СИНАЙСКИЙ ПАТЕРИК

 

 


 ("ЛУГ ДУХОВНЫЙ" Иоанна Мосха)

 

(ЛИМОНАРЬ)

 

 

1. Жизнь св. старца Иоанна, и о пещере „Сапсас"

 

     Жил один старец, по имени Иоанн, в пустыне аввы Евсторгия. Архиепископ Иерусалимский св. Илия хотел его поставить игуменом монастыря, но старец отказался, говоря: я хочу отправиться на гору Синай для молитвы. Архиепископ настаивал, чтобы он сперва сделался игуменом, и потом уже отправился. Старец не согласился, и архиепископ отпустил его, взявши обещание, что он примет игуменство по своем возвращении. Простившись таким образом с архиепископом, старец отправился в путь, к горе Синаю. Взял с собой и своего ученика. Но только что он перешел Иордан и прошел не более версты, как вдруг почувствовал озноб и жар. Дальнейшее путешествие стало невозможно. Путники нашли небольшую пещеру, и вошли в нее, чтобы успокоиться старцу. Болезнь настолько усилилась. что старец не мог уже двинуться, и в пещере пришлось пробыть три дня. Тогда старец во сне услышал голос кого-то, говорящему ему:

     - Скажи мне, старец, куда ты стремишься?

     - Ha ropy Синай, отвечает старец явившемуся.

     - Советую тебе не уходить отсюда, говорит незнакомец.

     Однако, не удалось уговорить старца, и явившийся ему удалился. Между тем, горячка усилилась. В следующую ночь тот же самый, в прежнем виде, предстал старцу.

     - Зачем ты, старец, желаешь страдать? Послушайся меня, и не уходи отсюда.

     - Но кто же ты сам? — спросил старец.

     - Я — Иоанн Креститель, — отвечал явившийся, — и вот почему убеждаю тебя не уходить отсюда: эта малая пещера больше горы Синая. Сюда часто приходил посещать меня Господь наш Иисус Христос. Итак, дай мне слово остаться здесь, и я исцелю тебя.

     Услыхав это, старец с радостью обещал остаться в пещере. Немедленно получив исцеление, старец, действительно, пребыл в пещере до конца дней своих. Устроив из пещеры той храм, он собрал братию. Это место и называется Сапсас. Близ него, с левой стороны, протекает поток Хорив, на противоположной стороне — Иордан. Сюда был послан Илия Фесвитянин во время бездождия.

 

2. 0 старце, питавшем львов в своей пещере

 

     В той же самой местности Сапсас жил другой старец, достигший столь великого духовного совершенства, что без трепета встречал львов, приходивших к нему в пещеру, и кормил их на своих коленах. Столь великой Божественной благодати исполнен был человек Божий!

 

 3. Жизнь Конона, пресвитера монастыря Пентуклы

 

     Мы пришли в лавру св. отца нашего Саввы к Афанасию. Один старец рассказал нам: "пришлось быть нам в монастыре Пентуклы. Там был старец Конон, киликиянин. Сперва в качестве пресвитера он служил при совершении таинства крещения, а потом ему, как великому старцу, поручили самому совершать крещение, и он стал помазывать и крестить приходивших к нему. Всякий раз как приходилось ему помазывать женщину, он приходил в смущение, и даже по этой причине вознамерился уйти из монастыря. Но тогда является ему св. Иоанн и говорит : "будь тверд и терпи, и я избавлю тебя от этой брани". Однажды пришла к нему для крещения девица персианка. Она была так прекрасна собой, что пресвитер не решался помазать ее св. елеем. Она прожила два дня. Узнав об этом, архиепископ Петр был поражен этим случаем и решил было уже для сего дела избрать диакониссу, но не сделал этого, потому что не дозволял закон. Между тем пресвитер Конон, взяв свою мантию, удалился со словами: "Я не могу более здесь оставаться". Но едва взошел на холмы, как вдруг встречает его Иоанн Креститель и кротко говорит ему: "Возвратись в монастырь, и я избавлю тебя от брани". С гневом отвечает ему авва Конон: "будь уверен — ни за что не вернусь. Ты не раз обещал мне это, и не исполнил своего обещания". Тогда св. Иоанн посадил его на один из холмов и, раскрыв его одежды, трижды осенил его крестным знамением. "Поверь мне, пресвитер Конон, сказал Креститель, я желал, чтобы ты получил награду за эту брань, но так как ты не захотел, я избавлю тебя от брани, но вместе с тем ты лишаешься и награды за подвиг". Возвратившись в киновию, где совершал крещение, пресвитер на утро, помазавши елеем, окрестил персиянку, даже совсем и не заметив того, что она была женщина. После того в течение 12 лет пресвитер совершал помазание и крещение, без всякого нечистого возбуждения плоти, даже не замечая, что пред ним — женщина. И таким образом скончался".

 

4. Видение аввы Леонтия

 

     Авва Леонтий, настоятель киновии св. отца нашего Феодосия, рассказал нам: "После того как иноки из Новой лавры были изгнаны, я пришел в эту лавру и остался в ней. Однажды, в Воскресный день я пришел в церковь для приобщения св. Таин. Войдя в храм, я увидел ангела, стоящего по правую сторону престола. Пораженный ужасом, я удалился в свою келью. И был глас ко мне: "С тех пор как освящен этот престол, мне заповедано неотлучно находится при нем".

 

     5. Рассказ аввы Полихрония о трёх иноках

 

     Авва Полихроний, пресвитер Новой лавры, рассказал нам: в иорданской лавре Башен  я заметил, что один из находившихся там братий был нерадив о себе самом и никогда не выполнял правила воскресного дня. Спустя немного времени вдруг вижу, что этот брат, столь нерадивый прежде, подвизается со всей ревностью и с большим усердием.

     - Хорошо ты делаешь, брат, заботясь о своей душе, говорю ему.

     - Авва, — отвечал он, мне скоро придется умереть. И действительно чрез три дня он скончался.

     Тот же авва Полихроний разсказал мне: однажды я находился в лавре Башен. Там скончался один брат. Эконом обратился ко мне со словами: брат, сделай милость, приди перенести со мною пожитки покойного в кладовую. Начали переносить — вижу : эконом плачет. Что с тобою, авва? 0 чем ты так плачешь? спрашиваю его.

     Сегодня, — отвечал он, — я переношу пожитки брата, а чрез два дня другие будут переносить мои.

Так и случились. На другой день эконом скончался, как и говорил.

 

6. 0 звезде, шедшей над умершим иноком

 

     Пресвитер авва Полихроний рассказывал нам слышанное им от аввы Константина, игумена монастыря св. Марии Богородицы Нового: один из братий умер в больнице иерихонской. Мы взяли его тело и понесли в монастырь Башен для погребения. С того мгновения, как мы вышли из больницы, до самого монастыря, звезда шла над умершим и была видна до тех пор, пока мы не предали его земле.

 

7. 0 жизни и кончине старца, отказавшегося от настоятельства в монастыре Башен

 

     В том же монастыре Башен жил один старец. После кончины прежнего игумена настоятели и остальная братия обители желали его избрать игуменом, как великого и богоугодного мужа. Старец умолял их отказаться от этого. "Оставьте меня, отцы, оплакивать мои грехи. Я вовсе не таков, чтобы заботиться о душах других. Это дело великих отцов, подобных авве Антонию, Пахомию, св. Феодору и другим". Однако не проходило дня, чтобы братия не убеждали его принять игуменство. Старец продолжал отказываться. Наконец видя, что братия неотступно просят его, сказал всем: "Оставьте меня помолиться три дня, и что будет угодно Богу, то и совершу". Тогда была пятница, а в день воскресный рано утром старец скончался.

 

8. Жизнь аввы Мирогена

 

      В той же лавре Башен был один старец по имени Мироген, который от великой строгости жизни сделался болен водянкой. Его постоянно навещали старцы, чтобы походить за больным. "Молитесь лучше обо мне, отцы, говорил больной, чтобы внутренний человек мой не страдал водянкой. Я же молю Бога, чтобы Он продлнл мою настоящую болезнь".

      Иерусалимский архиепископ Евстохий, услышав об авве Мирогене, пожелал прислать ему кое-что для телесных потребностей, но тот не принял ничего из присланного. "Помолись лучше за меня, отче, чтобы мне избавиться вечного мучения".

 

9. 0 доброте одного св. отца

 

     В той же лавре Башен жил один старец, отличавшийся полной нестяжательностью. В то же время он очень любил подавать милостыню. Однажды пришел к нему в келлию один бедняк, прося милостыни. Старец ничего не имел, кроме хлеба, и, взяв его, подал нищему, но тот возразил: "Не нужно мне хлеба. Дай мне одежду". Желая услужить бедняку, старец, взяв его за руку, привел в свою келлию. Нищий не нашел в ней ничего, кроме того, что носил на себе сам старец. Глубоко тронутый святостью старца, нищий развязал свой мешок, вынул из него все, что имел, и положил посреди келлии, сказав: "Возьми это, добрый старец! A себе я найду что мне нужно в другом месте".

 

10. Жизнь отшельника Варнавы

 

     В пещерах св. Иордана жил один отшельник по имени Варнава. Однажды он отправился утолить жажду из Иордана. В ногу его вонзилась спица, и он оставил ее в ноге, не допуская, чтобы врач осмотрел его. Нога начала гноиться, и он принужден был отправиться в лавру Башен и взять себе келлию. Между тем нарыв в ноге увеличивался со дня на день, a старец говорил всем, навещавшим его: "Чем более страждет внешний человек, тем более возрастает в силе внутренний".

      Прошло несколько времени с той поры, как авва отшельник Варнава ушел из своей пещеры к Башням. В оставленную пещеру пришел какой-то другой отшельник и, войдя внутрь, увидал ангела Божия, стоявшего пред престолом, который воздвиг и освятил старец.

     - Что ты здесь делаешь? — спросил отшельник ангела.

     - Я — ангел Господь, — отвечал он, — и этот престол вверен моему смотрению от Бога с той поры, как был освящен.

 

11. Жизнь аввы Агиодула

 

     Авва Петр, пресвитер монастыря святого отца нашего Саввы, рассказал нам об Агиодуле следующее.      Когда он был настоятелем лавры блаженного Герасима, один из тамошней братии умер, но старец не знал об этом. Канонарх ударил в било, чтобы собралась братия для выноса умершего. Пришел и старец и, увидав тело брата, лежавшее в церкви, опечалился, что не успел проститься с братом пред смертию. Подойдя к одру, он обратился к почившему со словами: "Встань, брат, и дай мне последнее целование". Умерший поднялся и поцеловал старца. "Теперь покойся, сказал старец, пока не придет Сын Божий и не воскресит тебя!"

     Тот же авва Агиодул, проходя однажды близ берегов Иордана, размышлял о том, что произошло с теми камнями, взятыми по числу двенадцати колен, которые положил на дне реки Иисус Навин, вместо тех, которые раньше взяты были со дна реки? Вдруг воды разделились на обе стороны, и старец увидел те 12 камней. Повергшись на землю он воздал хвалу Богу и удалился.

 

12. Слово аввы Олимпия

 

      Брат просил авву Олимпия, пресвитера лавры аввы Герасима: "Скажи мне что-нибудь".

     — He будь с еретиками, — отвечал тот, — и воздерживай язык и чрево. И где бы ты ни был, говори себе непрестанно: "Я — пришлец".

 

13. Жизнь отшельника аввы Марка

 

      Об авве, отшельнике Марке, жившем близ монастыря Пентуклы, рассказывали, что он в течение шестидесяти девяти лет вел такой образ жизни: постился по целым неделям, так что некоторые считали его бесплотным. Трудился день и ночь по заповеди Христа и все раздавал бедным, не принимая за то никакого воздаяния. Узнав об этом, некоторые христолюбивые люди пришли к нему, прося взять от них то, что принесли в знак своей любви к нему. "He возьму, - сказал старец, - потому что труды рук моих питают меня и тех, кто во имя Божие приходят ко мне".

 

14. 0 брате, который был обуреваем помыслами блуда и впал в проказу

 

      Аввa Полихроний рассказывал нам еще, что в монастыре Пентуклы был один брат, весьма внимательный к себе самому и строгий подвижник. Но он был обуреваем страстью блуда. He вынеся плотской брани, вышел из монастыря и отправился в Иерихон, чтобы удовлетворить своей страсти. Но лишь только вошел в жилище блудницы, как вдруг весь был поражен проказою. Увидав это, он немедленно возвратился в монастырь, благодаря Бога и говоря: "Бог послал мне эту болезнь, да спасет мою душу". И воздал великую хвалу Богу.

 

15. Чудесное происшествие с аввою Кононом

 

     Рассказывали нам об авве Кононе, игумене монастыря Пентуклы, что однажды на пути в святое место Битон встретились ему евреи и хотели его умертвить. Обнажив мечи, они бросились к старцу и, подбежав, подняли руки, чтобы нанести смертельный удар, но их руки вдруг как бы окаменели, сделавшись неподвижными. Старец совершил над ними молитву, и они удалились, радуясь и прославляя Бога.

 

16. Рассказ аввы Николая о себе самом и о своих спутниках

 

     Один старец по имени Николай жил в лавре аввы Петра, что вблизи Иордана. Он рассказал нам про себя следующее: однажды, во время моего пребывания в Раифе мы были посланы, в числе трех братий, на служение в Фиваиду. Проходя по пустыне, мы сбились с пути и начали блуждать. Вода у нас вся вышла. Целые дни мы не находили ни капли воды, и жажда нас сильно истомила. Наконец, мы не могли уже продолжать путешествия. Найдя в той же пустыне кустарники тамариска, мы легли, где кому пришлось найти тенистый уголок, и стали ожидать смерти от сильной жажды. Возлежа, я пришел в восторженное состояние и — вижу водоем, наполненный водою, и воду, изливающуюся чрез все края его, и кто-то двое стоят над краем водоема и черпают воду деревянным ковшом. И начал я просить одного: 

     - Сделай милость, господин мой, дай мне немного воды, потому что я изнемогаю. - Но он не хотел дать мне. Тогда другой говорит ему: 

     - Дай ему немного.

     - He дадим ему, — возражает первый. — Он очень ленив и нерадив о себе.

     - Что правда, то правда,—отвечает другой.—Точно, он нерадив, но все-таки дадим ему ради гостеприимства.

     И они дали мне воды.

     - Дай же, — говорит, — и его спутникам.

     Таким образом все мы утолили жажду и прошли, не пивши, остальные три дня, пока, наконец, не достигли селения.

 

17. Жизнь великого старца

 

     Вот что еще рассказал нам тот же старец об одном великом старце, жившем в том же монастыре: "Пятьдесят лет подвизался он в своей пещере: не пил вина, не ел хлеба, а только отруби, и три раза в неделю приобщался".

 

18. Жизнь другого старца, который спал со львами

 

     Авва Полихроний в другой раз рассказал нам еще об одном старце, жившем в монастыре аввы Петра, что он часто удалялся на берега св. Иордана и, оставаясь там, ложился спать в львином логовище. Однажды, найдя двух львенков в пещере, он принес их в своем плаще в церковь.

     "Если бы мы соблюдали заповеди Господа нашего Иисуса Христа, — сказал он, — то звери боялись бы нас. Но за грехи наши мы стали рабами, и теперь скорее — мы боимся их".

     И братия, получив большую пользу, удалились в свои пещеры.

 

19. Рассказ аввы Илии о себе самом

 

     Однажды я находился в пещере близ Иордана, рассказал нам о себе авва Илия, воск, — чтобы не иметь общения с аввою Макарием, епископом Иерусалимским. В это время, приблизительно в шестой час дня (полдень), в сильнейший зной кто-то постучался ко мне в пещеру. Я вышел и увидел женщину.

     - Что тебе надо? — говорю ей.

     -  Отец мой, и я провожу такую же жизнь, как и ты. Моя небольшая пещера не более как на расстоянии одного камня от тебя.

     И она указала мне место несколько на юг. 

     "Проходя этой пустыней, — продолжала она, — почувствовала жажду от сильного зноя. Сделай милость, дай мне немного воды".

     Вынеся кружку, я подал ей. Она напилась, и я отпустил ее. После ее удаления, диавол воздвиг во мне плотскую брань и внушил нечистые помыслы. Изнемогая в борьбе и будучи не в силах погасить плотского разжжения, я, схватив посох, вышел из пещеры в такое время, когда от зноя самые камни раскалялись, и поспешил за женщиной, чтобы удовлетворить свою страсть. Я уже находился от нее на расстоянии не более одной стадии. Страсть пылала во мне. Вдруг я пришел в восторженное состояние и увидал, что земля разверзлась и поглотила меня. И вот я вижу: лежат мертвые тела, сгнившие, разложившиеся и испускающие нестерпимое зловоние... Кто-то, сияя святостью, указал мне на тела и сказал: "Это вот тело женщины, а это — мужчины. Удовлетворяй, как хочешь и сколько хочешь, свою страсть... И ради такого-то удовольствия — смотри, сколько подвигов желаешь ты потерять! Вот из-за какого греха желаете вы лишить себя Царствия Небесного! 0, бедное человечество! За один час (греховного удовольствия) вы готовы погубить подвиг целой жизни?!" Между тем, от сильного зловония я упал на землю. Подойдя ко мне, явившийся мне святой муж поднял меня и укротил во мне брань. И я возвратился в свою келлию. принося благодарение Богу.

 

20. Обращение одного воина, вследствие оказанной ему чудесной помощи

 

     Один из отцов передал мне следующий рассказ воина, бывшего драконария: "Во время войны в Африке с мавританцами мы потерпели поражение от варваров и подверглись преследованию, во время которого многие из наших были убиты. Один из неприятелей настиг меня — передавал он далее — и уже поднял копье, чтобы поразить меня. Увидав это, я начал призывать Бога: "Господи Боже, - взывал я, - явившийся рабе Твоей Фекле и избавивший ее от рук нечестивых, избавь и меня от настоящей напасти, и спаси меня от злой смерти. Я удалюсь в пустыню и проведу остаток моей жизни в уединении". И обернувшись, говорил, я уже не увидал никого из варваров. Немедленно удалился я в эту лавру Копраты. И вот по милости Божией прожил в этой пещере тридцать пять лет".

 

21. Смерть отшельника и его убийцы

 

     Авва Геронтий, настоятель монастыря св. отца нашего Евфимия, рассказал мне следующее: "Трое нас, восков, находились по ту сторону Мертвого моря, близ Висимунта. Мы шли по горе, а один — ниже по самому берегу моря. С ним повстречались сарацины, бродившие по тем местам. Они уже прошли мимо него, как вдруг один из них, вернувшись, отрубил голову отшельнику. Нам оставалось только издали смотреть на это, потому что мы были на горах. Мы еще плакали об отшельнике, как вдруг сверху спустилась птица на сарацина. Схватив, она подняла его вверх и затем бросила на землю, и сарацин разбился насмерть.

 

22. Жизнь старца Конона, из обители 

св. Феодосия

 

     В монастыре св. отца нашего Феодосия архимандрита жил один старец, по имени Конон, родом из Киликии. В течение тридцати пяти лет он соблюдал следующее правило: однажды в неделю вкушал хлеб с водою, непрестанно трудился и никогда не пропускал Божественной службы.

 

23. Жизнь инока Феодула

 

     В том же самом монастыре мы видели другого старца, Феодула, бывшего прежде воином. Постясь все дни, он никогда не спал на боку.

 

24. Жизнь одного старца, обитавшего 

в кельях Хузива

 

     В кельях Хузива жил один старец. Старцы того места рассказывали нам о нем следующее.

     Живя еще в своем селении, он поступал таким образом: если случалось ему видеть, что кто-либо из односельчан по бедности не мог засеять своего поля, он выходил ночью, так что этого не знал и сам хозяин поля, и, взяв свой скот и свои семена, засевал поле другого. Таким же состраданием отличался старец, когда удалился в пустыню и стал жить в кельях Хузива. Он выходил на дорогу, ведущую от священного Иордана ко святому граду, взяв с собою хлеба и воды. Замечал ли кого-либо утомившимся — он брал его ношу и провожал до св. горы Елеонской. Возвращаясь обратно по той же дороге — нес тяжести других до Иерихона. Можно были видеть иногда, как старец обливается потом под большой тяжестью или несет на плечах одного, а иногда и двоих отроков. Иногда он сидел за чинкой износившейся мужской или женской обуви, для чего брал с собою необходимые орудия. Одних поил водою, которую носил при себе, других кормил хлебом. Встречал ли нагого — снимал с себя одежду и отдавал ему. Можно было видеть, как он трудился в течение целого дня. Случалось ли ему находить мертвого на дороге — он совершал над ним чин погребения и хоронил.

 

25. Об одном из братии монастыря Хузива 

и о силе слов св. возношения

 

     Авва Григорий, из схолариев (один из императорских телохранителей), рассказал нам следующее: в монастыре Хузив был один брат, хорошо знавший чин св. возношения. Однажды он был послан за хлебами для литургии. На обратном пути в монастырь он совершал над ними молитвы возношения по чиноположению. А затем диаконы эти самые хлебы на дискосе возложили на св. престол. Св. возношение должен был совершать авва Иоанн, по прозванию Хозевит, бывший тогда пресвитером а потом — епископом Кесарии палестинской. И вот он не замечает, чтобы Дух Святый освятил их, как замечал это прежде. Сильно опечалился старец при мысли. не оскорбил ли он каким-либо грехом Св. Духа, Который и отступил от него. Придя в диаконикон, он залился слезами и пал на лице свое. И явился ему ангел Господень, возвещая, что с той поры, как брат, принесший эти хлебы, на пути произнес над ними слова св. возношения, они уже освящены и вполне уготованы. И с того времени старец установил правило, чтобы никто из нерукоположенных не заучивал слов св. возношения, — тем более не произносил их, как случится, не разбирая времени и вне освященного места.

 

26. Жизнь брата Феофана и его дивное видение

 

     Старец, великий пред Богом, именем Кириак, жил в лавре Каламонской, около священного Иордана. Однажды пришел к нему брат чужестранец, из страны Дора, по имени Феофан, спросил старца о блудных помыслах. Старец начал наставлять его речами о целомудрии и чистоте. Брат, получив от этих наставлений великую пользу, воскликнул: "Отец мой, в моей стране я нахожусь в общении с несторианами. He будь этого — я бы остался навсегда с тобой"! Услыхав имя Нестория, старец глубоко опечалился о погибели брата и стал убеждать его и молить, чтобы он оставил эту пагубную ересь и присоединился ко святой кафолической и апостольской Церкви.

     — Невозможно спастись, если не будешь право мыслить и веровать, что Пресвятая Дева Мария есть истинная Богородица.

     — Отче, возражал брат, да ведь все ереси говорят точно так же: если не будешь в общении с нами, не получишь спасения. He знаю, несчастный, как мне и поступить. Помолись Господу, чтобы Он явно показал мне, какая вера истинная.

     Старец радостно выслушал слова брата.

     - Оставайся в моей келье, — сказал он. — Я имею упование на Бога, что Он по Своему милосердию откроет тебе истину.

     И оставив брата в своей пещере, старец отправился к Мертвому морю и стал молиться о брате. И точно, на другой день, около девятого часа, брат видит, что кто-то явился к нему, страшный по виду, и говорит: "Поди и познай истину"! И взяв его, ведет в место мрачное, смрадное и испускающее пламя и показывает ему в пламени Нестория и Феодора, Евтихия и Аполлинария, Евагрия и Дидима, Диоскора и Севера, Ария и Оригена и других. И говорит явившийся брату: "Вот это место уготовано еретикам, и тем, кто нечестиво учат о Пресвятой Богородице, равно как и тем, кто следуют их учению. Если тебе нравится это место, оставайся при своем учении. Если же не желаешь вкусить такого наказания, обратись к св. кафолической Церкви, к которой принадлежит и наставлявший тебя старец. Я говорю тебе: хотя бы и всеми добродетелями украсился человек, но если он неправо верует, он попадет в это место". При этих словах брат пришел в себя. Когда старец возвратился, брат рассказал ему все, что видел, и в скором времени присоединился к св. кафолической апостольской Церкви. Оставшись к Каламоне при старце, он прожил с ним несколько лет и скончался в мире.

 

27. Жизнь пресвитера селения Мардард

 

     В Киликии есть город Эги. На расстоянии 10000 шагов от него есть селение Мардард. В том селении — храм во имя св. Иоанна Крестителя. Священником при этом храме был старец, великий пред Богом и исполненный добродетели. Однажды жители селения пришли к епископу города Эги с просьбой: "Возьми от нас этого старца — он тяжел для нас. В воскресный день он совершает литургию в девятом часу и не соблюдает установленного чина Божественной службы".

     Епископ, призвав старца, спросил его:

     - Зачем ты так поступаешь, старец? Или не знаешь устава св. Церкви?

     - Поистине, так, владыко, — отвечал старец, — и ты справедливо говоришь. Но я не знаю, что мне делать. В воскресные дни от самой полунощницы я нахожусь у св. престола и не начинаю литургии, пока не увижу Св. Духа, нисходящего на св. престол. Когда же увижу наитие Св. Духа, немедленно совершаю литургию.

      Епископ подивился добродетели старца. Вразумив жителей селения, он отпустил их с миром и хвалою Богу.

 

28. Чудо Иулиана столпника

 

     Одному старцу авва Иулиан послал приветствие и вместе с тем вретище с положенными в нем тремя горящими углями. Старец, получив приветствие и еще неугасшие угли, отослал вретище обратно к авве Иулиану, налив в него воды и завязав. А расстояния между ними было около 20 миль.

     Авва Кирилл, ученик аввы Иулиана столпника, о котором мы только что упомянули, рассказал следующее: "Я, отец мой и брат пришли из нашей местности к авве Иулиану, наслышавшись много об его жизни. Я имел, продолжал авва Кирилл, неизлечимую болезнь: все врачебные средства оказались безсильны. Когда же я пришел к старцу, он, сотворив молитву, исцелил меня. Все трое мы остались при нем и отреклись от мира. Старец приставил моего отца к житнице. Однажды отец приходит к авве Иулиалу и говорит : "У нас нет хлеба". Старец отвечает ему: "Ступай, брат, и собери, что найдешь, — смели, а на завтра Сам Бог попечется об нас". Отец, смутившись этими словами (он хорошо знал, что в житнице уже ничего не было), удалился в свою келлию. Настала крайняя нужда. Старец послал за отцом: "Приди немедленно сюда". Едва только он пришел, старец сказал: "Брат Конон, пойди и что найдешь употреби на пользу братии". Отец, как бы в гневе, взял ключи от житницы: "Что-ж, хоть пыль принесу"! Отомкнув замок, он хотел было отворить двери, но не мог этого сделать: житница была доверху полна хлеба... Видя это, отец принес покаяние старцу, славя Бога".

 

29. Чудо св. Евхаристии

 

     На расстоянии 30 миль от киликийского города Эги живут два столпника, в шести милях один от другого. Один из них принадлежал к св. кафолической и апостольской Церкви, а другой, больше пробывший на столпе близ селения Кассиодора, был последователем ереси Севера. Еретик возводил на православного разнообразные обвинения, стараясь о том, чтобы привлечь его к своей ереси. Распространяя о нем молву, он решил добиться его осуждения. Православный подвижник, как бы свыше озаренный, просил еретика прислать ему частицу причастия. Тот обрадовался, как будто уже совратил собрата в свою ересь, и немедленно послал ему просимое, ничего не подозревая. Православный, приняв частицу, присланную еретиком, т.е. последователем Севера, раскалил сосуд и положил в него частицу, и она немедленно исчезла в жару пылающего сосуда. Затем взяв частицу св. причастия православной Церкви, он сделал то же самое, и мгновенно раскаленный сосуд охладился, и св. причастие осталось целым и невредимым. Он благоговейно хранил его и показал нам, когда мы были у него.

 

30. Жизнь инока Исидора и чудо от Св. Причастия

 

     На о. Кипре есть гавань Таде. Поблизости от нее находится монастырь, называемый Филоксенов ("Страннолюбцев"). Прибыв туда, мы нашли там инока, родом из Милета, по имени Исидор. Мы видели, как он непрестанно плакал с воплями и рыданиями. Все убеждали его, чтобы он хотя немного престал от плача, но он не соглашался.

     - Я — столь великий, великий грешник, говорил инок всем, - какого не было еще от Адама до сего дня...

     - Правда, отче, — возражали мы.— Мы все — грешники. Кто без греха, кроме одного Бога?

     - Поверьте мне, братия, — отвечал инок, — ни в писании, ни в предании, ни между людьми я не нашел грешника, подобного мне, и греха, который я совершил. Если вы полагаете, что я наговариваю сам на себя, выслушайте о моем грехе и помолитесь обо мне. В миру я был женат, - продолжал инок. - Я и жена принадлежали к секте Севера. Придя однажды домой, я не застал дома жены и узнал, что она ушла к соседке, чтобы вместе причаститься. А соседка принадлежала к св. кафолической Церкви. Я бросился немедленно туда, чтобы остановить жену. Войдя в дом соседки, я узнал, что жена недавно приняла Св. Причастие. Схвативши ее за горло, я заставил ее извергнуть святыню. Подхватив святыню, я бросал ее в разные стороны, и наконец она упала в грязь. И мгновенно, пред моими очами, молния восхитила Св. Причастие с того места... Прошло два дня, и вот я вижу эфиоплянина, одетого в рубище.

     — Я и ты — мы оба осуждены на одинаковую кару, сказал он.

     - Но кто ты? — спросил я.

     - Я тот, кто ударил Творца всех Господа нашего Иисуса Христа по ланите во время Его страданий, отвечал мне явившийся эфиоплянин.

     - Вот почему, - закончил инок свой рассказ, - я не могу перестать плакать.

 

31. Обращение и жизнь блудницы Марии

 

     Два старца шли однажды из Эгов в Тарс киликийский и зашли, no усмотрению Божию, в гостиницу для отдохновения. Стоял сильный зной. В гостинице они нашли трех молодых людей, отправлявшихся в Эги, и с ними была блудница. Старцы сели поодаль. Один из них, вынув из своей сумки св. Евангелие, начал читать. Блудница, увидав это, оставила своих спутников и, подойдя, села близ старца. Но он, отстранив ее, сказал:

     - Несчастная, в тебе и стыда нет. Ты не задумалась подойти и сесть вблизи от нас!

     - Отец, не отвергай меня, - отвечала блудница. - Хотя я и преисполнена всякими грехами, но Владыка всех Господь и Бог наш не отверг приступившей к Нему блудницы.

     - Но ведь та блудница с той поры перестала быть блудницей, - возразил старец.

     - Уповаю на Сына Бога живого, - воскликнула женщина, - что от нынешнего дня и я отвергаю грех мой!...

     И оставив молодых людей и свое имущество, она последовала за старцами. Они поместили ее в монастырь, близ Эгов, называемый Нанкиба. И я видел ее уже старицей, отличавшейся великим разумом. От ней самой я и слышал это.

 

32. Обращение комедианта и его двух наложниц

 

     В Тарсе киликийском был один комедиант, по имени Вавила. Он имел двух наложниц. Одну звали Комито, а другую — Никоса. Комедиант жил распутно и творил дела диавола по его внушению. Однажды случилось ему войти в церковь. По промыслу Божию, читалось тогда следующее место из Евангелия: покайтеся, приближибося Царствие Небесное. Пораженный этими словами, он пришел в ужас, вспомнив всю свою жизнь. И немедленно выйдя из храма, он позвал своих наложниц.

     - Вы знаете, как распутно я жил с вами, — сказал он им, — и никогда не предпочитал одну другой. Теперь — все ваше, что я приобрел для вас. Возьмите и мое все имущество и поделите между собою. А я от нынешнего дня удаляюсь от вас, оставляю мир и иду в монахи.

     - Для греха и погибели души мы жили вместе с тобой, — воскликнули обе в один голос, залившись слезами, — а теперь, возжелав богоугодной жизни, ты бросаешь нас и хочешь спастись один!? Этого не будет — ты не оставишь нас! Мы желаем быть участницами с тобою и в добре!!

     Актер вскоре заключился в одной из стен городского укрепления, а женщины, продав свое имущество, деньги роздали бедным и, приняв иноческий образ, также затворились, устроив себе келью вблизи того же укрепления. Мне удалось видеться с иноком, бывшим комедиантом, и я получил большую пользу. Это — муж весьма сострадательный, милостивый и смиренномудрый. И я записал это для пользы читателей.

 

33. Жизнь епископа Феодота

 

     Один из отцов поведал нам, что в Феополисе был архиепископ, по имени Феодот, отличавшийся добротой сердца. Когда наступал праздничный день, он приглашал некоторых из служившего с ним духовенства к своей трапезе, но один не оказал послушания и отказался от приглашения. Патриарх сохранил спокойствие духа и сам пошел к нему пригласить его — разделить с ним трапезу.

     Тот же самый и о том же архиепископе Феодоте рассказал нам еще следующее.

     Он был очень кроток и смиренномудр. Например, однажды он был в дороге вместе с одним клириком. Архиепископ совершал путь в носилках, а клирик ехал на коне.

     И говорит патриарх клирику: "Поделим длину пути и будем меняться местами".

     Клирик не соглашался. "Это будет безчестие для патриарха, сказал клирик, если я сяду в носилках, а святитель поедет на коне".

     Но чудный Феодот настоял на своем и, убедив клирика, что в этом не будет для него безчестия, заставил поступить по своему желанию.

 

34. Жизнь чудного Александра, патриарха Антиохийского

 

     В Феополисе был другой патриарх, по имени Александр. Он был также очень милостив и сострадателен. Однажды один из его писцов, похитив у него золото, бежал от страха в Фиваиду, в Египет... Блуждая там, он попал в руки египетским и фивским разбойникам, и эти кровожадные варвары увели его в самые дальние местности их страны. Узнав об этом, дивный Александр выкупил пленника за восемьдесят номисм. И когда беглец вернулся к нему, он обошелся с ним так ласково и человеколюбиво, что один из граждан выразился так: "Нет ничего выгоднее, как согрешить против Александра!"

     В другой раз один из его диаконов пред всеми клириками стал укорять дивного Александра. Александр поклонился ему и просил у него извинения: "Прости ж меня, брат мой!"

 

35. Жизнь Иерусалимского архиепископа Илии и о Флавиане, патриархе Антиохийском

 

       Авва Полихроний говорил нам об авве Илии, архиепископе Иерусалимском, что он не пил вина, будучи простым монахом и, сделавшись патриархом, соблюдал то же правило.

       Рассказывали нам о том же архиепископе Иерусалимском и об Антиохийском — Флавиане следующее: император Анастасий обоих сослал в ссылку из-за собора св. отцов, бывшего в Халкидоне: Илию — в Аил, Флавиана — в Петру. Однажды патриархи извещают друг друга: "Анастасий сегодня умер, пойдем и мы на суд с ним". И через два дня оба отошли ко Господу.

 

36. Жизнь Антиохийского патриарха Ефрема и обращение им к православной вере 

одного столпника

 

      Один из старцев поведал нам о блаженном Ефреме, патриархе Антиохийском, который был пламенным ревнителем православной веры. Услышав об одном столпнике в области города Иераполя, что он принадлежит к числу последователей Севера и акефалов, отправился, чтобы вразумить его. Прибыв к столпнику, он начал убеждать и молить его, чтобы он прибег к апостольскому престолу и вступил в общение со св. кафолической и апостольской Церковью.

     - Я не вступлю в общение с собором без особенного основания, — отвечал столпник.

     - Какого же доказательства желаешь ты от меня для убеждения в том, что, по благодати Иисуса Христа, Господа Бога нашего, святая Церковь свободна от всякой нечистой примеси еретического учения? — спросил дивный Ефрем.

      - Господин патриарх,— сказал столпник, — разведем огонь и войдем вместе в пламя. Кто выйдет невредимым, тот и будет православным, и мы должны будем последовать ему.

     - Следовало бы тебе, чадо, послушаться меня, как отца, — возразил патриарх, — и ничего более не требовать, а ты потребовал от меня того, что выше моих слабых сил. Впрочем, я уповаю на милосердие Сына Божия, что ради спасения души твоей исполню и это.

      И немедленно чудный Ефрем обращается к предстоявшим со словами: "Благословен Господь! Принесите дров". Дрова принесены. Патриарх зажигает их пред столбом и говорит столпнику: "Сойди со столба и, согласно твоему решению, войдем оба в пламя".

Столпник был поражен твердым упованием патриарха на Бога и не соглашался сойти.

     -He ты ли сам пожелал этого ? — спросил патриарх. — Отчего же теперь не хочешь исполнить?

      Сказав это, патриарх снял с себя омофор и, близко подойдя к пламени, вознес молитву: "Господи Христе, Боже наш, благоволивший ради нас воистину воплотиться от Госпожи нашей Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии, Сам укажи нам истину!" И, окончив молитву, бросил свой омофор в средину пламени. Пламя пылало около трех часов. Дрова все сгорели, а омофор оказался целым и невредимым, без всякого даже знака от пламени. При виде этого, столпник, уверившись в истине, умилился, проклял Севера и ересь его и присоединился к св. Церкви. Приобщившись из рук блаженного Ефрема, он прославил Бога.

 

37. Жизнь епископа, который, оставив кафедру, работал вместе с плотниками

 

     Один отец рассказал нам об епископе, который, оставив свою епископию, прибыл в Феополис и работал вместе с плотниками. Областным правителем Востока в то время был Ефрем, человек милостивый и сострадательный. Он занят был восстановлением и исправлением общественных зданий, так как город пострадал от землетрясения. Однажды Ефрем видит во сне спящего епископа, и над ним поднимался до неба огненный столб. Это сновидение повторялось не раз, и Ефрем пришел в ужас: явление было страшно и изумительно. Он долго раздумывал, что бы это значило, и не мог догадаться, потому что не знал, что у него в числе рабочих был епископ. Да и как можно было узнать епископа в человеке с неприбранными волосами, в грязной одежде, совершенно простого вида, изможденном от терпения, подвигов и работы? Но однажды Ефрем посылает за этим работником, бывшим некогда епископом, чтобы от самого узнать, кто он такой. Увидав его, стал подробно расспрашивать, откуда он и как его зовут.

     - Я — один из бедных жителей этого города. Не имея средств к пропитанию, я занимаюсь работой, и Бог питает меня от трудов моих.

     - Поверь мне, — воскликнул Ефрем как бы по вдохновению свыше, я не отпущу тебя до тех пор, пока ты мне не скажешь всей правды о себе.

     - Дай мне слово, что при жизни моей ты никому не будешь рассказывать обо мне, — сказал епископ, видя, что не может более скрываться. С этим условием я открою тебе правду о себе, не называя, впрочем, ни моего имени, ни отечества.

     - Не скажу о тебе никому, до тех пор, пока Бог продлит твою жизнь, — поклялся св. Ефрем.

    - Я — епископ и, ради Бога оставив свою епископию, пришел сюда, где меня никто не знает, чтобы изнурять себя трудами, — сказал епископ. От своего труда я добываю себе немного хлеба. Что касается тебя — то подавай милостыню по мере сил. На этих днях Бог возведет тебя на апостольский престол Церкви города Феополиса, чтобы пасти тебе народ Его, который стяжал Своею Кровию Христос, истинный Бог наш. И еще раз скажу: подвизайтесь в делах милостыни и за веру православную, ибо такими жертвами благоугождается Бог.

     Спустя немного времени так действительно и случилось. А св. Ефрем, выслушав епископа, прославил Бога, воскликнув: "Сколько есть никому не ведомых рабов у Господа, и только Он Один знает их!"

 

38. Смерть нечестивого императора Анастасия

 

    Один христолюбец поведал нам следующее об императоре Анастасии. После того, как он изгнал патриархов константинопольских Евфимия и Македония и отправил их в ссылку к Понту в Евхаиты, по делу о соборе отцов, бывших в Халкидоне, сам император Анастасий видел во сне прекрасного мужа, одетого в белую одежду. Явившийся стоял против него, держал в руках исписанную книгу и читал ее. Перевернув пять листов, он прочитал имя императора и сказал ему: "Се — за твое зловерие я изглаждаю четырнадцать" — и изгладил своим перстом. Спустя два дня — вдруг сверкнула ослепительная молния и раздался страшный удар грома. Анастасий в ужасе испустил дух с невыразимой тоской. Это — воздаяние за то, что он нечестиво поступал против св. Церкви Христа Бога нашего и ссылал в ссылку ее пастырей.

 

39. Инок обители аввы Севериана, спасенный девицею от греха

 

     Когда я был в великой Антиохии, один из пресвитеров той Церкви рассказал мне следующее происшествие, о котором слышал от патриарха Анастасия. Один монах из монастыря аввы Севериана послан был на служение в область Елевферопольскую, и дорогой зашел к одному христолюбивому земледельцу. У него была одна дочь. Мать ее уже скончалась. Монах прожил в доме земледельца три дня. Всегдашний враг людей — диавол внушил брату нечистые помыслы и страсть к девице, и он искал удобного случая причинить ей насилие. Внушивший нечистую похоть диавол позаботился и об этом. Отец девицы по неотложной нужде отправился в Аскалон. Монах, видя, что в доме никого нет, кроме его и девушки, приступил к ней с явным намерением обесчестить ее. Увидав его в сильном волнении, в пылу нечистой похоти, девица сказала ему:

     - Успокойся, и не спеши причинить мне безчестие... Отец мой не вернется домой ни сегодня, ни завтра... Выслушай сперва, что я скажу тебе... Видит Бог, я готова удовлетворить твоей страсти...

     И, стараясь перехитрить монаха, девушка начала говорить ему:

     - Скажи мне, мой брат, сколько времени ты прожил в монастыре?

     - Семнадцать лет.

     - Имел ли ты сношения с женщинами?

     - Нет.

     - И ты теперь не прочь ради одного часа потерять весь свой подвиг!? 0, сколько раз ты проливал слезы, чтобы представить плоть свою Христу незапятнанной! И неужели из-за минутного наслаждения ты желаешь теперь лишиться всех своих трудов!?.. Погоди —  вот еще что: хорошо, я послушаюсь тебя... Но если ты падешь со мною, возьмешь ли ты меня к себе и будешь ли кормить?

    - Нет, - ответил монах.

    - Так я тебе скажу сущую правду, воскликнула девица: если ты обезчестишь меня, будешь виновником многих зол...

     - Каким образом? — спросил монах.

     - Во-первых, отвечала девушка, ты погубишь свою душу, а затем и моя погибшая душа взыщется на тебе. Знай — и я клянусь Тем, Кто сказал: "не лги" — знай, что если ты обезчестишь меня, я немедленно удавлюсь, и ты окажешься убийцей и будешь судим, как убийца! Чтобы не случилось этого, ступай-ка лучше в свой монастырь и там прилежно помолись обо мне.

     Монах пришел в себя, отрезвился и, оставив дом земледельца, возвратился в свой монастырь. Пав к ногам игумена, чистосердечно раскаялся и молил, чтобы ему никогда более не отлучаться из монастыря. Прожив еще три месяца, он отошел ко Господу.

 

40. Жизнь аввы Космы евнуха

 

     Авва Василий, пресвитер Византийского монастыря. Рассказал нам следующее: "Пришлось мне быть в Феополисе у патриарха аввы Григория. В это время пришел из Иерусалима авва Косма евнух, из лавры Фаран. То был истинный монах и строгий ревнитель православной веры. К тому же он был весьма сведущ в Св. Писании. Спустя несколько дней, старец скончался. Желая почтить его останки, патриарх приказал похоронить, его в гробнице, где покоился уже епископ. Спустя два дня я пришел поклониться гробнице старца. На гробнице возлежал один бедный, расслабленный, просивший милостыню у входивших во храм. Я поклонился трижды и произнес пресвитерскую молитву. Увидав это, нищий сказал мне:

     - Отец мой, воистину, велик был этот старец, которого вы здесь похоронили за два дня.

     - Откуда ты это знаешь? — спросил я.

     - Двенадцать лет я был расслабленным, отвечал нищий, и чрез него я получил исцеление от Господа. И всякий раз, как я бываю в печали, он приходит утешать меня и доставляет мне облегчение. Мало того — я расскажу тебе еще об одном дивном явлении. С тех пор, как погребен здесь старец, я слышу громкий голос его, обращенный к епископу: "Не прикасайся ко мне! Уйди прочь! Не приближайся ко мне, еретик и враг истины и святой Божией кафолической Церкви"!

     Услышавши это от исцеленного расслабленного, я пришел и рассказал обо всем патриарху. Вместе с тем я просил св. мужа о том, чтобы взять тело старца и перенести в другую гробницу.

     - Поверьте мне, чада, возразил патриарх, что авва Косма нисколько не оскорбляется близостью еретика. Все это произошло для того, чтобы показать нам после его кончины добродетель его и ревность по вере, которую он выказывал при жизни. Вместе с тем нам открыт и образ мыслей епископа, чтобы мы не считали его православным.

     Вот что еще рассказал нам тот же авва Василий о старце авве Косме: я посетил его в лавре Фаран. Старец рассказывал мне: пришла мне в голову мысль, что значат слова Господа Его ученикам: "Имеющий одежду, пусть продаст ее и купит нож". Ученики отвечали Ему: "Вот два ножа". Я много размышлял и не мог уяснить себе смысла этих слов. Несмотря на сильный зной полуденного солнца, я вышел из моей келлии, чтобы пойти в лавру Башен к авве Феофилу и спросить его. Проходя пустыней близ Каламона, я увидал огромного змея, который сползал с горы к Каламону. Змей был так велик, что при своих движениях представлял вид как бы свода, и я прошел невредимо под этим сводом. Я понял, что диавол хотел ослабить мое усердие, но мне помогли молитвы старца. Придя к авве Феофилу, я спросил его о словах Писания. "Два ножа, - отвечал Феофил, - означают двоякую добродетель: созерцание и добрые дела. Имеющий то и другое достигает совершенства".

     У аввы Космы я был еще в лавре Фаран. Там он  пробыл десять лет. Во время одного душеспасительного разговора приведено было изречение св. Афанасия, архиепископа Александрийского. При этом старец сказал мне: "Если встретится тебе слово св. Афанасия и не будешь иметь при себе бумаги, возьми и запиши его на своей одежде". Столь великое уважение питал старец к св. отцам и учителям нашим!

      Вот что еще передавали нам об нем: в ночь под воскресные дни стоял с вечера до самого утра, пел псалмы и читал, совсем не садясь, в своей келлии и в храме. На восходе солнца окончивши правило, он садился читать св. Евангелие — до начала службы.

 

41. Жизнь Павла из Аназарва

 

     В той же самой лавре Фаран мы видели авву Павла. Это был святой муж, пламеневший любовию к Богу, необыкновено кроткий и великий подвижник. Он ежедневно проливал обильные слезы. Я не знаю, приходилось ли мне в моей жизни встречать другого, подобного ему. Этот св. старец провел в уединении около пятидесяти лет, довольствовался только дарами Церкви и хранил совершенное безмолвие. Родом он был из Аназарва.

 

42. Жизнь аввы Авксанона, раба Божия

 

     В той же самой лавре довелось нам увидать и авву Авксанона, в его келлии. Он отличался милостию и воздержанием. В своем уединении он проводил столь строгую жизнь, что в четыре дня вкушал одну только просфору в двадцать лепт ценою. А иногда и в течение всей недели довольствовался одной просфорой. Под конец жизни этот великий отец заболел расстройством желудка. Мы перенесли его в патриаршую больницу во св. граде. Однажды, когда мы находились при нем, авва Конон, настоятель обители св. отца нашего Саввы, прислал ему в платке благословенный хлеб и шесть номисм, наказавши сказать ему при этом : "Прости меня: недуг не дозволяет мне самому придти и приветствовать тебя". Старец принял хлеб, а монеты отослал обратно, прося передать пославшему: "Если бы, отец мой, Богу угодно было продлить мою жизнь, то я имею еще десять номисм. Когда издержу их, пришлю сказать вам. Но знай, отец мой, что чрез два дня я расстанусь с этим миром". Так и случилось. Мы перенесли его в лавру Фаран и там похоронили. Блаженный старец раньше был синкеллом свв. Евстохия и Григория. Оставив обоих, он, ради духовного совершенства, удалился в пустыню. Родом был из Анкиры галатийской.

 

43. Ужасная смерть нечестивого Солунского архиепископа Фалалея

 

     В Фессалонике был один архиепископ, по имени Фалалей. Он не боялся ни Бога, ни будущего воздаяния, презирал христианское учение, ни во что ставил, несчастный, и свой священный сан — словом, то был не пастырь, а лютый волк. Отвергая поклонение Святой Единосущной Троице (прости, Господи!), он служил идолам... Церковные власти того времени соборным определением лишили его епископского сана. Прошло немного времени, и Фалалей, совсем потеряв совесть, вздумал снова возвратить себе священный сан. По слову премудрого Соломона — злата всяческая послушают... вот и этот епископ был приглашен вернуться в свою епископию... Он ведь побывал в Константинополе, где власти, по слову пророка Исаии, оправдали нечестивого даров ради, и, еже есть праведное праведного, взимали от него (Исаии V, 23)... Однако Бог не оставил Своей Церкви без попечения: Он отверг, как неугодное Ему, определение, составленное вопреки апостольским правилам. Однажды Фалалей облачился в пышные одежды, намереваясь представиться властям, чтобы, согласно постановлению, принять утверждение в прежнем своем сане. Он уже готов был выйти из дому, как вдруг, почувствовав боль в желудке, должен был удалиться для отправления естественной нужды. Там он пробыл два часа. Видя, что он не выходит, некоторые из дожидавшихся его снаружи вошли в отхожее место сказать ему, чтобы он выходил, и нашли, что голова его застряла внизу в нечистом отверстии, а ноги торчат кверху... Несчастный погиб вечной смертью, столь же ужасной, как и нечестивый богоборец Арий. Арий также надеялся насильственно войти в церковь при помощи властей, но дивный великого совета Ангел святой Божией Церкви поразил его: в отхожем месте разорвались его внутренности, носившие в себе богохульство... Так и Фалалей надеялся было при помощи беззаконного содействия властей сотворить еще горшие прежнего злодеяния, но ангел Церкви Солунской, вместе с великим мучеником Димитрием, не допустили этого: там, где он сидел, замышляя вместе с подстрекавшим его нечистым демоном козни против св. Божией Церкви, безбожная голова раба неключимого застряла внизу в смрадном месте, а ноги, не ходившие прямыми путями по земле, оказались торчащими на воздухе, в знамение грядущего осуждения, и того, как страшно впасть в руки Бога Живого.

 

44. Жизнь старца-инока близ города Антинои

 и о молитве за усопших

 

      Когда мы пришли в Фиваиду и один старец рассказывал нам: за городом Антиноей жил великий старец, проживший в своей келлии около семидесяти лет. У него было десять учеников. Один из них был очень нерадив. Старец не раз уговаривал и молил его: "Брат, подумай о своей душе. Придет смерть и вместе с нею — кара". Но брат никогда не слушал старца и не принимал к сердцу его слов. Спустя немного времени этот брат скончался. Много печалился о нем старец: он знал, что он покинул этот мир в великом нерадении и безпечности. И начал старец молиться: "Господи Иисусе Христе, истинный Бог наш, покажи мне, что сталось с душею брата". И вот как бы в забытьи он видит огненную реку. В огне — великое множество осужденных, и среди них — брат, погруженный по шею. Не ради ли этой муки я молил тебя, чадо, чтобы ты позаботился о своей душе?

     - Благодарю Бога, отец мой, что хотя моя голова свободна от мучений. По молитвам твоим я стою над головою епископа.

 

45. Жизнь инока, подвизавшегося на горе Елеонской, и о почитании образа Пресвятой Богородицы

 

     Один из старцев передал нам следующий рассказ аввы Феодора Илиотского: на горе Елеонской жил затворник, великий подвижник. Диавол сильно обуревал его блудными помыслами. Однажды при страшном нападении диавола старец, потеряв терпение, воскликнул: "Когда же, наконец, ты оставишь меня в покое? Отступи от меня, по крайней мере, в моей старости!" Тогда диавол видимым образом явился старцу.

     - Поклянись мне, что никому не откроешь того, что скажу тебе, и я перестану нападать на тебя.

     - Клянусь Живущим на небе, — поклялся старец, — что никому не открою сказанного тобою.

     - Перестань поклоняться вот этому образу, — сказал диавол, — и я прекращаю брань на тебя.

     На иконе было изображение Владычицы нашей  Пресвятой Богородицы Марии с Предвечным Младенцем - Господом нашим Иисусом Христом.

     - Дай мне подумать, — ответил старец.

     На следующий день старец передал обо всем авве Феодору Илиотскому, жившему тогда в лавре Фаран. От него и мы узнали.

  - Воистину, авва, ты поруган, потому что поклялся, — сказал ему авва Феодор, — но хорошо поступил, что не умолчал. Знай, что нет греха гибельнее и ужаснее, как отречься от поклонения Господу нашему Иисусу Христу и Его Матери.

     После этого, успокоив и подкрепив старца различными наставлениями, авва Феодор удалился к себе. Снова является затворнику диавол.

     - Что-ж это значит, негодный старик !? — сказал диавол. — Не клялся ли ты мне, что никому не будешь говорить? Зачем ты рассказал все пришедшему к тебе? Знай, что ты будешь осужден в день суда, как клятвопреступник!..

     - Не тебе, клятвопреступнику, уличать меня! — отвечал старец. — Сам знаю, что я клялся и нарушил свою клятву, но не перед тобою, а пред Господом и Творцом моим. Тебя же слушать не стану: ты-то вот уж, подлинно подвергнешься неизбежной каре,  как первовиновник всякого зла и клятвопреступник!..

 

 


    Автор проекта и составитель - Александр Петров (Россия)

 Студия "Мастерская маршала Линь Бяо"

 Copyright (С) 2000-2004 by Alexander Petrov (Russia). All right reserved.       Webmaster: petrov-gallery@yandex.ru

 


Внешний вид, физика против морщин омоложение лица.