А что можно сказать о луне? Не то ли, что Он вложил в нее способность к уменьшению? Ибо она то наполняется светом, то теряет его и, возрастая, принимает свою сущность от великого Творца Бога. И не явно ли она проповедует и рассказывает посредством этих своих дел, что принимает страдания, когда свет, подобно душе, исходит из нее, и она является мертвой и снова ожившей, восприняв свет, который ее как бы животворит и таким образом в очередной раз рождает и освещает ее. Эти изменения, которые мы видим и знаем в обоих светильниках, свидетельствуют об их отношениях подчиненности Творцу. Неправильно думают и бесчестно проповедуют те, кто считает светильники самовластными. И так бывают эти зловерные обличены, когда они возражают по первому вопросу.

    Если же они, отвечая на второй вопрос, говорят; есть другой творец, который вывел их [звезды] в бытие, тогда вопрошаем их, говоря: каков он - добр или зол этот творец. И как бы ни отвечали, они проявляют себя как говорящие плохо и неправильно, ибо никогда благой и добрый не создает злых и неприязненных, а злой, напротив, не творит добрых и дающих благое. Но или один создает тех, или другой этих: добрый создает добрых, и, наоборот, злой составляет злых. Каждое из двух сохраняет свойство своей природы. И так в обоих случаях обличаются они [астрологи], лучше сказать, вообще изгоняется бесчестие и слава астрологии из чистой веры христианской. Ибо единый есть благой, и мощный, и премудрый Творец, который сотворил все очень хорошо и нигде не создал никакого зла и не сотворил и не основал ничего, что создает зло. Ведь всякое зло находится в нашей власти. Что хотим и что мы добровольно выберем, то и сотворим, поскольку мы созданы со свободной волей. И если мы хотим оставаться такими, какими созданы по своей природе, то будем добрыми и творящими добро, не отступая и сохраняя то доброе, что нам дано по природе. Если же мы отступим от того добра, которое дано нам по природе, из-за большой слабости, нерадения и злого помысла, то тогда окажется, что мы сами лишаем себя добра и приносим сами себе зло. Ибо зло само по себе не имеет сущности, как и говорит святой Дионисий: «Ничто само по себе не является злом, и нигде и никаким образом не существует». Поэтому оно [зло] не может причисляться к сущности, ибо представляет отсутствие сущностного, т. е. ничто. И Бог, будучи благодатен и очень добр, все звезды создал добрыми и благодатными, как в этом убеждает нас их расположение, движение и устройство, поскольку они сохраняют повеление Творца и служат Ему беспрестанно, и украшают небо, и освещают землю; только они не восклицают и не возвещают, что создание велико и прекрасно, как творение Того, который их вывел в бытие и сосчитал их бессчетное количество и дал им всем имена, как говорит об этом пророк. Что же касается того, что одни звезды делают людей добрыми, а другие злыми, то они не могут этого сделать ни в малейшей степени, ибо они бездушны. И они не получили такой природы, в соответствии с которой они могут передавать другим то, что свойственно им по естеству. И так как они не имеют мыслей, позволяющих им поступать по собственному усмотрению, как это имеет место у людей, они не могут по своей воле обращаться к какой либо стороне, или к доброй, или к злой, как это можем мы, или как чины святых ангелов или как сонмы злых бесов. Ибо это могут сделать только те, кто обладает разумом, а бездушные существа не могут делать ничего подобного, но какими были созданы, такими и пребывают.

    Но пусть останется без укора, если мы приведем речи самих астрологов, так как мы их слышим, когда они беседуют, будучи душевно нездоровыми и пустословными. И насколько мы поняли их, настолько и сообщаем. А они, восприняв язвы от своих душегубивых стрел, пусть примут смерть.

    О кентрах. Астрологи считают, что на небесах имеется четыре места под общим названием «кентры», то есть точки, каждая из которых имеет свое особое имя. Одна из них называется «часоблюдец» (восток), другая «запад», есть еще одна, находящаяся посреди неба в зените и другая, с противоположной стороны неба, противолежащая ей, проходящая под землей. Астрологи принимают за одну из частей гороскопа один знак зодиака. Как мы сказали бы, приведя пример, это будет Криос, что значит Овен, посреди неба находится Егокера, то есть Козерог, на западе — Зигу, то есть Весы, с противоположной зениту стороны неба находится Каркин, называемый Раком. И при каждом кентре тот знак зодиака, который находится впереди, называется «отстрочной стороной», а знак зодиака, который идет вслед за ним, называют «епанафора», т. е. восходящий.

    Поскольку так называемые планеты являются «плавающими звездами», то и их разделяют на благотворивые, среди которых называют Диеву звезду (Юпитер) и звезду Афродиты (Венеру), и на злотворивые, среди которых имеют в виду Арея (Марс) и Кронову звезду (Сатурн). И только одну Армову звезду (Меркурий) считают общей для обеих сторон. Они учат и рассказывают о солнце и луне, что те имеют силу властелинов. Потом астрологи проводят круг с четырьмя  - кентрами и вычисляют с помощью числа, которое они считают истинно верным, как велят им правила счета, период движения звезд и все остальное по тому образу, что и положено им при таком исследовании. И когда найдут в четырех тех точках, что более сильными и многочисленными являются добротворивые звезды или, напротив, найдут места злотворивых звезд, откроют их схождения, соотношение и взаимное расположение, происходящее по их воле и определению, найдут совпадение и различие их так называемых «домов», их возвышение, и спуск, и возношение, или найдут форму звезд, по которой можно установить будущее (либо в форме треугольника, либо в форме копья, либо чего-то подобного), когда откроют это, тогда астрологи начинают хвалиться, что могут прорицать то, что должно произойти, и могут сказать, каким быть новорожденному: славным или богатым, князем ли могучим или царем мудрым, сильным, доблестным, деятельным, усердным в учении. По образу находящихся в кентрах знаков зодиака, добросердечных и терпеливых, родятся и люди добросердечные и терпеливые, кроткие, белые плотью, голубоглазые, с русыми волосами, благообразные. И еще рассказывают, что можно быть противоположными им: бесславными и убогими, плохими, зависимыми, боязливыми, глупыми, слабыми, привыкшими к злу, коварными, лукавыми, тщеславными, скорыми на гнев, черными плотью, сварливыми, надменными, творящими зло.

    Услышав все это, как не посмеется кто-нибудь и не поругает тех, кто, как в лихорадочном бреду, так говорит. Кто же из глубины сердечной не вздохнет и не оплачет их, поскольку только тем они заняты, что весь свой ум направили на то, что приносит им большой вред и просто погибель. Зачем ты бесишься, о человек? Зачем искажаешь образы природные? Зачем искривляешь правые пути? Зачем так бесстыдно преступаешь пределы праведного порядка и худыми мыслями извращаешь причину творения, старшинство и управление больших отдавая меньшим и считая, что человеческая жизнь подчинена управлению звезд?

    Люди несравненно достойнее, славнее и лучше звезд не только потому, что имеют душу, но и потому, что они разумны, имеют свободную волю и ум. И если они что-либо хотят, то делают это, а если чего-то не хотят, то могут и не делать этого. И доброе отличают от злого, и господствуют над всеми живыми существами, которые сильнее и быстpee их, на земле и в море, но, будучи разумными, люди могут владеть и ими, ибо они и созданы ради них. Но и над теми звездами имеют они власть: хотя звезды и находятся над ними на такой высоте, но люда все равно могут умом своим определить места их восхождения, их скорость, замедления в их движении и моменты их остановки и поворотов. Еще же и о великих светилах (имею в виду о солнечном и лунном затмениях) узнают люди за много лет вперед и предсказывают, говоря о них.

    Как же вы астрологи считаете, что звезды, которые люди успешно наблюдают, изучают, разделяют на группы и могут узнать, когда они изменят свое положение, являются творцом человека? Как вы смеете произносить такие достойные порицания слова? Но поистине вы ничтожны и неразумны! Ведь звезды хуже человека во всем. Человек же, имеющий ум, выше всего видимого творения, так как он в этой познаваемой и видимой жизни является единственным мудрым и разумным существом, который один имеет разумную душу и действительно создан по образу и подобию своего Творца. Поэтому ему повинуются все животные, которые больше, быстрее и сильнее его, как уже мы выше говорили. А звезды ничего такого не могут вообще, но только тела, созданные наподобие сосудов и как вместилище света Творцом Богом, который один не имеет основания, но Сам является причиной всего. Он создал их для освещения тех, кто живет на земле, т. е. на пользу в жизни людей.

    И как это повелел Творец и изначально установил, так в таком порядке они движутся без остановки, так сказать, вместе с небесным сводом совершая круговое движение, обходя и облетая с ним вокруг и создавая беспрестанное движение. Как воздух, и огонь, и вода, из которых ни одна стихия не имеет души, более того, и разума, и рассудка, но следует своей природе, исполняя повеление Творца и не преступая его, так и звезды, являющиеся бездушными и совершенно лишенными разума, движутся по установленному однажды порядку и положенной им границе и в определенной последовательности. И обо всех них, то есть о воздухе, и о воде. и об огне, никакой человек, даже если он использует некоторые логически выстроенные мысли и слова, не может сказать и сообщить, что из них каждое, взятое по отдельности, обладает душой и разумно. А если он все же сообщает это, то это означает, что говорящий просто не имеет разума. Так и о звездах не может никакой человек, даже если он очень хитер, додуматься, заключить и сказать, что они одушевленны, а не утверждать, что они разумны. Если бы они были бы таковы, то имели бы и свободную волю, и разумные души, и способность ума обращаться к обеим сторонам. И по прошествии многого времени среди них появились бы те, которые отклонились бы от своего порядка и движения и двигались бы по иному пути, как другие разумные существа (имею в виду человеческий род и ангельский чин), которые отклонились один от одного, а другой — от другого. А из звезд никакая не отклонилась от своего пути. Мы должны верить, что как установлен порядок для воздуха, огня и воды, так и звезды движутся согласно изначально определенному им порядку и закону, согласно которому они не должны иметь по природе свободной воли и разумной души и не должны обладать ни малейшим движением одушевленного естества. И о самом том небе, которое все охватывает, никто не может утверждать, что оно одушевленно. Ему достаточно того...

    Поскольку небо вертится быстрее, астролог не может успеть все это  правильно вычислить за тот краткий момент, когда одна звезда сменяет другую. И наиболее существенное пробегает мимо астролога и остается для него скрытым. Поэтому по необходимости должен существовать другой гороскоп, то есть гороскопная звезда, в тот момент, когда новорожденный появляется на земле, и иной гороскоп должен быть составлен после того, как он [астролог] по всем точкам найдет и определит. какая звезда должна быть гороскопной. так как последний момент при рождении пролетает очень быстро. И если в действительности нельзя определить гороскопную звезду, то не ясно ли тебе, что и все иное, посредством которого это определяется, не является истинным, поскольку оно очень дробное и трудно поддающееся исследованию. Более того, можно сказать, что вообще это невозможно исследовать, так как это определила и передала злая мудрость тех самых, которые, отступив от разума и погубив природный ум и данные нам при рождении мысли, не стыдятся и не стесняются уничтожать то, что в нас есть. Они разлучают и разделяют неподобающим образом единое и то же самое человеческое естество, и одних из человеческих существ прославляют как благотворивых и добрых, а других как злых по роду и по естеству.

    И из-за этого они вместо одного Творца, который есть надо всеми, устанавливают много творцов. И они называют природу отца и матери [людей] доброй или, наоборот, злой, потому что прежде к часу их рождения было установлено так. И те, которые родились от добрых и достойных, были бы тогда злыми и лукавыми, а те, кто родились от злых и лукавых, были бы добрыми и достойными, но не по своей воле, а по своей участи, которая им дана от звездной силы, создающей добро и зло. Не это ли все дело взбесившегося ума, не имеющего в себе ни малейшей способности рассуждать?

    О великая погибель! Как вы не устыдитесь этого, проповедуя такое злое и лживое беззаконие? Ведь вы видите, что от рыбы рождается рыба, и от древа — древо, и от льва — лев, и от быка — бык, и от коня — конь, и они имеют в себе то, что есть в тех, от которых они родились, и дают те же плоды и не испытывают никакого влияния от расположения звезд или их силы. А человека, который несравненно выше и ценнее всего этого, не считаете даже равным со скотом и деревом и не делаете его подобным своему родителю. В такой степени, насколько это возможно, он подобен ему по своей природе и строению, как часто от сильного рождается сильный, а от белого — белый, от голубоглазого — голубоглазый и во многом другом в телесном отношении он бывает подобен родителю, а к тому же еще подобен ему характером, умом и силами. Так например, предстоит появиться на свет преуспевшему в добрых делах от преуспевшего в доброте, а лукавому  — от лукавого, и терпеливому, и кроткому, и гневливому, и лютому от подобных же. Если бы звезды были в состоянии лишать нас свободы воли и способности склоняться к обеим сторонам, то есть к добру и злу, то и мы должны были бы по необходимости повиноваться иному властителю, и быть такими, какими нас делают расположения звезд, — злыми или добрыми. Тогда если будет так, то не нужно ли верить, что и Бог не оказывает помощи своим угодникам и тем, кто сильно Его любит и не воздает каждому достойно по его делам, и не отправляет на бесконечную муку тех, которые творили зло и лгали, а тех, которые, любили истину и делали добрые дела, не приводит в жизнь вечную и блаженную?

    Никто же, имеющий ум или сохраняя в малой степени справедливость, не желает почитать или осуждать того, который не по своей воле добр или зол, но будет таков по роду от рождения. Так, например, огонь за то, что он жжет, или воду, поскольку она холодит, мы не хвалим и не хулим, ибо то, что создано по своему роду, не хвалимо и не порицаемо, ведь доброе и злое бывает в нем не от самого себя.

    Мы же добавим еще кое-что для разрушения обмана астрологов, из чего станет явным, что они говорят нам ложь, рассказывая небылицы. Если кто-то родится в один из зодиакальных, то есть «животных» знаков, то он будет таким по виду, каким был в тот момент этот знак, при этом человеческая природа, как бы сообразуясь со своим первообразом, уподобляется ему. И никто не родится чернокожим, пока небо и земля находятся в двух знаках — Деве и Рыбах. По словам астрологов, те, кто рождается под этими знаками зодиака, всегда бывают белыми. И напротив, в Близнецах, Раке и Скорпионе, в тех знаках зодиака не рождается ни один из скифов, а, наоборот, рождаются все чернокожие, то есть негры. Мы же ныне видим и слышим, что все люди эфиопские, которым нет числа, рождаются черными, а у скифов все белые, редкий же бывает черным.

    Итак, необходимо признать следующее: или нигде не существует зодиакальных знаков, которые делают людей белыми или черными, или нигде не может быть ни черных негров, ни рода белых скифов. А раз рождаются и те, и другие, то не нужно ли предположить, что истинным может быть лишь одно из двух. Но так как встречаются и черные, и белые люди (ведь все знают, что в Эфиопии все черные, а у скифов все белые), то необходимо признать, что в так называемом зодиакальном, то есть «животном» круге нет знака зодиака, который может создавать это. Если бы этот круг был таков по своим свойствам, то не было бы такого множества белых людей среди скифов и столько черных в Эфиопии. Все это показывает астрологов как пустословов, речи которых построены на лжи. И это потому еще является ложью, что во многих странах владыки родов — и цари, и князья, и короли — бывают поставлены не по подобию [зодиакальному знаку] и звездной природе и силе, но по родственному и наследственному порядку и закону. Сын занимает место отца, и брат — брата, как было и при Давиде. Начиная с него, этот род в Иудее не прекращался до Зоровавеля. Далее так было и у персов, и у лидийцев. При первых, начиная от Кира и Дария, даже и до последних (то есть до диадохов). сохранялась родовая власть. У лидийцев от Кандавла до Гута и от него до Креза царская власть передавалась по роду. И у болгар изначально княжеская власть переходила по роду: сын становился на место отца, а брат на место брата. И у хазар, мы слышим, бывает так же. Как же может быть так много случаев, что сын принимает власть отца? Может ли быть так, что во всех этих случаях силы зодиака сходятся и звезды создают образ, символизирующий власть, и тот, кто рождается в этот момент, получает царскую власть? Но это вообще все невозможно и смешно и является большой глупостью, которую астрологи принесли и распространили, желая основать науку генетлиалогию.

    Мы же, оставив беседу об этом, ибо это следует предоставить мудрым, которые хотят установить истину и утвердить ее, немного побеседуем о том, что другие долго и много исследовали и обсуждали, а именно, поговорим о форме обоих светил и звезд, а также о том, прикреплены ли они к небу и вместе с ним движутся вокруг нас, как это видно нам, или совершают движение сами по себе. Обо всем этом философ Аристотель мудро рассудил и правильно решил, основываясь на фазах луны. Он наблюдал, когда луна бывает растущей и убывающей, истощившейся, т. е. потерявшей свой свет, когда она имеет вид полукруга или узкого серпа и почти не видна, то есть близка к новолунию, и, наоборот, становится серповидной, и близка к полнолунию, и находится в полнолунии, и на основании всего этого доказал, что луна круглая, и это видно явно. И прочее рассмотрев основательно, Аристотель заключил, что круглую форму имеет все сущее, то есть и солнце, и луна, и звезды, которые, будучи прикреплены к небу, совершают с ним видимое круговое движение. Прикрепление же это означает присоединение и приобщение каждого из небесных тел к своему кругу отдельно от другого.

    Много порассуждав об этом и желая закончить, Аристотель сказал: «Так как и тому и другому, имею в виду кругу и звезде, невозможно совершать равное движение, то не нужно ли признать, что движутся круги, а звезды стоят спокойно, прикрепленные к кругам и увлекаемые вместе с ними в движение; это движение всем известно».

   Что же касается круглой формы небесных тел, то на это указывает луна, в частности, то, как она принимает свет, имея круглую форму. Об этом он [Аристотель] говорит дословно следующее: «Луна показывает, как это видно и нам, что имеет круглую форму, иначе она не была бы растущей, по большей части с неосвещенным диском, то есть близка к новолунию, серповидной, с наполовину освещенным кругом. И поскольку луна такова, то явно, что и другие звезды имеют круглую форму». И к этому рассуждению мы приходим как бы по необходимости, желая показать истину божественного Писания, когда оно говорит: «И сказал Бог: «Да будут светила на тверди небесной, чтобы освещать землю». И создал Бог два великие светила и поставил их тверди небесной, чтобы светить на землю». И то, что сказал великий и премудрый Моисей, доказывает истинность слов Аристотеля, который рассуждает в своих книгах, не видев и не слышав божественных книг, но приходя к истине только с помощью исследования предметов природы. Да и мы, видя это и подобным образом рассуждая, также обращаемся к Моисееву Святому Писанию, чтобы обогатить себя, подобно тому, как и великий Моисей изначально принял от Бога доброе учение.

    Здесь же мы прервем речь нашу и похвалим великого Творца, сотворившего все звезды, которые мы называем неплавающими, и пять плавающих звезд, и давшего два светила — солнце и луну на освещение людям, которые живут на земле, чтобы они воспринимали своим зрением идущую от небесных светил светящуюся силу для различения природных вещей, лежащих перед ними.

    Он дал нам знамения воздушных перемен, начала и конца дня, недели, месяца, года; и тому, что имеет круговое движение, дал Он возвратиться к тому же самому знаку, с которого началось это движение, чтобы мы поняли, что и человеческая жизнь подобна вертящемуся колесу и что она возвращается на тот же самый знак бытия, то есть прах, из которого мы были взяты и в который опять превратимся. И так мы предстанем пред своим Творцом, от которого получим воздаяния за свои дела. И мы увидим лицом к лицу Солнце правды, сияющее тройным светом Божественных сущностей, хвалимое и прославляемое как единое естество многими звездами бесчисленными, которые разумны и никогда не угасают, — имею в виду всех святых — и мы получим жизнь вечную и блаженную.

    Святого Василия. Если ты когда-нибудь в ясную ночь, смотря на небо, видел необыкновенную красоту звезд и в уме представил себе Творца того искусного и несравненного, который, как цветами, украсил небо, и размышлял о том, почему во всем видимом том больше созданного на потребу, чем для красоты, или бдящим умом снова размышлял о невидимом, то приготовился стать слушателем и пришел на это чистое и блаженное зрелище. Идем же, и я повожу тебя за руку по городу, и покажу скрытые сокровища великого сего города и разумного, и приму тебя в нем как гостя. В этом граде изначально было наше отечество, из которого нас извел человекоубийца бес, который прельстил человека своими обольщениями. И тут ты узришь первое бытие человека и вскоре постигшую нас смерть, которую породил грех, первое порождение давнего родоначальника зла — беса и познаешь себя, земного по своему роду, но являющегося делом Божьих рук, силою намного слабее животных, но поставленного владыкой над всеми животными и бездушными тварями. И хотя по физическому состоянию человек слабее их, но по превосходству разума может возноситься выше небес. И если мы поймем это, то узнаем сами, кто мы такие, и познаем Бога, и поклонимся Творцу, послужим Владыке, прославим Отца, возлюбим Кормителя, почтим Благодетеля, не перестанем кланяться Начальнику нашей жизни в настоящем и будущем. Поскольку Он уже дал нам богатство и этим удостоверяет обещанное, то опытом настоящего утверждает нам ожидаемое. И если временное таково, то каково же будет вечное? И если видимое так хорошо, то каково будет невидимое? Если небесное величие превосходит меру человеческих мыслей, то какой ум может исследовать природу Присносущего? Если солнце, подверженное разрушению, так прекрасно, так быстро в своем движении, совершая положенные обращения, и имеет величину, соразмерную всему, чтобы не выходить из своих измерений, а природной красотой, как светлое око, украшает творение, так что мы не можем насытиться, любуясь на него, то каково по красоте Солнце правды? Если слепому бывает большой ущерб, поскольку он его не видит, то какой урон будет грешнику, если он будет лишен истинного Света?

    И сказал Бог: «Да будут светила на тверди небесной для сияния на землю и для отделения дня от ночи». И не говори мне, что их нельзя отделить друг от друга. Ведь я знаю, что для меня и тебя было бы невозможным отделить свет от солнечного круга, но то, что мы можем отделить мысленно, то для Творца природы возможно отделить и в самой действительности. Ты же не можешь отделить палящую силу огня от его сияния. Но Бог, желая привлечь внимание своего угодника Моисея чудесным видением, вложил в купину огонь, имеющий только сияние, но не обладающий палящей силой. Как свидетельствует Давид, говоря: «Глас Господень высекает пламя огня». Поэтому и учит нас слово тайного учения о воздаянии за нашу жизнь, что огненное естество тогда (то есть в будущей жизни] будет разделено, и его свет будет дан на освещение праведникам, а муки жжения будут отделены для наказуемых.

    И от видоизменений фаз луны можно удостовериться и понять то, о чем мы говорим. Когда луна убывает и кончает существование, то не сразу истребляется ее тело, но свет, который в ней имеется, постепенно исчезает и потом опять воспринимается ею, и она предстает нам создающей уменьшение и увеличение размеров. А о том, что она не полностью погубляет своего тела, когда убывает, свидетельствует нам, смотрящим на нее, ее вид. Ибо, когда воздух будет очень чистым и свободным от тумана, ты можешь увидеть, что луна имеет вид серпа, но, всмотревшись, наблюдатели найдут не освещенную светом ее часть, описанную такой дугой, какой она бывает очерченной в полнолуние. Круг может быть хорошо виден, когда зрение мысленно соединяет освещенную часть с темной, ущербной.

    И не говори мне, что свет чужд луне, поскольку она уменьшается, подходя к солнцу и увеличивается, отступая от него. Однако нам не следует разбирать это теперь, а нужно знать, что одно — это тело луны, другое же — то, что ее освещает. Это же понимай и о солнце, которое, однажды приняв свет, имеет его растворенным в себе и никогда не лишается его. А луна часто, как бы совлекая с себя и опять одеваясь в свет, тем самым подтверждает собою сказанное о солнце.

    Эти два светила определены разделять день и ночь. Сначала разделил Бог день и ночь, ... то есть свет от тьмы, ибо тьма убегает с появлением света вследствие природного отчуждения, вложенного в них при первом творении. Ныне же Он повелел солнцу измерять день, а луне, когда она завершит свой круг, быть владыкой ночи. Ибо тогда светила бывают диаметрально противоположны друг другу. Когда солнце восходит во время полнолуния, тогда луна заходит и ее нельзя увидеть. Когда солнце заходит, то она восходит на востоке. Если же луна находится в других фазах и ее свет не наполняет всю ночь, то нам здесь это не нужно рассматривать. Но когда она бывает полна, владеет ночью, сияя ярче звезд и освещая землю, то наравне с солнцем разделяет время на меры.

 

 


    Автор проекта и составитель - Александр Петров (Россия)

 Студия "Мастерская маршала Линь Бяо"

 Copyright (С) 2000-2003 by Alexander Petrov (Russia). All right reserved.       Webmaster: petrov-gallery@yandex.ru

 


Для вас бетон м 200 на любых условиях. . кухни массив италия Нажмите.